Просветители по профессии: Вера Юдинцева о проектах Института книги и эпохе поэзии

Катерина Романенко
17:10, 03 декабря 2014
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Пару недель назад были объявлены лауреаты премии Просветитель — в этом году ими стали Ася Казанцева и Сергей Яров. Ещё чуть раньше стало известно, что День Просветителя попал в число финалистов независимой премии The Moscow Times Awards. И то, и другое, и много что ещё — проекты, которые реализует замечательная организация Институт книги. Чем не повод опубликовать интервью с руководителем проектов этой организации Верой Юдинцевой, в котором она рассказала мне, что такое Институт книги, какими проектами он занимается, чего ему удалось добиться, что происходит в книжном мире и почему наши дни — эпоха поэзии.

Про Институт Книги

Институт книги — это некоммерческая организация, которая существует уже довольно долго, больше семи лет. Она занимается самыми разными культурными проектами, связанными, так или иначе, с книгой. В своей работе мы стараемся ориентироваться одновременно на авторов и на читателей и действовать в интересах и тех, и других.

Вера in action

Вера in action

У нас есть наш идейный руководитель, источник вдохновения, безумных идей и всяческих активностей — наш программный директор Александр Гаврилов, который, как атлант, несёт на себе Институт книги. Кроме него, ещё работает 4 человека, 4 девушки. Я — руководитель проектов, координатор двух наших самых крупных затей — премий «Просветитель» и «ПолитПросвет»; поэтической программой по большей части занимаюсь тоже я. Саша — стратегический и креативный руководитель, а я его идеи и вдохновение стараюсь претворять в жизнь на практическом уровне. Кроме меня, есть наш исполнительный директор, который отвечает за самое важное — документы и деньги. У нас есть пиарщик, который занимается общением с прессой, приглашением публики, рассылками, релизами, анонсами и всем-всем этим. И есть ещё менеджер проектов, моя напарница, с которой мы делим обязанности и которая помогает мне реализовывать то, что я напланировала. Команда у нас небольшая, очень дружная, и мы все достаточно давно работаем вместе.

Мы — некоммерческая организация. В основном мы предпочитаем работать с частными заказчиками, такими, как фонд «Династия» или фонд «Либеральная миссия», а не с государством, потому что часто так получается немного проще, меньше документов и бюрократии. Но и с государством случаются хорошие истории тоже. Как в любом некоммерческом проекте, зарплаты сотрудников заложены в расходы на проект. У нас нет своей прибыли, но средства на то, чтобы существовать как организация, платить зарплаты и покрывать какие-то наши минимальные офисные нужды, мы получаем из бюджета наших больших проектов. На все наши крупные проекты у нас есть спонсоры и партнёры.

Про проекты Института Книги

Один из самых главных наших проектов — это премия «Просветитель», её инициатор, организатор и спонсор — фонд «Династия». Придумал её Дмитрий Борисович Зимин, основатель и почетный президент компании «Вымпелком» и основатель фонда «Династия». А мы, по сути, реализуем этот проект для фонда «Династия», который очень многое делает для поддержки науки и образования в целом. Она ежегодная, в этом году вручается уже в седьмой раз. Просветитель — премия за лучшие научно-популярные книги, написанные на русском языке. Она предназначена одновременно и для авторов, и для читателей.

Авторы получают призы: лауреаты обеих номинаций, «Точные науки» и «Гуманитарные науки», получают по 700 000 рублей; финалисты, которых 8 каждый год, все получают приз в 100 000 рублей; издательства, которые выпустили книжки лауреатов, получают 130 000 на продвижение книги и на проведение каких-то активностей вокруг этих книг. Кроме того, у «Династии» есть своя издательская программа — в основном, правда, она занимается переводной нон-фикшн литературой.

Читатели получают главное — книжки. Во-первых, мы рассылаем в 125 библиотек в стране комплект из 8 книжек финалистов, чтобы люди могли иметь возможность в других городах эти книжки прочитать. Во-вторых, мы выкладываем книжки на нашем сайте, чтобы их можно было прочитать в электронном виде. Мы способствуем связи между издательствами и электронным книжным магазином Литрес, чтобы те, у кого договора с Литресом нет, заключили его, и книга попала в электронный книжный магазин тоже. Мы уже договорились о дружбе с Bookmate и начинаем работать над полкой Просветителя в Bookmate. Потом, книжки мы распространяем через Фаланстер и Dodo Magic Bookroom. Конечно, те, которые изданы крупными издательствами, и сами попадают в книжные магазины столицы, но есть какие-то книжки, которые вышли в издательствах при университетах или изданы каким-то ещё сложным способом, и их мало. Мы их покупаем и отдаём в книжные магазины, чтобы они тоже нашли дорогу к читателю.

Ещё мы проводим живые и дистанционные лекции всех наших авторов. Есть основной цикл живых лекций, он проходит в феврале-марте каждого года. Их читают финалисты, которые были объявлены осенью. Мы их делаем совместно с лекторием Политехнического музея, собираем до 250 человек на одной лекции. Все лекции записываются на видео, видео выкладываются на наш сайт. Плюс есть живые лекции в разных других местах, и в Москве, в библиотеках, в парках, и в других городах. В Москве, например, мы всегда проводим лекции на Бульваре читателей в День города или на Библионочь, просто сотрудничаем с библиотеками, где тоже проводим разные мероприятия. Часто принимаем участие во всяких фестивалях — Московском книжном фестивале, в этом году делали лекционную программу на фестивале Политех на ВДНХ.

Кроме того, каждый год мы проводим минимум 10 выездных лекций в разных городах. Спикеры — финалисты этого и прошлых лет. У нас есть лекционный цикл в Ясной поляне, есть совместный с «Династией» лекционный цикл в Нижнем Новгороде, который называется «Пробелы образования». Каждый год мы ездим в библиотеки, куда отправляем наши книги — Казань, Якутск, Пермь; в этом году будет Иркутск, Томск и Воронеж. Довольно часто мы делаем две лекции — одну в библиотеке, вторую на открытой городской площадке.

Ещё есть дистанционные онлайн-лекции из нашей студии, в режиме реального времени они транслируются в библиотеки, с которыми мы работаем — не во все, правда, а по часовым поясам. Мы их заранее анонсируем, библиотека вывешивает у себя анонс, собирает людей, которые сидят в каждой библиотеке по 20-30-40 человек и смотрят на большом экране наши лекции, а в конце задают вопросы. Это всё транслируется, естественно, у нас на сайте в реальном времени, после чего доступно в записи, то есть лекции можно откуда угодно посмотреть, не только из библиотеки.

Теперь о том, как устроена работа самой премии. Первичный отбор осуществляет оргкомитет премии Просветитель, он обрабатывает порядка ста заявок и формирует длинный список из 25 книг. А жюри читает 25 книг, выбирает 8, страшно спорит, до хрипоты иногда. В жюри входят 7 человек, они ротируются каждый год. Лауреаты этого года атоматически становятся членами жюри следующего сезона.

Мы объявляем новый сезон обычно в феврале, и с февраля по конец мая идёт приём заявок. Затем в течение первых двух недель июня мы выбираем 25 книжек и объявляем их, обычно 11-14 июня. Потом в течение лета жюри читает все 25 книг, и в сентябре мы объявляем короткий список. В ноябре проходит церемония и объявляются лауреаты.

Внутри премии Просветитель есть новый проект, который называется День просветителя. Целый день в самых разных местах в Москве проводятся просветительские мероприятия самого разного формата. Организатор — фонд «Династия» и премия «Просветитель». Это не только наши обычные научно-популярные лекции, но и открытые уроки, и экскурсии, и дискуссии, и круглые столы, и всякое разное. В прошлом году площадками были почти все крупные музеи, библиотеки, обсерватория, зоопарк. В этом году добавились необычные площадки — троллейбус «Бэшка» и центр Рогачева, где совместно с фондом «Подари жизнь» Илья Колмановский проводил с маленькими пациентами лапароскопическую операцию на манекене. Для каждой площадки мероприятия подбираются тематически связанные, в зоопарке про животных, в обсерватории проводит экскурсию известный астроном, ну и так далее. В дальнейших планах — расширить День просветителя. Во-первых, проводить его не один день, а два дня, а во-вторых, постепенно расползаться, делать это не только в Москве, но и в других городах. Мечта Дмитрия Борисовича Зимина, который, собственно, придумал этот День и уверен, что у нас дефицит нормальных осмысленных праздников в стране, чтобы День Просветителя стал таким настоящим объединяющим разумным праздником — когда-нибудь, может быть, даже всероссийским.

Второй наш крупный проект — премия «ПолитПросвет». Эта премия проводится под эгидой фонда «Либеральная миссия». Это премия для журналистов и публицистов, которые пишут о России на русском языке на общественно-политические темы. Это не совсем книги, но тоже печатный текст. Здесь авторы тоже получают призы, а вместо издательств награждуются редакции СМИ. Так же, как и в Просветителе, есть лекционная программа в университетах, мы её делаем вместе с фондом Либеральная миссия, который является спонсором и главным партнёром премии. И ещё мы издаём книжку, куда входят статьи пяти финалистов и лауреата. Они все с разрешения всех редакций печатаются в специальном сборнике для некоммерческого использования, и эти книжечки рассылаются по университетским библиотекам страны — более ста библиотек.

В конце января объявляем новый сезон «ПолитПросвета», принимаем заявки. В конце марта объявляется длинный список, а в конце апреля короткий. В конце мая, обычно 29-30 мая, проходит церемония, которую мы проводим на свежем воздухе — в парке или вот в прошлом году во дворе музея Москвы. У этой премии тоже есть жюри, оно каждый год меняется и состоит в основном из журналистов в разных областях, как исследователей и аналитиков, так и публицистов, в общем, представляющих разные сферы. Заявки принимаются от членов жюри и оргкомитета, совета фонда Либеральная миссия, от редакций любых СМИ. Здесь, в отличие от Просветителя, и длинный, и короткий список определяет жюри, оргкомитет принимает только решения, связанные с устройством премии. В длинный список входит 25 авторов, в короткий — пять. Журналисты награждаются за конкрентный материал или несколько материалов, не обязательно на одну тему, это категория «Персона». Вторая номинация — «Грата» — вручается редакции СМИ за совокупность заслуг. Впрочем, в следующем, 2015 году, в этой премии будут некоторые изменения — пока не могу раскрывать секретов, но мы готовим сюрпризы!

Ещё у нас есть поэтическая программа. Первый проект — Послы поэзии, суть его в том, чтобы совершать взаимный поэтический обмен с разными странами. Придумал изначально все это поэт и культуртрегер Сережа Тимофеев из рижской группы «Орбита». Выглядит это таким образом: мы вместе с нашими партнёрами из какой-то страны составляем список участников, в который входят российские поэты и поэты этой страны. Вместе выбираем их тексты, переводим — русские на язык этой страны, зарубежные на русский — и проводим два литературных вечера, один в Москве и один в этой стране. Вечера двуязычные. На вечере звучат стихи в оригинале, переводы, а иногда скорее переложения или такие произведения на тему и по мотивам, созданные русскими авторами. Уже состоялись такие поэтические обмены с Латвией, Польшей, сейчас работаем с Британией и Германией, надеемся расширять географию.

Дмитрий Воденников на поэтической пятнице в ГМИИ им. Пушкина

Дмитрий Воденников на поэтической пятнице в ГМИИ им. Пушкина

Второй поэтический проект — поэтические пятницы совместно с ГМИИ им. Пушкина. В музее проходят каждую пятницу экскурсии, дискуссии, лекции и другие мероприятия, а мы решили внести туда ноту поэзии. Проводим две поэтические пятницы в месяц. Пока только начали. Это вечера поэзии, приуроченные к текущим выставкам в Пушкинском музее, на которые мы приглашаем поэтов и специалистов по поэзии читать свои и не свои стихи. Уже выступили Дмитрий Воденников, Максим Амелин, Сергей Летов и Александр Александров, в декабре будут Сергей Волков и Ольга Вайнштейн. И после Нового года еще будут новые прекрасные имена.


Про результаты и то, что происходит вокруг

В первый год существования премии «Просветитель» была одна номинация, книжек еле нашли достаточно для номинации. Все говорили: «Ну ребята, может быть, ещё на год вам хватит, а дальше что будете делать?». Но вот уже седьмой год, и каждый год поступает больше ста заявок в обеих категориях, из которых мы формируем длинный и короткий списки. И вот эти 25 книг длинного списка — это очень достойные книги, не притянутые за уши, а действительно отличные издания. Мы не заполняем список чем придется, мы выбираем, и спорим, и это сложно.

Из основных направлений, по которым мы работаем, с научно-популярным направлением всё хорошо: я вижу, что интерес растёт, количество посетителей наших живых лекций в Москве растёт, количество читателей и интересующихся людей тоже. Это видно даже по количеству желающих попасть на церемонию награждения — она, конечно, не для читателей, а для издателей, научных журналистов, критиков — в общем, профессионалов, но количество людей, которые хотят туда попасть, явно говорит о том, что интерес возрос. Последние несколько лет стало очень модно читать нонфикшн, и это прекрасная мода, пусть она дальше продолжается и распространяется.

С премией «ПолитПросвет» ситуация, как можно догадаться, несколько иная. Например, в позапрошлом году в категории «Грата» мы награждали телеканал Дождь, в прошлом году — редакцию Ленты.ру при Галине Тимченко. И я уже каждый раз боюсь, когда мы кого-то выбираем, мне кажется, что мы невольно становимся такой Кассандрой. Конечно, здесь поле сужается с каждым годом, но нам кажется, что это проект важный, что это проект нужный, и наша работа — трудная, не дай бог, станет опасной — но она становится только нужнее.

Что касается поэтической программы… Мне кажется, что сейчас у нас эпоха поэзии. Я всем задаю этот вопрос, и мне все на него отвечают очень по-разному. Далеко не все так чувствуют, но вот в рамках Послов поэзии у нас был вечер немецкой и русской поэзии, Вера Полозкова и Бас Бётхер. 10 градусов и проливной дождь, парк, и пришли 250, может, 300 человек — я не могла посчитать под зонтиками всех, но какое-то невероятное количество человек для парка в такую погоду — люди, которые, затаив дыхание, не шурша ни одной бумажкой, стоят и слушают немецкого поэта и русскую поэтессу… Я всё понимаю, Вера Полозкова — самая популярная наша поэтесса и, конечно, она собирает залы, стадионы, далеко не все это делают, но тем не менее. Это было очень сильное впечатление. Я чувствую живой интерес. Когда на польских поэтов к нам приходит 150 человек — это, мне кажется, очень здорово. Потому что это польская поэзия, которую у нас мало кто знает, которую специально перевели только к этому мероприятию — и приходят люди слушать стихи! Новая история в Музее имени Пушкина показывает, что каждую пятницу вечером 100, 200 человек, разного возраста, разных профессий, идут не в бар и не в клуб, а послушать стихи. Это удивительно, и, честно скажу, это вселяет в меня оптимизм.

«Послы поэзии» в Библиотеке-читальне им. Тургенева в январе 2014 (читает Вера Полозкова)

«Послы поэзии» в Библиотеке-читальне им. Тургенева в январе 2014 (читает Вера Полозкова)

С чем это связано? Я не думаю, что это жадность до мероприятий, за два с половиной года работы я поняла, что количество самых разных мероприятий в Москве такое, что в любой вечер ты можешь найти, куда пойти. Даже чересчур: выбор слишком богатый, часто, люди не могут выбрать и просто никуда не идут. Поэтому жадности до мероприятий, наверное, нет. А вот почему эпоха поэзии… мне кажется, мы сможем дать ответ через несколько лет. Изнутри слишком много шума и трудно понять, что главное. Сейчас, например, историки литературы про какие-то периоды ХХ века говорят, что то была эпоха прозы, а это была эпоха поэзии, извне, на расстоянии это виднее. 60-е годы XX века — понятно, что это поэзия, стадионы, спонтанные чтения, Большая Аудитория Политехнического музея и всё это. Прозы тоже писалось очень много, но сердца людские больше дышали поэзией. Почему так происходит — не знаю, мне трудно установить закономерность и ответить на этот вопрос, скорее это к кому-то, кто занимается историей литературы того времени, а я-то ненастоящий сварщик. И наверное, через несколько лет это будет яснее и, может быть, выяснится, что я на самом деле не права, и самые значимые вещи создаются сейчас в прозе, а не в поэзии. Но изнутри истории мне кажется, что интерес к поэзии растёт, и количество людей, которые покупают поэтические книжки, ходят на поэтические вечера и вообще как-то про это думают и говорят, больше, чем это было пять или десять лет назад.

Что ещё происходит с книжным миром — конечно, электронные книги. Я сама очень много их читаю. Бумажные покупаю в тех случаях, если нельзя никак иначе достать, или если книжка мне очень дорога, или если я хочу, чтобы автор мне её подписал. Но в целом, большую часть я читаю в электронном виде, и поэтому я постоянно ищу электронные книги. Я думаю, что пираты до поры до времени выполняли просто ту функцию, которую кто-то должен был выполнять — выкладывали контент. Если ты не можешь купить книгу легально, но можешь найти её электронную пиратскую — конечно, ты её возьмёшь там, потому что тебе книга нужна. Если легальные электронные библиотеки и магазины представляют бОльший выбор контента и в более удобном виде, качественные, вычитанные тексты в разных форматах — они будут более успешными, вот, собственно, и всё. Просто спрос и предложение, никакой идеологии.

Те же электронные библиотеки — мне кажется, это очень хорошая история, потому что ты платишь небольшие деньги за подписку и читаешь. Если я буду покупать все книги, которые я читаю, даже в электронном виде, не бумажном, — это уже за месяц какая-то существенная сумма, потому что мне по работе и для себя надо миллион современных книг: и бизнес, и нонфикшн, и художественных. А подписка очень удобный и недорогой формат, который кто угодно может себе позволить, даже студент. Поэтому я думаю, что будущее за такими сервисами, предоставляющими всё по подписке. А бумажные книги, я думаю, никуда не денутся, всегда с нами будут, но чем дальше, тем больше будут становиться предметом роскоши — подарок, или элемент коллекции, или что-то для души.

У нас, кстати, в Институте книги есть направление работы с электронными книгами, поскольку мы считаем, что книга — это текст и произведение, а не носитель. Поэтому мы дружим с Литресом и с Bookmate. Делали такой проект, эксперимент, про книжку Александра Архангельского «Музей революции». Мы её сделали сначала электронную, и только потом издательство АСТ выпустило бумажную книгу. Электронную прочитало больше людей, чем бумажную, в общей сложности за первый год получилось порядка 4000 читателей, точно сейчас не скажу, и это больше, чем бумажный тираж. Это была интересная история — Александр Николаевич опубликовал в блоге заявление, попросил пиратов не трогать пока книжку. И они не трогали три месяца, на Флибусте все остальные электронные книжки были, а новой ещё не было. Им поставили какую-то конкретную дату, они, по-моему, недельку не дотерпели до установленного срока. Мы считаем, что они большие молодцы и настоящие джентльмены.

Про то, почему мы читаем

Мне кажется, что люди читают уже очень долго, и появление новых медиа и новых каналов передачи информации не должно на это сильно повлиять. Но это же разговор, который повторяется при каждой технологической смене. Что джаз убьёт оперу, а радио убьёт джаз, а телевидение убьёт театр, ну и так далее. А что мы видим? Никто никого не убивает. В результате все как-то уживаются, делят аудиторию, и кто-то остаётся с оперой, а кто-то — с джазом.

Про оперу, например, очень хороший пример. Так получилось, что я её внезапно стала очень любить и интересоваться и хожу в оперу примерно каждый месяц. Так вот, каждый раз полный зал, на премьерах битком, и даже на обычных показах аншлаг.

Меняются какие-то приоритеты внутри чтения. Очень много бизнес-литературы, нонфикшн-литературы, причём разной. Может, действительно есть смещение акцента в эту сторону, люди больше читают не для развлечения, а скорее для познания, для какой-то практической пользы. Бешеную популярность приобретают книжки, которые как-то учат жить — это и бизнес-литература, и на стыке с ней, всякие книжки про то, как за сто дней стать умнее, красивее, богаче, успешнее, выйти замуж. Явно есть какой-то запрос от людей, которые немножко теряются в своей жизни, и им нужен кто-то умный, авторитетный, кто со страниц книжки даст им советы. А раз напечатано — значит, плохого не посоветуют.

Может быть, количество людей, которые много читают художественной литературы, ещё немножечко уменьшится, но потом дойдёт до какой-то точки, вот как с любителями оперы, и они будут такой особой нишей, причём достаточно большой. Всё-таки российская культура — она же книгоцентричная вся насквозь, никуда от этого не деться. Мы читаем тексты, видим тексты, разговариваем текстами, коммуницируем текстами. Всё течет, всё меняется, но пока она перестроится и станет какой-нибудь совсем принципиально другой, визуальной, например, очень много лет пройдет. На наш век точно хватит. Будем продолжать читать.


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки