Экзамен

Krteček Česka
16:09, 18 мая 20191
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Исида, Нефтида, Селкет и Нут защищали покойного перед судьями. После этого боги приступали к взвешиванию сердца на Весах Истины: на одну чашу клали сердце, на другую — перо богини Маат. Если стрелка весов отклонялась, покойный считался грешником, и Великая Эннеада выносила ему обвинительный приговор, после чего сердце отдавалось на съедение страшной богине Ам (ма)т — «Пожирательнице», чудовищу с телом гиппопотама, львиными лапами и гривой и пастью крокодила. Если же чаши весов оставались в равновесии, покойный признавался оправданным.

Мифы Древнего Египта. Неизвестный автор


Пять дней до Экзамена


Енохов пришел в школу к третьему уроку. В тот день ему нездоровилось. С самого утра болели зубы, и он лежал в постели два часа, пока боль не прошла. А затем поспешил на уроки.

Когда Енохов пропускал уроки, то чувствовал себя виноватым. Его и так никогда не любили в школе, хоть он и прилежно учился: Енохов был нелюдим, и все время сидел один и ни с кем не общался. Не ходил он и на субботники, не ездил на экскурсии и мало заботился о Чести Школы. Он буквально ощущал на себе тяжелые взгляды учителей и охранника, пока проходил в гардероб и снимал куртку. Ему казалось, что все думают, что он прогульщик, а это очень плохо.

В гардеробе никого не было. Все сидели на уроках, поглощали новые знания, тщательно пережевывали и утрамбовывали их, чтобы потом хорошо написать Экзамен. Так и надо.

Затем Енохов вошел в кабинет, где должен был происходить третий урок. Однако в кабинете никого не было, лишь парты загромождали пустое пространство, и желтый свет тихо лился из ламп.

Тогда Енохов пошел в актовый зал.

Все были там. Сидели на стульях и слушали учительницу с пухлыми руками и жабьим лицом, которая что-то говорила у кафедры.

Когда он вошел в зал, то учительница с пухлыми руками замолчала и строго посмотрела на него. Остальные тоже развернулись и строго посмотрели на Енохова.

«Между прочим, я рассказываю об Экзамене», — сказала учительница с жабьим лицом.

«У меня зубы болели», — виновато ответил Енохов.

В зале послышались смешки, и Енохов понял, в какое же глупое положение он попал. Ведь больные зубы ничего не значили по сравнению с Экзаменом. Он склонил голову и тихо сел на ближайшее свободное место, надеясь дослушать хотя бы окончание проповеди об Экзамене.

«Таким образом, — говорила женщина с пухлыми руками. — Экзамен совершенно необходим. Он оценивает не только ваши знания по изученным предметам, но и вас самих, вашу смекалку и ваш ум, вашу душу, проверяет, на что вы годитесь в нашем обществе».

«Экзамен, как вы помните, будет проведен через пять дней, — сказала женщина с жабьим лицом. Поэтому как следует к нему подготовьтесь, повторите изученный материал. И решите сами, достойны ли вы его сдавать. Хотя я уже знаю, — она сделала паузу и окинула зал грозным взглядом. — Кто его не сдаст».

Енохову показалось, что она смотрела прямо на него.

Обе женщины, одна с пухлыми руками, а другая с жабьим лицом, еще раз строго посмотрели на зал, хмыкнули, а затем взяли с кафедры бумажки и удалились.

Ученики встали со стульев. Людской поток устремился к выходу, а вместе с ним несло и Енохова. Все вокруг него перешептывались и смеялись; он молчал и думал о сказанном; какая-то внутренняя нетвердость мысли беспокоила его.

Внезапно почувствовал, как чья-то рука в его руку сунула листок. Оглянулся — но все вокруг шли со спокойными лицами, будто и не было ничего. Он развернул листок и прочитал:

«Я люблю тебя и очень хочу увидеть. Давай встретимся завтра у Осины».

Все остальные уроки Енохов не находил себе места. Мысли об Экзамене и о записке не давали ему покоя.


Четыре дня до Экзамена


На следующий день он пошел к Осине. Около нее стояла незнакомая ему девушка.

«Меня зовут Мария», — сказала она.

Енохов взял ее за руку, и они пошли гулять по городу. Сначала прошли по улице Березина, затем свернули на одиннадцатый микрорайон, оттуда — на улицу девятого мая, а после на Архитектурную. « Хорошо гуляем», — улыбаясь, сказала Мария.

Енохов кивнул. Они сели на скамейку. Он обнял Марию, а потом поцеловал ее.

«Ты мне очень сильно нравишься», — прошептала Мария.

«Ты мне тоже», — ответил Енохов.

«Несмотря ни на что, я буду любить тебя», — сказала Мария.

«Несмотря ни на что?»

«Да, — ответила девочка. Я разлюблю только в том случае, если ты не сдашь Экзамен. Потому что его не сдают лишь плохие люди».

Енохову стало вдруг очень неприятно. «А разве бывают плохие люди?» — спросил он. «Да, бывают, — с уверенностью ответила Мария. Негодные для общества люди, которые не должны жить».

Енохов ничего не ответил и снова поцеловал ее в губы. Она улыбнулась и села ему на колени.

«Мой муж должен иметь по Экзамену только крепкую пятерку, — сказала она. Но у тебя это непременно получится. А после Экзамена мы поженимся».

Они посидели вместе еще два часа тридцать три минуты и разошлись.


Три дня до Экзамена


Этот день Енохов решил посвятить подготовке к Экзамену.

В самом начале он сел на стуле так, что его спина с ногами образовывала угол девяносто градусов. После этого он расслабил свое тело. Он закрыл глаза и начал монотонно повторять:

«Я сдам Экзамен. Я сдам Экзамен. Я сдам Экзамен».

Енохов дышал медленно, глубокими вдохами и выдохами. Порой ему казалось, что он вообще не дышит. Сознание его очистилось, из него ушла даже Мария, о которой он постоянно с вожделением думал. Лишь Экзамен, чистый и возвышенный, представился перед его взором. Пухлолицые старушки, слушающие его ответ, определяющие, чего он достоин в этой жизни, чего он стоит.

Он достал свои конспекты и начал их вслух читать, периодически останавливаясь и размышляя о прочитанном.

Однако все время ему что-то не давало покоя. Он смог думать лишь об Экзамене только десять минут, а потом в его сознание вновь вклинилась Мария. Когда он читал конспекты, то постоянно путался, и ему казалось, что тут нечего учить: все темы он уже знает, и отлично решает по ним задачи.

Он никогда не мог полюбить Экзамен, всегда боялся его. Енохов был хорошим учеником. Лишь само оценивание было для него мукой, и каждый год, когда проходил Экзамен, он вновь и вновь переживал настоящий ад. Его оценивают, определяют, на что он способен, а это невыносимо. Каждый раз он путается в догадках, пытаясь самостоятельно понять, на что он способен, но не может этого сделать. Лишь холодный и непредвзятый Экзамен способен выявить его способности, оценить всю его личность, всю жизнь и все права, на которые он претендует. И каждый раз он ждет его результатов, как преступник ждет приговора судьи. Хотя даже преступнику, наверное, легче — он ведь на самом деле знает, виновен или нет, и в душе у него все определено и ясно. Тут же все совершенно по-другому — он сам порой не знает степень своей вины перед другими. Может, он не заслуживает жить? Да, пока ему удавалось обманывать Экзамен, но тот рано или поздно расставит все на свои места, ведь его пути неисповедимы.

И было утро, и был вечер. А Енохов сидел и готовился к Экзамену.


Два дня до Экзамена


На следующий день Енохов снова гулял с Марией. Они гуляли по улице Девятого Мая, а потом пошли в лес. Там они целовались.

«Я тебя так люблю, что хочу вместе с тобой готовиться к Экзамену», — хрипло дыша, прошептала девочка.

«Красивая, — сказал он. Ты очень молодая и красивая».

«Да, — сказала девочка. Тело человека совершенно и красиво, как Экзамен, который будет нас оценивать».

«Ты все–таки лучше», — сказал Енохов.

«Не смей так говорить! — испуганно воскликнула Мария. Я постарею и умру, а Экзамен бессмертен. Мы умрем, но аттестаты о его прохождении сохранятся. В них мы будем жить вечно, и каждый будет оценен по заслугам».

Они продолжили целоваться. Но вдруг Енохов отстранился. «Если честно, — сказал он. Я не верю в Экзамен. Мне кажется, он не может полностью оценить человека, всю его душу. Лишь сам человек может оценить себя».

Следующее, что он услышал — это звук пощечины. От удивления и неожиданности он даже не почувствовал боли. А потом увидел девочку, убегающую от него в глубь леса.

«Мария! Маша!» — закричал он. Он долго бродил еще по лесу, но так и не нашел ее.

Когда он вернулся домой, то его обругала мать.

«О чем ты думаешь? — спрашивала она. У тебя скоро Экзамен, который оценит, чего ты достоин. Но ты целыми днями пропадаешь допоздна неизвестно где».

И Енохов отвечал ей:

«Мать, я не хочу готовиться к Экзамену. Мне кажется, что Экзамен не может меня оценить полностью».

И оплакивала мать сына своего, и пошла на кухню, и выпила валерьянки.

«Как же ты не понимаешь, — сказала она. Экзамен оценивает, нужен ли ты этому миру, достоин ли его. Иначе как понять, кто принесет обществу пользу?»

«Значит, ты рожала, чтобы принести обществу пользу?» — спросил Енохов.

«У меня было две причины тебя родить, — ответила мать. Во-первых, я хотела принести пользу обществу, а во-вторых, мне немножко хотелось иметь ребенка».

«Значит, мне нужно служить остальным людям только потому, что тебе хотелось иметь меня?» — спросил Енохов.

«Да», — сказала мать.


Один день до Экзамена


В школе Енохов снова получил записку от Марии. Она звала его к Осине, чтобы поговорить. На всех уроках рассказывали о том, что скоро решится их судьба, и Экзамен решит, чего достоин каждый.

«Важны не только знания, — говорили учителя. На то, как вы напишите Экзамен, влияет множество факторов: какой билет вам попался, ваше самочувствие, отношение к вам учителей и проч. и проч. Кто-то скажет, что тогда Экзамен не может трезво оценить ваши знания. Он будет прав. Экзамен оценивает не знания, а вас самих, насколько вы умны и талантливы, насколько вы достойны жить в нашем обществе. Все факторы, кажущиеся случайными, таковыми не являются. Вся эта совокупность случайностей на самом деле предопределена заранее свыше самой Сущностью Экзамена, которая является вечной и непоколебимой».

После уроков Енохов пошел к Осине. Там стояла Мария. Глаза ее были полны слез.

«Ты ужасный человек, — дрожащим голосом сказала она. Ты ненавидишь самое светлое и лучшее в этом мире».

«Мне просто кажется, что нельзя оценивать человека. Он слишком сложен для понимания, и нет ничего абсолютного, что могло бы его осудить», — сказал Енохов.

«Замолчи! — закричала Мария. Ты гадкий, отвратительный человек! Я очень надеюсь, что ты не сдашь Экзамен».

Она развернулась и ушла.

Енохову стало очень грустно. Со вчерашнего разговора с матерью он все думал, зачем и для чего был рожден. Но ответ так и не появлялся. В Экзамен он тоже не верил: он видел людей, которые восторженно отзывались о нем, но сам никак не мог понять его смысла, получить удовольствие от того, что тебя оценивают и взвешивают на весах. От мысли, что кто-то будет смотреть его работу, решать всю его дальнейшую судьбу, определять, чего он достоин, Енохову становилось не по себе.

Енохов пошел к реке. Он решил, что если у него нет достойной причины жить, то лучше умереть. Он перелез через перила и прыгнул в воду.

Он почувствовал, как ударился о водную гладь. Было больно. Он поднялся и понял, что стоит на воде. Потрогал лоб: наверное, будет шишка.

Из воды вылезла голова женщины с жабьим лицом.

«Что ты тут делаешь?» — спросила она.

«Я хотел утопиться, — ответил Енохов. Но почему-то не смог».

«Только Экзамен определяет, кому жить, а кому умереть, — ответила женщина. Завтра твоя судьба и будет определена. А пока иди домой готовиться к нему. Своим падением с моста ты разбудил меня: я тут спала».

Женщина с жабьим лицом нырнула обратно, а Енохов пошел домой.


Экзамен

В школе было пусто. Шаги Енохова гулким эхом разливались по всему коридору. Ему было страшно и неуютно. Пропажу учеников и учителей он связывал с Экзаменом, на котором должна была решиться его судьба.

Он вошел в аудиторию, где должен был происходить Экзамен. Там уже были все учителя.

«Ты пришел», — сказали они хором.

Енохов склонил голову.

«Как ты думаешь, ты сдашь Экзамен? — спросили учителя. Дай нам прямой ответ. Он уже давно находится в твоей голове».

Енохов помолчал, а потом сказал: «Нет. Я не сдам Экзамен. Во мне живет нетвердость мысли, и я слаб духом».

«Верно, — ответили учителя. Мы знаем, что ты хотел умереть. Это грех — умирать без Экзамена. И грех — хулить Экзамен. Но мы не может тебя экзаменовать, ибо экзаменуемы будем».

Учителя превратились в одно многоголовое многоногое существо, медленной тяжелой поступью направившееся к нему. Оно раскрыло свои тысячи ртов, наполненные белой тягучей слюной, вытянуло свои тысячи рук. Енохов, склонив голову, ждал их, ибо знал, что сам виновен.

Тысячи рук схватили его, тысячи рук связали его, тысячи рук понесли его. Тысячи ртов кричали на него, тысячи ртов кусали его, тысячи ртов искажались в усмешке. И тысячи ног несли его к Экзаменационной Работе.

Его бросили в яму с медведем, которая была прямо посреди школьного коридора. Медведь встал на задние лапы и заревел. И учителя заревели вслед за ним.

«Если медведь тебя не съест, то это значит, что ты сдал Экзамен», — хором сказали учителя.

Они взялись за руки и начали водить хоровод вокруг ямы, распевая при этом «Учат в школе». Медведь же медленно направился к связанному Енохову, который обмяк, ожидая заслуженного наказания.

Медведь долго и ожесточенно рвал мальчика. Но Енохов не умер. Его вытащили из ямы окровавленного, без руки и ноги, и понесли в медпункт.

«Если выживет, то придет на пересдачу», — сказал директор школы.

Через сорок дней Енохов умер.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File