Ксения Кудрина, Илья Дейкун. Это не трубка мир Коллаж 1

Ксения Кудрина
19:15, 08 июня 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Мир кимберлитовая трубка, Мирнинский район, Западная Якутия, Якутия, Россия.

Мир кимберлитовая трубка, Мирнинский район, Западная Якутия, Якутия, Россия.

Мир кимберлитовая трубка, Мирнинский район, Западная Якутия, Якутия, Россия.

Мир кимберлитовая трубка, Мирнинский район, Западная Якутия, Якутия, Россия.

1. Кибмерлитовая трубка → Ceci ne pas une pipe de Magritte 1 . — Незнакомый

язык, дыхание или эмоциональное веяние. с трудом построенное

различительное и различающее пространство ибо кимберлит есть

магматическая горная порода, заполняющая трубки взрыва — puissance

absolue et perpetuelle 2 , характеризующая государственную власть в голой

Илиаде русской жизни. Кажется, найти эту трубку помогла сама природа –

геологи вряд ли тогда обнаружили бы залежи кимберлита, если бы не лиса,

которая обустроила на месте будущего родника нору, лишенный четких

краев пустой знак без цели Эти три вида письма точно соответствуют трем

различным состояниям людей, образующих народ. Стена между 1) людьми

2) ФРГ и ГДР 3) Туалетом и ванной 4) Нами 5) Россией и Украиной. И поныне

русский человек из рода айыы-аймага среди окружающей его строгой,

лишенной всякого вымысла действительности любит верить в Илиаду

русской жизни без средства к цели.

2. В алмазоносном районе город Мирный, «Гигантская российская дыра»

напугала иностранцев без цели былоа открытоа в 1955 году, через ряд

отрывистых знаков внутренней бури; Этот город Строен станом, словно

копье, Стремителен, как стрела, Глубина его — 525 метров, диаметр — 1,2

километра. Его «Слишком большие надежды» (Ч. Диккенс) — про-ис-

текающаяие под защитой Левиафана, являются лишь той же самой жизнью,

открытой угрозе, теперь находящейся исключительно в руках суверена.

Другим пользователям→людям из рода айыы-аймага показалось странным,

что настолько широка, настолько превосходит речь смерть данного проекта,

так что дома и объекты инфраструктуры стоят так близко к основаниию

суверенитета и определяются только своей безусловной открытостью угрозе

смерти. (Антропоцен мимикрирует под антропоцентризм, теракт — под

интерактивность). Эскиз «Анти-Нарцисса» в качестве трансформации

туземной практики Жертвы, конформизма, лукавства, поэзии, морали,

снобизма, героизма, религии, бунта, терактов в госучереждениях знаменует

крайнюю степень некоей драматизации. Сажу из труб преисподней, «трубки

взрыва» выносят ее на арангасе своем к поверхности планеты.

3. На самом деле этот образ еще старше. Смерть обычная, нормальная,

почти в одних и тех же словах: Изнапечальная Мать-Земля, Огромный

1 Это не трубка Магритта

2 Абсолютная и вечная мощь

абаасы очень старой и очень долгой цивилизации, которая восходит к

первым векам человеческой истории, а угасает только сейчас, на наших

глазах. Без истерии и без нарциссизма, но повинуясь чистому эротическому

движению — разлив нефти во все шлюзы порождает всеобщий поток

расчленений и деиерархизаций. Разлив нефти, порожденный

концептуальным опытом эпохи вводится в геологическое тело, которое

переживает агрессию письма как свое случайное бедствие. Город Мирный –

икона Чрезвычайной Ситуации.

4. Мы принимаем его туманные иллюзии вместе с мерцающей диктатурой

уничтожения, в 40,6 раз превышающей концептуальный опыт эпохи, и

которая не может быть отвергнута без риска полного провала. Речь идет не о

всеобщем равенстве людей, оказавшихся в выработках в момент трепетного

приближения смерти, а о субалтернах природы, которым необходимо найти

исходно невинную речь по поводу метафизики обмена перспективами. Ведь

шаманизм — это политическое искусство занимать точку зрения того, что

должно быть познано. Шаман — это тот, кто персонифицирует в ожидании

уничтожения агрохимикатами.

5. Живущие за рамками чисто умеренных и «ограничительных» требований

правового государства, жители города Мирный молят у представителя

Алроса, богатыря Балтараа Баатыра, министра экологии Эрейдээх-буруйдаах

Эр Соготоха не о всеобщем неравенстве людей, не затронутых научным

изучением, получивших распространение по рекам Вилюй, Ирелях и Малая

Ботуобуя: чудесный народ в предчувствии смерти приобретает

антропоморфные черты Предка, скромного воспоминания о вещах и

существах, которые он любил. Жертв несчастных случаев выбрасывали на

свалку, как животных, отлученных от церкви. Ибо всеобщая норма

эсхатологии этико-политических терминов никогда не может в полной мере

уловить исключения подлинной природы.


Ксения Кудрина, художница. В данный момент работаю с собственным якутским наследием, с его встроенностью в российский и глобальный процесс. Меня интересует как единичное становится частью чего-то большего: сообщества, народа, племени художников, — как происходит излечение травм небелых народов, также как такие «лечение» и «единение» возможны ненасильственными методами. С этим связан и выбор медиа, с которыми я работаю: коллективный перформанс, инсталляция, инфографика и картографирование, работа с примитивным рисунком непрофессиональных или же уставших от собственного профессионализма художников. Мне хотелось бы отразить «современность» как гибридность, исходящую не из метрополии, но с периферии, составить ее рисунок, не используя при этом привычной тотализующей иконографии.

Илья Дейкун литературный и арт-критик, родился в Санкт-Петербурге, закончил литературный институт, магистратуру College Français МГУ, учился в БАЗА институт современного искусства. Лонг-лист критической премии «Неистовый Виссарион» (2021), был со-куратором выставки «Инфография» в галерее CUBE (2019)


Материал входит в серию публикаций по итогам образовательного проекта «Пространство и письмо: исследование антропоцена», который проходил в МСИ Гараж в июле 2019

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки