В тени американского авангарда: Реми Чарлип и его книги

LES RUK
22:23, 30 июля 20181042
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

В 2018 году в издательстве «Лес рук» вышла книга известного детского автора и иллюстратора Реми Чарлипа. К выходу книги «Где все?» издательство рассказывает о том, как он связан с американским авангардом второй половины XX века.

Реми Чарлип

Реми Чарлип

Имя Реми Чарлипа вряд ли известно широкой аудитории. За свою жизнь он попробовал себя во многих профессиях, связанных с искусством, но знают его прежде всего как автора и художника детских книг. При этом начинал он с совсем других вещей — занимался театральными костюмами и декорациями, ставил спектакли и руководил театром, преподавал и танцевал.

Реми Чарлип. Где все?

Реми Чарлип. Где все?

Когда в 2008 году автору «Хранителя времени» Брайану Селзнику вручали медаль Рандольфа Колдекотта — почетную награду Американской библиотечной ассоциации, учрежденную за особые заслуги в детской литературе, на церемонии присутствовал Реми Чарлип. Селзник, как и многие американцы, читал его книги в детстве, а Мельес из «Хранителя времени» был «срисован» с Чарлипа. Именно Селзник настоял на том, чтобы Чарлип пошел с ним. Когда Селзник сказал со сцены, что в зале сидит Чарлип, «все две тысячи библиотекарей, присутствовавших на церемонии, стоя аплодировали ему».

Брайн Селзник «срисовал» Жоржа Мельеса для своей книги «Хранитель времени» с Реми Чарлипа

Брайн Селзник «срисовал» Жоржа Мельеса для своей книги «Хранитель времени» с Реми Чарлипа

Жизнь Чарлипа была тесно связана с артистическими кругами послевоенного американского авангарда. Однако в отличие от прославленных представителей этих кругов — в первую очередь, Джона Кейджа, Мерса Каннингема, Роберта Раушенберга — Чарлип как большой художник практически неизвестен. Пришло время восполнить этот пробел.

Реми Чарлип родился в Нью-Йорке, в семье перебравшихся в США литовских евреев. Желание попробовать себя в искусстве проявилось уже в школьные годы. По настоянию матери он пошел учиться дизайну в Высшую текстильную школу Штраубенмюллера на Манхэттене, затем изучал искусства в колледже Купер Юнион. Довольно скоро понял, что в области визуальных искусств и дизайна ему сказать особенно нечего — Чарлип искал что-то иное по форме, с менее жесткими эстетическими ограничениями. Так он увлекся танцем — движение, казалось Чарлипу, воплощало дух свободы.

Получив стипендию, в 1949 году он начал изучать хореографию у Бонни Берд в Колледже Рид (Портленд). Процесс обучения был построен на непосредственном участии студентов в театральных постановках, и в первое время Чарлип занимался их художественным оформлением. По мере освоения хореографии он стал выступать в качестве танцовщика.

Реми Чарлип (1980-е).

Реми Чарлип (1980-е).

В Портленде он также получил музыкальную подготовку — его преподавателем был композитор Лу Харрисон. Он познакомил ученика с Джоном Кейджом и Мерсом Каннингемом, которые стали друзьями Чарлипа на всю жизнь. Вернувшись в Нью-Йорк, он присоединился к труппе Каннингема. В течение 1951-1953 годов активно посещал Колледж искусств в Черной Горе — так называемый «американский баухаус». Это был экспериментальный колледж, объединивший многих представителей артистического сообщества того времени: помимо уже упомянутых Кейджа и Каннингема, Чарлип общался там с художниками Робертом Раушенбергом, Саем Твомбли, композитором Дэвидом Тюдором, изобретателем мейл-арта Рэем Джонсоном.

«Ноктюрн» (Хореография — Мерс Каннингем). В центре Реми Чарлип, справа Мерс Каннингем.

«Ноктюрн» (Хореография — Мерс Каннингем). В центре Реми Чарлип, справа Мерс Каннингем.

На жизнь Чарлип зарабатывал дизайном и оформлением спектаклей, а также непосредственным участием в постановках — в 1951 году он, например, работал как хореограф на спектакле Живого театра «Доктор Фаустус зажигает огни». Параллельно для различных издательств Чарлип делал книжные обложки, рисовал иллюстрации к изданиям Маргарэт Уайз Браун («Маленький индеец Дэвида», «Мертвая птица») и Рут Краусс («Пуговица или луна»).

Иллюстрации Реми Чарлипа к книге Маргарет Уайз Браун «Мертвая птица».

Иллюстрации Реми Чарлипа к книге Маргарет Уайз Браун «Мертвая птица».

В 1956 году подписал контракт на свою первую книгу — «Наряжайтесь и давайте устроим вечеринку!». Ее главными героями, использующими в качестве одежды различные предметы, стали реальные друзья Чарлипа — Джон Кейдж, Рэй Джонсон, Кэролин Браун и Вера Уильямс. В 1957-м вышла в свет вторая книга — «Где все?».

«Наряжайтесь и давайте устроим вечеринку!» (1956)

«Наряжайтесь и давайте устроим вечеринку!» (1956)

Третий свой опус, вышедший в том же году, «Кажется, идет снег» Чарлип посвятил Джону Кейджу. Всего Реми Чарлип написал и проиллюстрировал более 30 книг.

Разворот книги «Кажется, идет снег!», посвященной Джону Кейджу.

Разворот книги «Кажется, идет снег!», посвященной Джону Кейджу.

Разворот книги «Тринадцать» (1975).

Разворот книги «Тринадцать» (1975).

Но не только по иллюстрациям можно судить о влиянии на его творчество авангардистов. Навыки художника пригодились Чарлипу в его хореографической практике: в 1971 году его подруга Нэнси Льюис попросила поставить танец, и он согласился, но совершенно об этом забыл и улетел в Париж. Выкручиваться пришлось дистанционно — по почте. Он отправлял танцовщикам зарисовки движений. Основой зарисовок стали открытки с фотографиями — первой открыткой, которую он отправил в США, стала репродукция фотографии Андре Кертеша «Сатирическая танцовщица» (1926).

Андре Кертеш. Сатирическая танцовщица (1926).

Андре Кертеш. Сатирическая танцовщица (1926).

Предполагалось, что связки, переходы от одного жеста к другому они придумают сами. Идея сработала, и спустя годы, когда, по приезде в Австралию в 1976-м году, для работы с театром Нового Южного Уэльса, Чарлип оказался на карантине в полной изоляции — его не выпускали так долго, что он решил применить тот же изобразительный метод в работе с австралийской труппой, чем заслужил внимание прессы и восхищение общественности.

«Танец с тремя ступеньками». Реми Чарлип

«Танец с тремя ступеньками». Реми Чарлип

В какой-то момент занятие, считавшееся просто источником заработка, стало делом жизни: благодаря книжной иллюстрации Чарлипу удалось завоевать свою самую массовую аудиторию — детей. При этом стилистика его книг и сам подход к иллюстрации испытали влияние авангарда и в искусстве, и в музыке, и в хореографии.

В одном из интервью он говорит:

«Я начал заниматься книжной иллюстрацией, потому что я люблю последовательности. Мне нравится, как одна вещь следует за другой. Книги воплощают это, ведь часто слышишь от ребенка: «Переверни страницу, переверни страницу!».


Хореографический рисунок танцевального номера «Чтение».

Хореографический рисунок танцевального номера «Чтение».

Книги будто маятниковые двери, каждая новая страница открывает новый мир, продолжая при этом рассказывать некую историю — либо диковинным, либо понятным способом. Или как-то иначе. Книги — это про разворачивание и последовательность, про то, что ты идешь от одной вещи к другой».

Чтение книги для Чарлипа было своего рода танцем — Чарлип считал, что танец является интегральной частью любой повседневной деятельности, и те движения, в которые оказывается вовлечен читатель, не являются исключением. В духе «танцев по почте» он поставил номер под названием «Чтение», в основе которого лежат движения человека, расположившегося в кресле с книгой. Этот танец очень показателен и символичен для всего творчества Реми Чарлипа, который, как и его прославленные друзья, не разделял искусство и жизнь, и в этом следовал авангардистским принципам своего поколения.


Редакция издательства «Лес рук»

Добавить в закладки

Автор

File