Фрэнсис Йейтс. Театр Мира

Konstantin Kharitonov
20:20, 24 ноября 2018717
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

В Издательстве книжного магазина «Циолковский» выходит ранее не переводившаяся работа Фрэнсис Йейтс «Театр Мира», в которой английский историк и культуролог продолжает исследовать темы, начатые ею в предыдущих работах: «Искусство памяти» и «Джордано Бруно и герметическая традиция». Центральной идеей данной книги является исследование влияния, которое смог оказать на развитие английского публичного театра столь поразительный и до сих пор неоднозначно трактуемый человек, математик, ученый, маг, изобретатель и просветитель как Джон Ди. Ниже представлено авторское предисловие к книге.

Ф. Йейтс. Театр Мира. М.: Издательство книжного магазина «Циолковский», 2019

Ф. Йейтс. Театр Мира. М.: Издательство книжного магазина «Циолковский», 2019

* * *

В своей последней книге «Искусство памяти» я посвятила одну главу доказательству того, что изображение сцены в мнемонической системе Роберта Фладда может пролить свет на природу шекспировского театра «Глобус». Та работа была посвящена исключительно истории искусства памяти. Главу же о Фладде и «Глобусе» пришлось включить в нее потому, что только через эту историю можно понять и объяснить образ реального «публичного театра» во фладдовской мнемонике. Однако требовалось проделать еще много работы и применить другие подходы к этой захватывающей теме, чтобы дополнить и подтвердить метод анализа через искусство памяти. И как я уже говорила там: «Предстоит еще очень многое выяснить, особенно о том, что касается истории публикации работы Фладда в Германии… и витрувианских влияний в творчестве Ди и Фладда». В настоящей работе я попытаюсь представить свои дальнейшие изыскания по этим вопросам.

Центральными фигурами исследования здесь станут Джон Ди и Роберт Фладд как представители ренессансной философской мысли в Англии, при этом особый акцент будет сделан на имеющихся в их работах свидетельствах ренессансного возрождения интереса к Витрувию. О наличии сильного витрувианского влияния в Британии до Иниго Джонса известно очень мало. И в этой книге я буду отстаивать тезис о том, что именно маг и математик Джон Ди был главным распространителем витрувианских идей в тюдоровской Англии. Его опубликованное в 1570 г. предисловие к английскому переводу Евклида содержит пространные цитирования Витрувия и Альберти в защиту главенства архитектуры над другими математическими науками. «Предисловие» Ди имело непосредственную связь с научным движением той эпохи, которое было многим обязано данному им стимулу к новому прочтению Витрувия. Опубликованная в 1617-1619 гг. в Германии «История двух миров» Роберта Фладда продолжала исследование тем, поднятых в предисловии к евклидовым «Началам», и разбирала «витрувианские предметы», которые с таким энтузиазмом рекомендовал изучать Ди. Через Фладда елизаветинское витрувианское движение приходит к Иниго Джонсу, который, как предполагается, мог вынести часть своих передовых идей из традиции Ди и Фладда.

Движение английских публичных театров в этой книге я рассматриваю именно как один из результатов витрувианских влияний, берущих свое начало от Джона Ди. Этот новый подход позволит найти ответы на долго не дававшие всем покоя вопросы истории английской сцены. Он поможет нам взглянуть на лондонские публичные театры, включая «Глобус», как на адаптации описанного Витрувием античного театра, созданные под влиянием идей Джона Ди, обращавшего их главным образом к среднему и ремесленному классам того времени. И поскольку круг интересов Фладда демонстрирует преемственность с интересами Ди, мы увидим, что его работы являются вполне ожидаемым и естественным источником сведений о театре. Таким образом, гравюра с изображением сцены публичного театра из фладдовского «Ars memoriae» являет собой очень убедительное свидетельство, исходящее от человека, находившегося непосредственновнутри английского театрального движения. Изучив обстоятельства издания книг Фладда фирмой де Брай, мы увидим, что факт ее публикации в Германии также имеет большое значение.

И я хотела бы снова подчеркнуть, как уже делала это выше, что открывшиеся перспективы потребуют еще много усилий и труда. Я должна четко заявить, что данная книга не является попыткой исчерпывающей реконструкции театра «Глобус». Она предлагает новый взгляд на его базовый план через историю витрувианства в Англии и, используя гравюру Фладда, пытается пролить свет на устройство его сцены. Обе этих темы были подняты в «Искусстве памяти». Настоящее исследование подкрепляет и расширяет их представление в той работе.

Центральным моментом или нитью этой книги, однако, является не история театра как таковая, а история мысли, или, если точнее, витрувианских влияний в тюдоровской и яковианской Англии и их отношения к ренессансной философии и мировоззрению. Именно из этого мира мысли предположительно вышел адаптированный к английской ситуации ренессансный феномен публичных театров, выражающий новый, отличный от средневекового, взгляд на человека и мир. И я, прежде всего, пыталась через помещение в новые контексты истолковать саму «идею Глобуса», смысл и значение этого театра.

Эта книга является третьей в серии работ по данной тематике. В работе «Джордано Бруно и герметическая традиция» я предприняла попытку исследования герметических влияний в ренессансном неоплатонизме; Джон Ди и Роберт Фладд появляются в ней как представители этой традиции в тюдоровской и стюартовской Англии. В «Искусстве памяти» театральная система памяти Фладда была представлена как воплощение Ренессанса. Работа «Театр Мира» родилась из этих двух предшествующих книг. Ее отличает ограниченность конкретными историческими рамками, и она направляет темы моих ренессансных исследований в сторону английского театра, делая еще один шаг к Шекспиру.

Со стороны истории архитектуры, я очень многим обязана, как это можно будет заметить, работе Рудольфа Виттковера. Мне очень хочется надеяться, что, хотя «сам великий “Глобус”» давным давно исчез, его идея, в том виде, как я попыталась ее сформулировать, займет свое место в европейской традиции, и изучение шекспировского театра получит новый импульс, благодаря привлечению внимания историков архитектуры.

Со стороны истории науки, меня сильно мотивировал интерес, проявляемый к Ди и Фладду зарождающимися школами молодых исследователей в этой игнорируемой прежде области. Им я бы предложила обратить внимание на то, что витрувианские влияния и развитие театральной механики в значительной степени относятся к сфере их интересов. И здесь также есть надежда, что история ренессансного театра значительно обогатится через связь с историей научной и магической мысли той эпохи.

Часть материала первых пяти глав была использована в лекциях, прочитанных в колледже Святого Петра в Оксфорде, в институте Варбурга и Колумбийском университете при содействии Ученой Ассоциации истории искусства. Тема влияния Витрувия на Ди и Фладда явилась основой лекции «Наука и искусства в ренессансной Англии», прочитанной мною в качестве действительного члена Общества гуманитарных наук Корнельского университета в октябре 1968 г.

Из тех, кто мне помогал, я более всего обязана своей сестре Руби Йейтс, которая и сама глубоко интересовалась данным предметом и с которой я обсуждала каждую деталь своей работы. Без ее постоянной поддержки и помощи эта книга была бы невозможна.

Как и прежде я в неоценимом долгу перед институтом Варбурга. Я постоянно пользовалась их библиотекой, а также коллекцией фотографий и хочу выразить особенную благодарность хранителям этой коллекции за советы и помощь в подборе иллюстраций. Кроме того, большое содействие в этом вопросе мне оказали сотрудники музея Wellcome, а также попечители Музея Эшмола в Оксфорде и Девонширской коллекции в Чатсуорте, разрешившие привести в книге произведения из их собраний. Я также благодарю попечителей Британского музея за позволение сфотографировать и воспроизвести иллюстрации из книг их библиотеки.

Отдельно я хочу поблагодарить сотрудников Лондонской библиотеки за их неизменную любезность и содействие.

Книга может вызвать определенные возражения ввиду нетрадиционности предлагаемого в ней подхода к истории театра. Она не является коллективным трудом и принадлежит перу только одного автора, который абсолютно в одиночку пытался представить аргументы, отчасти расходящиеся с общепринятой точкой зрения. Поэтому вся ответственность за это лежит только на мне одной.

Добавить в закладки