radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Объективизм. Айн Рэнд

Секс и философия объективизма: неизданные фрагменты интервью Айн Рэнд журналу «Playboy»

Анатолий Кодинцев 🔥
+4

В марте 1964 года в журнале “Playboy” выходит интервью с Айн Рэнд. Для ее последователей это весьма примечательное событие, так как тогда этот журнал являлся одной из самых популярных общественных площадок, с которой Рэнд могла бы донести свою философию и ответить на ряд противоречивых моментов и вопросов для публики. Фактически интервью затрагивает вопросы метафизики, гносеологии, этики, религии, гендерного равенства, политики и искусства. Интервьюером был Элвин Тоффлер, ставший в будущем автором книги «Футурошок».

1960-е годы для Айн Рэнд стали одними из самых плодовитых, но в то же самое время её книги и идеи часто подвергались клевете и нападкам со стороны общественности и СМИ. Однако, и редактор журнала, и журналист с уважением отнеслись к Айн, назвав её «наиболее откровенным и важным голосом в США на сегодняшний момент». Данное интервью является, к сожалению, одним из немногих, где отображены взгляды Айн Рэнд — от отношению к сексу до философии и политики.

По иронии судьбы, и это действительно выглядит нелепо, выпуск журнала был посвящен девушкам из России и стран ОВД (Организация Варшавского договора). Кроме того, не смотря на то, что Рэнд всегда отрицала свою причастность к феминизму, в этом интервью она де-факто является наиболее ранней представительницей истоков современного феминизма. Её заявления о том, что каждая женщина должна иметь карьеру, свободу выбора в карьере, что это свойственно человеку, независимо от пола и гендера (да и в каком журнале!). Сегодня данное утверждение удивительно ложится на нынешние заявление феминисток, находящиеся на левом крыле политической оси координат.

Помимо заявлений о феминизме, Рэнд критиковала международную систему отношений и, конечно, ООН, заявив, что «США имеют право вторгаться в любую страну с диктаторским режимом для восстановления там демократических свобод». Как это странно не звучит, но последние 14 лет, как минимум, США только этим и занимаются (имеется в виду так называемая «доктрина Буша»).

Данный тираж разошелся в количестве 2,5 млн копий и естественно только возбудил интерес общественности к Рэнд и ее книгам. Однако, действительно ли подлинно было само интервью с Рэнд? Не пыталась ли она исказить реальность и подать себя в более выгодном свете? Давайте разбираться.

Данное интервью вышло далеко за пределы журнала “Playboy”. На сегодняшний момент оно переиздано в «Либертарианском чтении» Дэвида Боаза (The Free Press, 1997). Так или иначе, в других книгах и статьях оно разобрано на цитаты и сноски. “ARI” и крупнейшее сообщество в социальных сетях “Atlas Society” до сих пор издают брошюры с этим интервью. В объективистской среде принято считать, что оно является вольным введением в философию объективизма.

В книге Томаса Вейра “Reaching for Paradise: The Playboy Vision of America” (1978) был издан рейтинг наиболее интересных колонок с участием Сальвадора Дали, Жана Поль Сартра и других известных интеллектуалов и деятелей культуры XX века. Вот, что пишет о Рэнд Вейр: «Самой большой райской птицой Тоффлера была мисс Айн Рэнд, первый голос женщины-интеллектуала в журнале. Она не разочаровала. Она доминировала в интервью, приводя резкие и логически сформулированные ответы, не смотря на достаточно провокационные вопросы Тоффлера».

17 декабря 2003 года один из самых престижных аукционных домов проводит крупнейший аукцион, где в лотах на выкуп участвуют выпуски, документы, памятные вещи, связанные с журналом «Playboy». Данное мероприятие проходило в рамках празднования 50-летия журнала. Один из лотов был представлен оригинальной машинописной рукописью и гранками с интервью Айн Рэнд, туда включили деловую переписку, фотографии и другие сопутствующие материалы.

На этих рукописях Рэнд делала обширные поправки и изменения в тексте. Это касалось не только собственных ответов, но также и введения и некоторых вопросов. Такую информацию приводит владелец рукописей Дон Хаутман в своем эссе "Потерянные части интервью Айн Рэнд журналу Playboy» от 1 марта 2004 года. Данные материалы были фактически недоступны для последователей Рэнд в течении 50 лет. И вот теперь мы можем открыть некоторые по настоящему захватывающие детали этого интервью.

Какие же материалы не вошли в окончательную печать журнала «Playboy»?

Давайте взглянем на одну из неизданных работ, публикуемую здесь в первый раз. В самом начале интервью Айн уделяет внимание важной теме: широкому распространению неприязни к идеологии как таковой.

PLAYBOY: Философы прошлого предлагали различные системы мироустройства, часто имевшие страшные и ужасающие последствия: рабство, инквизиции, чистки и т.д. Есть ли в самой природе философии что-то такое, что приводит к ненависти? Разве не мировоззрение провоцирует и создаёт фанатичность из–за того, что старается быть всеобъемлющим, но в то же время кажется простым и чётким?

РЭНД: Вы, конечно же, не пытаетесь утверждать, что знания и логичность есть опасность, а безразличие и непоследовательность — нет, не так ли? Иррационализм приводит к фанатичности, а непоследовательность ведёт к разрушению. Человек не может избежать того факта, что ему нужна философия. Единственный вопрос в том, какая это философия. Если один человек верит в производство, а другой — в грабительство, то природа и последствия такой веры не будут одинаковыми. Зверства, о которых вы упомянули, — это результаты применения неправильной философии. Могу сказать, что они были вызваны влиянием иррациональных учений, главным образом Платонической школы».

После обсуждаемых вопросов о роли женщин и их карьеры приводится следующий разговор, который Рэнд пожелала удалить на этапе редактирования. Она, возможно, поняла, что не полностью ответила на вопрос и что кратко объяснить суть своего ответа было бы невозможным.

PB: В книге «Атлант расправил плечи» вы писали, что человек не должен ни просить о не заработанном, ни предоставлять его другим. Вы подразумевали под этим и незаслуженную любовь наравне с не заработанными материальными благами?

Р: Да.

PB: Что ж, тогда почему мать должна любить своё новорождённое дитя, которое ещё слишком мало, чтобы заработать её любовь?

Р: Вы задаёте этот вопрос не всерьёз. Начнём с того, что если мать — ответственный и рациональный человек, то она не заводит ребёнка случайно. Это её выбор. На первых порах своей жизни ребёнок для неё является ценным просто потому, что он рождён, во-первых, в физическом смысле, во-вторых, — ею самой. Родительская обязанность перед своими детьми заключается в обеспечении безопасности до момента достижения ими совершеннолетия, то есть до того момента, пока дети не смогут встать на ноги как полноценные личности. Родители должны принять последствия своего решения. Но должны ли они любить ребёнка? Нет, необязательно. Это будет зависеть от его характера и родительского отношения к этому характеру, когда он вырастет. Ребёнок должен заслужить любовь своих родителей, а они, в свою очередь, — заработать его любовь».

В разговоре о сексе и гедонизме следующий фрагмент был вырезан. При этом Рэнд заняла достаточно проницательную и провокационную позицию по отношению к мотивации и психологии пристрастных к азартным играм.

PB: Что насчёт дискриминационной и выборочной индульгенции в других вопросах, например, об алкогольной зависимости или пристрастии к азартным играм? Они аморальны?

Р: Начнём с того, что эти вещи не лежат в одной плоскости с понятием «секс». Употребление спиртного не является аморальным до тех пор, пока человек не становится алкоголиком. Лишь факт того, что человек выпивает сложно назвать вопросом, находящимся в сфере морали. Такой поступок становится безнравственным, только когда человек пьёт с той целью, чтобы задушить свой разум. Когда он пьёт, чтобы избежать ответственности, осознавая это, только тогда это можно считать аморальным поступком. Что же касается азартных игр, то я бы не сказала о человеке, который время от времени проводит время в казино, как о безнравственном. Для него это больше игра, чем серьёзное дело. Но когда азартные игры становятся чем-то бóльшим, чем увлечением, тогда это может быть безнравственным из–за ожидания выигрыша, которое и мотивирует эту аморальность. Пристрастие к азартным играм проистекает из человеческого убеждения о том, что не он сам управляет своей жизнью, а за него это делает судьба. И потому он лишний раз пытается убедить себя, что удача на его стороне.

Документы в этом архиве содержат больше неопубликованных материалов, но из всех вырезок были выбраны самые интересные. Стали неопубликованные фрагменты каким-то новым открытием? Нет. Рэнд, например, не признаётся в тайном обожании Канта или Кандинского. И всё же далее приведены другие неопубликованные отрывки из интервью, проливающие свет на её позицию в отношении многих тем, о которых она нигде больше не упоминала.

Конечно, Рэнд и редакторы журнала «Playboy» исправляли орфографию и пунктуацию и сделали множество правок в грамматике и стилистике. Однако, большинство из этих изменений оказались незначительными и заставили Айн Рэнд лишь улыбнуться из–за того, что «Playboy» не искажает суть или смысл. Но одно из таких «несущественных» её исправлений довольно показательно. Она поменяла формулировку нескольких вопросов Элвина Тоффлера, чтобы избавиться от выражения «Вы чувствуете, что?…» Именно здесь проявляется неприятие Рэнд к использованию такой эмоционально окрашенной формы по отношению к процессу познания.

Рэнд полностью проверила начало интервью, возвратила обратно вопросы и ответы, которые удаляли редакторы и перестроила их так, чтобы они стали понятнее и проще. Эти и другие изменения, которые она делала в течение всего редактирования, значительно улучшили интервью.

В ответ на вопрос о её политических взглядах она поначалу охарактеризовала себя как антикоммунист. Во время редактирования этого высказывания, у Айн Рэнд явно появились другие мысли. Она убрала 67 слов и начала свой позже опубликованный ответ со слов: «Я никогда не говорила о своей позиции с точки зрения отрицания».

В конце интервью Тоффлер спросил Рэнд о том, каким она видит будущее и благоприятно ли оно для человеческой жизни. Она возвратила не измененный впоследствии редакторами вариант этого вопроса и ответ на него. «Заслуживает ли человек этого?» — спросил Тоффлер. «Заслуживает ли человек этого?» — повторила она. «А что еще ему ждать от него?» Затем она передумала и вычеркнула этот диалог, а конец интервью принял свой законченный вид, в котором он и опубликовался.

В архиве три оригинальные фотографии, на которых изображено само интервью, а в качестве доказательства их подлинности поставлена подпись. После внесения правок и рассмотрения 38 цитат из интервью для публикации одного из них в качестве заголовка редакторы предоставили Рэнд на выбор три фразы. Она одобрила две из них, но не последнюю, в которой был её комментарий насчёт победы над коммунизмом с помощью экономического бойкота. У Айн Рэнд была идея получше. Она заменила это высказывание на цитату из интервью: «Коллективизм как интеллектуальная мощь и моральный идеал умер. Но свобода и индивидуализм и их политическое выражение, а также капитализм ещё не открыты». Затем она поставила инициалы. Прочесть те важные , характерные для её философии высказывания, написанные ею собственноручно, — это нечто волнующее для каждого из тех, кто восхищается её трудами.

При выборе темы для интервью Рэнд, несомненно, была непримирима, как и герои её романа. Казалось, что все из кожи вон лезут, чтобы задобрить её. У Айн Рэнд была возможность комментировать, исправлять и утверждать, по крайней мере, три варианта до начала публикации. Мюррей Фишер, редактор, постоянно говорит о ней с глубоким почтением.

Например, когда Фишер переписал начало интервью из предыдущей версии, которую одобрила Рэнд, на пробном оттиске он написал следующее: «Надеюсь, что этот переделанный и сжатый вариант понравится вам. Однако, пожалуйста, не стесняйтесь вносить любые изменения, которые вы посчитаете нужными…» Но Рэнд не удалось переубедить. Она полностью убрала предложенный вариант и сурово поручила оставить без изменений версию интервью, которая была записана Элвином Тоффлером и редактирована совместно ими по телефону. В этой ситуации Айн Рэнд, как и во многих других случаях, когда её мнение расходилось с позицией редакторов, получила то, что хотела.

Таким образом, Рэнд принимала участие в редактировании собственного интервью от и до. Это было связано прежде всего с травлей её работ и нападкам со стороны журналистов самого разнообразного калибра. Но в то же время, несмотря на некоторые подтирки собственных мыслей, она не исказила, а даже дополнила и улучшила собственные мысли на бумаге. Данное интервью отвечает на многие вопросы философии объективизма, которые не получили широкого освещения в других трудах Рэнд.

Ознакомиться с интервью “Playboy” можно здесь.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+4

Author