Create post

Вадим Климов. Торжество стереотипа

Вадим Климов 🔥

В 1970-х годах в ФРГ был осуществлен эксперимент, в ходе которого воспитанников детских домов с криминальным прошлым отдавали под опекунство педофилам. Эксперимент предложил профессор психологии и педагогики Гельмут Кентлер, который считал, что сексуальная связь с опекуном поможет неблагополучным подросткам преодолеть криминальные наклонности.

О подобном эксперименте я узнал из записи популярного блогера, который экспрессивно возмущался, как такое могло происходить в развитой стране и почему руководителя эксперимента до сих пор не подвергли остракизму и тотальному вычленению с научной карты цивилизации.

Очевидно, что если бы блогер был озабочен помощью или вредом подросткам, то в первую очередь осведомился бы о результатах эксперимента — дальнейшей судьбе подпавших под педофильскую опеку. Однако блогер сосредоточился на другом полюсе — на том, что нечто, существующее в ином культурном пространстве, не соответствует его моральным представлениям.

Удивительно, насколько эгоцентричными могут быть комментаторы прошлого. Подобно персонажам сюрреалистического фильма Луиса Бунюэля «Ангел-истребитель» («El angel exterminador», 1962) они не могут выйти за рамки причудливых стереотипов своего времени и места.

Специфика нового российского консерватизма, предостерегающего индивида от всего, что могло бы развеять его безграничную скуку, возведена в степень абсолюта, морального императива, одно обсуждение которого уже постыдно и недопустимо.

Вряд ли имеет смысл требовать от блогера знакомства с научной методологией, невозможной без многочисленных экспериментов, в том числе и социальных, однако самые тривиальные знания недавнего прошлого должны присутствовать даже в голове популярного блогера.

Alex Howit

Alex Howit

В Европе 1970-х уже случилась сексуальная революция, серьезно преобразившая культуру взаимоотношений, западный мир разрывали социальные и политические противоречия, под действием которых радикальные группы переходили «от протеста — к сопротивлению» (Ульрика Майнхоф)…

Однако восприятие популярного блогера образца 2016-го года как будто полностью освобождено от исторического контекста. Он вооружен лишь линейкой собственной посредственности, и любое явление, как бы далеко оно от него не отстояло, измеряет этой линейкой.

Критика превращается в истерику, произрастающую из невежества, отсутствия элементарной деликатности ко всем прочим контекстам, кроме своего собственного, который вдобавок стремительно меняется вслед за «моральным большинством».

Любопытный нюанс: филистерство, подобное описанному, становится все более привычным. Однако обыватель существует ровно в той мере, в которой сливается с культурным фоном своего времени и места. Он является не субъектом, а объектом, вещью, которую можно потрогать или передвинуть живым акторам.

Однако социальный консенсус, называемый реальностью, внезапно предложил этой неодушевленной вещи, существующей отсутствуя, высказывать свое «мнение», то есть бесконечно воспроизводить набор одних и тех же стереотипов. После чего из неприметного фона филистер немедленно превратился в верховного судью, безжалостно карающего все, что не умещается в его клишированном сознании и недоумевающего, почему эта работа не была проделана до его восхождения.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author