radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Society and Politics

Интернационализм как априори марксизма

Краснокнижник
Интернационализм в прошлой революционной волне. Во всяком случае в риторике и коммунистической рекламе.

Интернационализм в прошлой революционной волне. Во всяком случае в риторике и коммунистической рекламе.

Последняя неделя многих выбила из калеи. Включая и наш коллектив. Продолжать публикацию теоретической деятельности, слишком возвышенной по сравнению с действительностью за окном, казалось абсурдным и снобским. С другой стороны, война («военная операция») обязательно станет очередным эпизодом в цепочке ликвидации легального поля для действий левых вообще и марксистов в частности. В т. ч. для коммуникации через критику, работы самообразовательных сообществ, агитации и т. д. И как раз сейчас терять ресурсы временнЫе (и врЕменно легальные) ради морального квиетизма есть более чем снобский жест. Поэтому от абстрактной «возвышенности» вернемся к конкретной работе.

Но оставим «Рабкору» и etc. политологическую аналитику об авантюрах (авантюрах ли?) одного лишь (лишь одного?) отечественного Великого кормчего. Все же потеря части состояний коллективным буржуа кажется возможным только при потенциональной не просто компенсации, а начислении процентов к капиталам этой самой российской буржуазии. Данных как всегда слишком мало. Пусть и цинично, но поговорим о теме марксистского интернационализма, используя украинскую (украино-российскую, если точнее) трагедию как повод для начала дискуссии.

В данной заметке мы не планируем составлять подробную или даже краткую историю пролетарского, марксистского интернационализма, национальных успехов, пробелов и проблем советского проекта в перспективе межэтнического общения или сконцентрироваться на националистических угрозах. Поставим вопрос об интернационализме в конкретных условиях, который возможен и необходим для коммунистического движения.

То, что сейчас никакого марксистского и/или левого интернационального объединения не существует не есть нечто тайное и секретное. Отсутствие не просто международной политической организации, а здорового, адекватного и критического общения между большинством национальных сообществ марксистов в мире — один из симптомов левого кризиса [1]. То, что можно было бы назвать сегодня оппортунизмом среди тех или иных фракций оппортунистов, выглядит мелким и несущественным для Системы и Сопротивления ей (учитывая отсутствие сейчас площадки вроде 2-ого Интернационала для высказывания оппорутнистической повестки и формирования из нее как идеи реальной материальной силы, пусть и ошибочной для коммунизма). Вспоминая о «вампирском замке» [2] Фишера и «вурдалачьем чертоге» [3], пока не освоен даже национальный уровень совместной полемики, пропаганды и планирования иных действий.

В связи с этим история всего двадцать первого столетия с «хвостиком» от века прошлого не просто смотрится, но по существу есть вереница поражений и неудач марксистского движения. И ответственность за это ложится на плечи тех, кто выбрал путь освоения и даже преодоления теоретического уровня Маркса и со-классиков (если последнее достижимо в ближайшей перспективе).

Что делать? Для начала понимать принцип интернационализма не просто как некую абстракцию, а как ту конкретность, которую еще предстоит взрастить из определенных, настоящих условий. Решение, которые предпринимали большевики в годы Революции, не могут быть голым образом скопированы на нашу реальность. Вспоминая некоторых из известных, пока еще легальных, блоггерствующих коммунистов [4], одной из перспективных и важных задач пока еще призрачного марксистского движения в России должна стать работа с мигрантами. Вплоть до ведения пропаганды и агитации среди трудовых мигрантов на их родных языках. В этом, в принципе, отечественные медиа-левые солидарны с левыми интеллектуалами на Западе [5].

И никто не спорит со сверхэксплуатацией мигрантского труда, бесправным положением рабочих без гражданства, против которого необходимо также бороться. Но при мизерных ресурсах создавать, как предлагают некоторые российские коммунисты, «наркоматы по делам мигрантов» есть распыление и без того эфемерных сил. И, помимо того, миграционные потоки в странах развитого и относительно развитого капитализма не только предоставляют дешевую рабочую силу, но и искусствено удешевляют «родной» пролетариат. И насколько актуально и необходимо поддерживать такие тенденции — вопрос, а не исход с очевидным ответом. Особенно учитывая рост в России и западноевропейских странах правых и националистически настроенных сил, возросших как раз в связи с наличием поднадзорного капиталу мультикультурного не-общества [6].

Поэтому интересно предположить параллельную резервной армии труда капиталистическую категорию. А именно «резервную армию фашизации», т. е. совокупность геттоизированных или частично обособленных от условно коренного населения буржуазного государства переселенцев, при определенных событиях создающих фон для роста фашистской системы в обществе, формирования корпоративного режима и диктатуры, милитаризации и т. д. Притом ее возникновение не прихоть конспирологической воли капиталиста, но один из элементов развертывания объективной логики капитала. Процессы созидания международной гармонии и мультикультурного единства сменяются периодами мировых войн и противостояний, которые исторично сочетаются с ритмикой капиталистического воспроизводства.

Тем более в условиях сложного постсоветского наследия и расклада классовых сил в современной России стоит не с нахрапом и штурмом брать умы национального пролетриата, одновременно разрушая этнические стереотипы и ликвидируя ловушки для воображения в виде капиталистического реализма, а остановиться на чем-то одном. Необходимо задержаться на чем-то одном и вывести некоторое древо проблем. Разложить проблематику борьбы на корни и ветви, и начать решение с первых. Например, с теоретического самообразования. И постепенного формирования того, что мозно назвать «теоретической нацией». Последняя и заключает в себе ответ на вопрос, что есть сегодня интернационализм в конкретном историческом моменте.

Понятие теоретической нации было реконструировано из истории марксистской мысли польскими марксистами. В ряде статей со встречной полемикой и по различным темам авторы раскрывают в полной мере значение этого феномена [6]. В наиболее полном виде историческое и логическое содержание теоретической нации предлагается в первой части работы «К осмыслению наследия Канарского» (представителя российской теоретической нации, теоретика эстетики и несостоявшегося автора «Капитала» для советской экономики) [7]. Теоретическая нация — это одновременно состояние и деятельность передовой части определенного национального сообщества, занимающаяся не только сохранением классического наследия (до)марксистского наследия и активным образованием собственного пролетариата (и сочувствующих групп), но и продолжением коммунистической теории:

"…способность выражать специфические коллизии своего общества в универсально-значимой форме. Под формой здесь вовсе не подразумевается язык изложения, а характер связи категорий…".

Этот пункт также выражается в создании произведений прикладной логики, т. е. примененному к тем или иным практическим областям человеческой жизни диалектического, материалистически понятого, метода (к политэкономии, психологии, кибернетике, педагогике и т. д.). Или, другими словами, это такие формы знания, которые при революционной общественной практике позволяют заново присвоить человеку отчужденные от него формы жизнедеятельности:

«По мере продвижения революционного процесса неизбежна и его инструментализация. Не следует понимать последнее в современном «маркетинговом» смысле. От грязных буржуазных лап любая прикладная Логика защищена тем, что при буржуазном использовании она тут же перестаёт быть собой, обращается в свою противоположность, поскольку по своей сути никакую прикладную Логику нельзя обернуть на выработку, говоря английскими словами, прагматических рекомендаций, но только на уничтожение всего строя, органиченной сути этих обесчеловечивающих прагматических рекомендаций. Эта ведущаяся диктатурой пролетариата инструментализация, «опромышливание» всех сторон человеческой жизни имеет глубоко гуманистическую природу уже потому, что открывает человечеству свободное развитие каждого и свободное развитие его чувственной непосредственности, не исключая и непосредственность его чувств. Инструментализация политической экономии — это и есть политика как то, что «не может не иметь примата над экономикой» (Ленин). Инструментализация психологии — это и есть эстетика как формирование чувственной ткани личности. В этом смысле эстетика имеет при адекватном познании такой же примат над психологией, какой научная теория имеет над политикой, политика над экономикой, а психология над политической экономией. Всё это не возрождение идеализма, а необходимый путь монистически-материалистического самопознания пролетариата для успешного обществопеределывания в бесклассовое общество нетоварной (третичной) формации» [8].

Другой важный момент теоретической нации — это переводческая деятельность. Притом перевод из одной культурно-производственной конкретности в другую, т. е. схватывание различия, самой сути национальной границы, а, значит, и ее преодоление:

«В то же время самому процессу перевода теоретических работ на иные языки Маркс всегда придавал значение процесса, подчиняющегося материалистическому пониманию человеческой предыстории. Именно расшифровывая это понимание в отношении каждого конкретного случая мы и получаем марксистское понятие теоретической нации. Однако для его правильного понимания нужно вспомнить не только то, что такое теория, но и что такое теоретическое мышление. Оно ведь не нужно само по себе, и не нужно для того, чтобы объяснить наличное положение, но оно жизненно необходимо, чтобы его изменить. И особенно важно здесь, что мышление не имеет своей истории — его история это история общественной борьбы, получающая универсальные (общезначимые) формы. Поэтому развитие революционного мышления отражает (конечно, не механически) реальные черты материального освободительного процесса, в котором в основе драки лежат не отшлифованные тысячелетиями категории мышления, а возможность миллионам не умереть с голода или не убивать друг друга ради прибыли третьих лиц. Установив, что среди условий успешного освободительного процесса существуют условия теоретического порядка, точнее условия требующие организованной, а впоследствии вооружённой и даже стреляющей теории, Маркс тем самым впервые показал точку зрения, с которой должно разрешаться противоречие, скрывающийся за категорией теоретической нации. Ведь категория эта объединяет понятие универсальной безграничной теории и наиболее глубокой формы ограниченности — национальной. Разрешение этого противоречия Маркс, конечно, предполагал не в пользу национальной ограниченности, а в пользу универсализации теории, или, говоря материалистически, в пользу успеха всемирного освободительного процесса. Именно для его понимания, точнее для понимания наиболее стойких преград его развитию и ввёл Маркс понятие теоретической нации».

Притом цель существования теоретической нации заключена в том, чтобы «передать эстафету» новым, сформированным ею теоретическим нациям. Развить их культуру теоретического мышления до уровня практического материализма, т. е. марксизма. Помочь подвести их культурные основания под инициацию данного процесса, а также передать обогащенное собственными диалектическими успехами и приобретениями знание:

«Собственно работа Маркса в Международном Товариществе Рабочих с интересующей стороны может быть описана так: Германия будет тем более успешной теоретической нацией, чем более её революционные классы утратят монополию на теоретическое мышление передового уровня».

Притом теоретическое мышление тесно связано с культурой эстетической, особенно с национальной литературой [9], которую тоже необходимо помогать развивать. Критика религии не на основании отрицающего атеизма или атеистического фундаментализма, а умного безбожия, выводимого из самих оснований религии — также важный пункт созидания теоретической нации и обретения ею интеллектульного суверенитета:

«Суфии и салафитские теоретики, а не открытые позитивисты (как в иных узлах) являются основными соперниками туркестанских коммунистических теоретиков. Задачу политической организации туркестанские коммунисты смогут решить только тогда, когда к «Науке Логике» и «Капиталу» они смогут присоединить материалистическое прочтения работ Фихте и грамотную критику Корана. Это очень непростое требование, но на ином основании конкурировать с салафитами туркестанским коммунистам невозможно. Для успеха они должны приобрети колоссальную теоретическую гибкость немецкой классической философии и виртуозно использовать её на грани исламского варианта богостроительства, но ни в коем случае не опускаясь до такой губительной практики» [10].

Может ли помимо сомнительного политического активизма, при полном незнании чужого языка, без глубокой, с пониманием культурного различия, коммуникации, российское левое движение помочь угнетаемым сезонным рабочим в России? Для начала этому движению необходимо помочь самому себе. Восстановить способность к теоретическому мышлению на уровне марксистских классиков, установить контакты с другимим теоретическими нациями, заниматься переводческой, исследовательской, критической и творческой деятельностью. И не забывать о национальном пролетариате, без которого проникновение в политическую деятельность российскому и любому другому теоретическому коммунизму будет невозможно. Важность национального пролетариата отмечается модернизатором марксистской теории, французским мыслителем Андре Горцем [11].

Поэтому, пока первая революционная волна, вызвавшая на свет Октябрьскую революцию и продлившаяся до 60-70-ых гг., завершилась, вся политическая деятельность левых после нее (антиглобалисты [12] и иные сетевые протестные движения [13], в конечном счете провалившиеся [14], сросшаяся с либеральным консенсусом социал-демократия [15] и труп постсоветского политического коммунизма [16]) представляет собой движение от одного поражения к другому. А попытка выстроить политически оформленную интернациональную организацию вырождается в распыление ресурсов и новые политизированные кости. Без подготовки культуры и сознания национального пролетариата к хотя бы всеобщему забастовочному движению по защите всего лишь экономических прав всерьез заводить разговоры о политическом интернационализме — дорога к пустым абстракциям. Другое дело, что даже масштабная, с потенциалом трансформации в политически сильную деятельность, профсоюзная (тред-юнионистская) работа, невозможна без сначала самообразовательных, а после исследовательских действий, которые ведут к (вос)созданию теоретической нации.

Деятельность так понятой теоретической нации поэтому есть первичный и фундаментальный интернационализм в марксизме. Доведение до логического предела собственной национальной культуры (не ее массово-потребительской, вырожденческой формы) с созданием передового уровня мышления, которое деятельностью этой же нации будет превзойдено другими нациями (как и вообще организованное движение в искусстве, философии и науки национально ограниченных сообществ в сторону мировой, универсальной, значимости), представляет собой естественный и необходимый интернациональный проект в марксистском движении.

И, ближе к концу, вернемся в начало и наше классовое настоящее. Что сейчас, в данный конкретный момент, украинские и российские теоретические сообщества могут и должны сделать для мира и продолжения движения к миру без национальных границ и системы капитала? Уж точно не «вляпываться» в различные формы «левого патриотизма» и просто патриотичности, которая при войне двух капиталистических держав все равно будет иметь классово ориентированную, причем к одному определенному классу, сторону. Но это и не означает стоическую [17] отрешенность, тем более моральное или практическое согласие с агрессивной политикой современного российского государства. Впадать в ту или иную позицию, вписанную в перехлест лицемерия правительств всех трех сторон (условного «Запада» с «гуманитарными» интервенциями, Украины с «антитеррористической операцией на Донбассе», России с собственными «антитеррористическими операциями» в затопленной кровью Чечне и прямых империалистических акций в Сирии). Это не исключает, а наоборот приветствует материальную помощь жителям Украины по обе стороны фронта от 2014 года. И в т. ч. подталкивает к урокам, высказанным еще немецкими классиками теоретической нации. А также частично выраженных в элементарной, но все еще не всеми выученной формуле Ч.Р. Миллса о «социологическом воображении». Т. е. о недопустимости сведения общего к частному, затмения больших социальных процессов риторическими софизмами о персонофицированном зле и т. д.

Но подобное понимание необходимо приводит к такой левой в общем и коммунистической в частности позиции, которая находится вне информационных потоков и ангажированности национальных капиталов. А именно к тому, что левое движение (а пока лишь прото-движение) не только в СНГ, но и в мире вообще не способно к какому-либо противостоянию этой империалистической войне. Никаких политических инструментов нет, потому что не существует этого самого левого и/или марксистского международного движения. Да, возможно, последнее десятилетие и представляет из себя некий пробел для его заполнения революционной общественной практикой, но для подобного действия (последствия финансового кризиса начала века, пандемия, локальные конфликты на постсоветском пространстве, ближневосточные войны и т. д.) необходим исторический субъект. Опять же отсутствующий. Поэтому даже если сейчас и есть потенциал для возникновения новой революционный волны, он уже упущен левыми и заброшен в копилку наших неудач.

Оттого единственно истинный практически (=теоретически) политический акт сегодня — отсутствие такого. Подобное бездействие гораздо политически радикальнее, чем выбор на рынке милитаризированных страданий наиболее справедливой позиции, а в конечном счете покупки морализаторского товара. Отказ от действия среди существующих предложений — трагическая необходимость при невозможности внедрить собственный, свободно и творчески созданный вариант. Для последнего решения просто не существует готовых материальных условий, т. е. подготовленных масс и рабочего аппарата по стратегической разработке коллективных действий. Но это бездействие будет подлинно политическим действием лишь при наличии деятельности по выработке указанных условий.

Притом всяческая помощь пострадавшим и страдающим, разумеется, входит в круг необходимости коллективов, заявляющих о движении к очеловеченной истории. Большие слова об упразднении классовой пред-исторической действительности человечества не отменяют реальной работы по уменьшению людских страданий и потерь, вызываемых прямо сейчас этой самой действительностью. Но подобная практика не должна скатываться в абстрактный гуманизм (по Альтюссеру) и морализаторство (в которое в конце своего теоретического пути впали Хоркхаймер и Адорно), забирая ресурсы у жизненности теоретической нации. Создание и освоение уже созданных прикладных логик, классического наследия философии и марксизма, политэкономические и исторические исследования недавнего прошлого и современности, изучение буржуазных социальных наук, экспроприация из них и фрагментированных марксизмов осклоков истины для будущего мирового коммунистического движения не могут быть ни на что заменены сейчас. Чтобы павшие в молчании классовой истории были отомщены, вспоминая Беньямина, необходима именно эта полу-кабинетная деятельность.

В самом конце нашей речи заметим, что помимо всего указанного для здоровой, не вульгарной интернациональной деятельности необходимо и переосмысление старых агитационно-пропагандистских методов работы. Производство фрагментарного индивида, вскрытое и открытое Мариной Бурик [18], ставит вопрос о практике идеологической индоктринации в новой плоскости. Эссе Марка Фишера подводят под сомнение устаревшую политику левых идентичностей. А существование сообществ по типу “RIGHT WING” [19] вынуждает отказаться от старых фигур-идеологем по «критике» правых объединений и постараться наладить с ними критическую коммуникацию. Найти нечто общее и создавать хотя бы временные союзы с ними (в идеале, конечно, показать, что ортодоксальный марксизм, в показанном разрезе теоретической нации, приводит к самому яркому и жизненному рассвету национальной культуры). Определиться с отношением к советскому проекту как к всего лишь практическому доказательству, что можно иначе, с указанием, как это самое «иначе» воплощать не следует. Возможно, отказаться от участия в идеологическом воспевании Победы, ставшей благодаря административным и информационным ресурсам российской крупной буржуазции нациеобразующим событием.

Вообще необходимо заняться «ребрендингом» того, что Бадью обозначает «коммунистической гипотезой». В конце концов, вспоминая Этьена Балибара, продолжающего размышления на предложенную своим французским товарищем тематику, переосмысление (а, на самом деле, переход от абстрактного к конкретному пониманию) коммунизма как, например, способа максимальной эмансипации индивида (в виде личности), кажется перспективным направлением работы [20]. В реалиях неолиберального капитализма необходимо теоретически вторгаться на территории, обычно занятые правыми доктринами, например, по вопросам миграции и приватности. Приватность как грань жизни, на самом деле невозможная при капиталистической системе (цифровая слежка, Big Data), частная сфера, которая может стать по-настоящему своей, личной, лишь при коммунизме — другой вариант, помимо миграционной тематики, переворачивания «с головы на ноги» стандартных пропагандистских правых клише в левую теоретизированную повестку. Это выглядит перспективнее апроприации теологического Жижеком и все тем же Бадью [21].

Так или иначе, работы предостаточно. И в ней политически ангажированное бездействие уже бессмысленно и политически же опасно.

Примечания:

1. Гольцман К. Вечнозеленый кризис левой мысли. https://commons.com.ua/en/vechnozelenyj-krizis-levoj-mysli/.

2. Фишер М. Покидая вампирский замок. http://rabkor.ru/columns/editorial-columns/2014/02/04/vampire-castle/.

3. Коллектив «Заря». «Заметки на полях-2»: Вурдалачий чертог, марксистские фрагменты и беды конспирологов. https://vk.com/@zarya_xyz-zametki-na-polyah-2-vurdalachii-chertog-marksistskie-fragmen.

4. Жуков К. «Кровавое воскресенье» не за горами. https://youtu.be/SxwmfiAfQMk?t=1753.

5. Фомин К., Савельева Н. Радикально-демократическая модель политики как реакция на проблему политической интеграции беженцев. https://cyberleninka.ru/article/n/140-radikalno-demokraticheskaya-model-politiki-kak-reaktsiya-na-problemu-politicheskoi-integratsii-bezhentsev.

6. О мультикультурализме как способе дереволюционизации после завершения революционной волны в 60-70-ых гг.: Тарасов А.Н. 1968 год в свете нашего опыта. http://saint-juste.narod.ru/68-opyt.html. Об этом же процессе как фрагментации освободительных сил и левого движения в работе Б.Ю. Кагарлицкого «Между классом и дискурсом».

7. Zagorski M. К осмыслению наследия Канарского — Часть I. http://propaganda-journal.net/9875.html. Во второй части статьи того же автора можно найти упоминание о возможных попытках Канарского разработать политэкономию для социалистической (коммунистической) системы:

«Но сам Канарский не считал свои изданные работы наиболее значительными. После сдачи своей второй книги в издательство он на материале эстетики хотел выработать понимание развития категорий вообще. Потребности революционной практики, выразившейся тогда уже в шестидесяти годах опыта продвижения к обществу всесторонне развитых людей, диктовали именно такое направление исследования, которое могло бы прояснить то, как крупный революционный опыт изменил систему категорий философии. Ведь если Гегель начал подводить в категориях итоги Великой Французской революции будучи её современником, то тем более удивительно, что в Советском Союзе ни один из философов по профессии даже не смог приблизиться к тому уровню, чтобы представить грамотную реализацию подобного замысла, не говоря о попытке охватить и проанализировать сложившуюся систему категорий. Канарский же оставил черновики и выписки с обобщённым названием «Категории». Впрочем, есть свидетельства, что и эту работу сам Канарский считал необходимым шагом к главной цели своей жизни — переработке политической экономии на основе осмысления экономических преобразований в СССР. Подобное заявление, даже если оно передано примерно и было произнесено лишь «в потоке прочих дел» позволяет понять ещё один момент трагизма украинской теоретической нации. Он заключается в том, что если Канарский и задумывался о чём-то в своей деятельности что закрепит Украину (а по его замыслу всё-таки СССР) как теоретическую нацию, то связывал это с политической экономией. И нужно признать, что Канарский был одним из немногих, кто мог бы на основании советского опыта ревизовать «Капитал» на уровне самого Маркса, т. е. развить его также, как Валерий Босенко смог развить Гегеля во «Всеобщей теории развития». Вот такое получается несовпадение вполне обоснованных намерений и реальности» (Zagorski М. К осмыслению наследия Канарского. Часть II. О формальной стороне содержательной логики. http://propaganda-journal.net/9881.html).

8. Zagorski М. О наследии Канарского. http://propaganda-journal.net/9344.html.

9. Zagorski М. К вопросу о роли литературы в самопорождении человека. http://propaganda-journal.net/10364.html.

10. Podlipski W. Чтобы свои не стреляли в своих (ответ рецензентам). Часть II. http://www.propaganda-journal.net/9460.html.

11. "«Национальный» рабочий класс не только не получает прямой выгоды от сверхэксплуатации рабочих-иммигрантов — напротив, присутствие последних наносит ему ущерб. Невозможно рассчитывать, что в отсутствие иммигрантов класс капиталистов будет вынужден нанять вместо них местных рабочих, оплачивая их труд по исторической стоимости их рабочей силы — и таким образом весьма ощутимо увеличить уровень оплаты физического труда. Подобное перераспределение структурно невозможно в условиях капиталистической системы. Оно несовместимо с существующими моделями потребления, порождаемым этими моделями экономическим, социальным и политическим равновесием и наличной шкалой идеологических ценностей. Изъятие из метрополии рабочих-иммигрантов не просто привело бы к росту заработной платы и политического веса «национального» рабочего класса, но и спровоцировало бы глобальный кризис капиталистического общества на всех его уровнях, изменив весь набор исторических условий, на основе которых определяется стоимость рабочей силы и устанавливается структура заработной платы. Таким образом, политическая защита иностранных рабочих не может быть сведена к требованиям «более достойной» зарплаты и условий жизни для них. Эта защита неизбежно влечет за собой тотальный вызов той социальной иерархии и тому типу цивилизации, появление которых стало возможно лишь за счет сверхэксплуатации иммигрантов. Неслучайно, что в мае 1968 года, когда такой тотальный вызов был брошен французскими массами, между «национальными» и «иностранными» трудящимися спонтанно возникло единство" (Горц А. Иммигрировавший труд. https://scepsis.net/library/id_2717.html).

12. Тарасов А.Н. «Антиглобалисты»: ликбез. https://scepsis.net/library/id_2287.html.

13. Томин Л. Теория «политических сетей» как вариация неолиберальной идеологии. https://syg.ma/@tomin-lieonid/tieoriia-politichieskikh-sietiei-kak-variatsiia-nieolibieralnoi-idieologhii.

14. Одна из значимых причин провала этих движений была указана еще Марком Фишером:

«Очевидно, что все антикапиталистические движения, вплоть до «Оккупай», сумели мобилизовать недовольство, но они не смогли координировать его таким образом, чтобы вызвать у капитала какие-либо долгосрочные проблемы. Что могло бы координировать недовольство? А что может трансформировать окружающее недовольство в устойчивый антагонизм? Отсутствие устойчивости этих антагонизмов является частью проблемы с ними. Еще одной проблемой с ними, которую поднял мой товарищ, Джереми Гилберт, является отсутствие институциональной памяти. Если у вас нет чего-то вроде партийной структуры, то у вас нет институциональной памяти, и вы, в конечном итоге, просто повторяете одни и те же ошибки снова и снова» (Фишер М. Не проигрывать лучше, а бороться, чтобы победить. https://vk.com/@vekrako-ne-proigryvat-luchshe-a-borotsya-chtoby-pobedit).

15. Остберг К. Двигалась ли Швеция к социализму в 1970-х? https://vk.com/@krasinblog-dvigalas-li-shveciya-k-socializmu-v-1970-h.

16. Общие сведение в этой заметке, более подробные располагаются в последующих: Podlipski W. De politica (О политике). http://propaganda-journal.net/9708.html.

17. Из записи (https://vk.com/wall-61134662_4360) сообщества «Стоики и стоицизм» в связи с идущей войной:

«мы должно чётко отдавать себе отчёт о том, что в наших силах, и что нет, и думать только о том, что в наших силах. Не в наших силах повлиять на то, кто победит, или чем закончится происходящее. Нужно помнить, что в текущей ситуации любой исход конфликта, который не приведёт к ядерному противостоянию, будет благоприятным. Каждый из нас, где бы и по какую сторону он не находился, должен делать то, что предписывает ему его роль: родители — думать о своих детях, дети — заботиться о своих родителях, друзья и соседи — поддерживать друг друга, а солдаты — воевать».

18. Бурик М. Фрагментарный индивид = фрагментарный коллектив. http://spinoza.in/theory/fragmentarny-j-kollektiv-fragmentarny-j-individ.html.

19. Можно и нужно во многом не соглашаться с представителями данного объединения, но наличие хоть толики понимания сути Маркса, в отличие от откровенной иллюзорной шелухи аля «Прометей», позволяет хотя бы вести нормальную полемику:

«Центральная идея Маркса заключается не в господстве “угнетённых” над “угнетателями”, как это выставляется в карикатурной критике консервативных либералов, но в создании общества без наследуемых иерархий, закрепленных институционально. Это вовсе не означает создание эгалитарного общества, напротив это предполагает общество радикальной меритократичности. Особенностью коммунизма Маркса является отвержение оным эгалитаризма, что отличает его от всех остальных версий учения коммунизма, известных с Древней Греции. В тоже время идеи Маркса ошибочно (или намеренно) идентифицируются, как идеология коллективизма, хотя всё с точностью наоборот. Марксизм не менее про индивидуализм, нежели либерализм. Бесклассовое коммунистическое общество не сводимо к подчинению общества универсальным интересам, но служит, по мнению Маркса, созданию условий в которых каждый индивид может преследовать свои истинные интересы и желания, необременённый мыслью о добычи средств к существованию» (RIGHT WING. Критическая теория. https://vk.com/@therightwing-kriticheskaya-teoriya)

20. Балибар Э. Коммунизм и свобода — что общего? http://left.by/archives/6061.

21. Регев Й., У. Гершович. Евреи и европейцы как атрибуты субстанции. https://easteast.world/posts/395.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author