Donate
Society and Politics

Мыслить Чернословакией

Oleh Khiora08/04/19 11:231.3K🔥
Фильм «Красная жара»
Фильм «Красная жара»

Все самое дикое, необузданное и аутентичное, что есть в Восточной Европе, и то, как эту территорию и её культурное достояние видят иностранцы, являет собой Чернословакия. Это гремучая смесь, которая вышла из–под контроля.

Чернословакия это не сумма подвигов и свершений — это брутальный спецагент Иван Данко из кинофильма «Красная Жара».

Чернословакия — это состояние души. Иногда и тела, но только при большом алкогольным опьянением. Фунфырики и катанка — сома и амброзия чернословацких богов. Рыночная олимпийка и Armani из секонд-хенда — доспехи чернословацких богов. А тюнингованые Жигули — характернейшая колесница этих самых богов.

Феномен Чернословакии воспринимается интуитивно и никак иначе. Он схатывается периферией чувственных восприятий. Чернословакия — это мета-территория со своим особым жизненным укладом, своей эстетикой и своей этикой. Особый жизненный уклад — пережитки пост-колониального прошлого и олигархического настоящего. Своя эстетика — Кучма, Стэпан Гига, Раиса Кириченко и её «панэ полковныку мий синёокый», панельные дома, разваленные хаты, советская техника и китайская одежда. Такова эстетика Чернословакии, если вкратце.

Этика Чернословакии — закон джунглей. Кто сильнее — тот и прав, кто быстрее — тот и жив. Отсюда и олигархат. Поэтому и пост-колониализм.

Из развлечений — алкоголь. Он дешевый, простой и понятный. Для гурманов — есть что-то дурманящее, а купить можно всегда и везде лишь перейдя по ссылке со стены дома. Для любителей активного образа жизни всегда есть ночные клубы и дискотеки — в них показывается доблесть, честь и готовность умереть за зря.

Что касается финансовой стороны — здесь всегда есть возможность подработать на застройках, съездить в командировку« на бурштын» или «на клубнику». После клубники еще возвращаются, после бурштына — реже.

Если определить Чернословакию через искусство, то это будет однозначно что-то на грани магического реализма и аграрного декаданса. Если определить Чернословакию через спорт — этот будет борьба. Борьба не на жизнь, а не выживание. В науке — что-то среднее между ядерной физикой и антиевгеникой.

Этот дух проглядывается сквозь поэтические рассказы Подервянского и реалистические пейзажи Балабанова; витает в сериалах «Бригада» и «Улицы разбитых фонарей».

Здесь криминал заменил политику, а экономика стала искусством. Старые атеистические женщины заговаривают овощи на долгое хранение, а за кухонным столом совершаются редкие геополитические споры. Начальник ЖКХ — наместник Бога, главные милиционер — практически Бог.

Территория временно упорядоченного хаоса, где на выборах побеждает не демократический кандидат, а огневое преимущество.

В западных фильмах этот дух передан посредством целого ряда фильмов, где пост-совесткое пространство показывается филиалом ада. Создан образ типичного местного. Это такой себе сферический Виктор Данко (Красная жара, 1988) в вакууме. Он обязательно мафиози, спецагент, националист и скорее всего даже террорист. Если не все сразу, то что-то одно из этого спаска всегда есть у парня из Истерн Ивроп в представлении американцев. Отрицай не отрицай, а по факту то оно так есть.

Естественно, что это не более чем предрассудки, но взяты они не на пустом месте. В одном из американских фильмов Москва 90-х показана как грязный и дикий город, где на улицах отвратительные люди с карикатурными рожами, а в лужах которого может утонуть даже лошадь. Это плод больного воображения, либо максимально толстый троллинг, но тем не менее отчасти имеет что-то общее с действительным положением дел того времени.

Первичное накопление капитала в 90-х и полный упадок экономики со всеми вытекающими стали причиной возможных и невозможных дикостей. Поэтому не стоит рассказывать о том, что злые американцы из ничего создают образ дикого восточноевропейца.

Образ типичного восточноевропейца, сам восточноевропеец и его жизненный уклад — это есть там самая Чернословакия. Она растянута во времени, пространстве, но ты её всегда можешь найти, выйдя из уютненького интернета за хлебом.

Author

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About