О чем говорит и о чем НЕ говорит новый музей Зои Космодемьянской

Лидия Панкратова
00:57, 22 ноября 2020🔥2
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

На месте казни Зои Космодемьянской в деревне Петрищево открылся новый музей. Белое здание площадью 2500 кв. м расположено в чистом поле в окружении старых деревянных изб.

Здание нового музея "Зоя" в деревне Петрищево в Московской области открылось 8 мая

Здание нового музея "Зоя" в деревне Петрищево в Московской области открылось 8 мая

Музей открыли еще накануне 9 мая — правда, больше в онлайн-формате. Теперь же вокруг музея разразился скандал, потому что газета The Village опубликовала «неподобающий» текст — мол, музей стал фоном для фэшн-съемок.

В итоге все ринулись обсуждать современную журналистику и спустили на несчастных авторов материала всех собак — вместо того, чтобы обратить внимание непосредственно на музейный комплекс, его эстетику, концепцию и месседж.

Поле как общественное пространство. Музей "Зоя" + благоустройство прилегающей территории: пешеходные дорожки, скамейки, д

Поле как общественное пространство. Музей "Зоя" + благоустройство прилегающей территории: пешеходные дорожки, скамейки, деревья

Некоторые уже назвали эту конструкцию периптером - это характерный тип древнегреческого храма, прямоугольник с колоннадой

Некоторые уже назвали эту конструкцию периптером - это характерный тип древнегреческого храма, прямоугольник с колоннадой по периметру

Вот так выглядит классический периптер. Это храм Парфенон на афинском Акрополе

Вот так выглядит классический периптер. Это храм Парфенон на афинском Акрополе

Музей «Зоя» и селфи на фоне Холокоста

Инстаграм. Фотографии пользователей на фоне музея

Инстаграм. Фотографии пользователей на фоне музея

Здание действительно выглядит эффектно, особенно в сочетании с дорожками, скамейками, подсветкой. Здесь все активно фотографируются — кто как: одни делают селфи, другие устраивают целые фотосессии с детьми, рекламой товаров и услуг, с собаками.

Полистайте инстаграм по геотегу «Музей “Зоя”», где по соседству с лайфстайлом попадаются посты с фотографиями настоящей Зои Космодемьянской, повешенной фашистами. Это очень отрезвляет. И напоминает о проектах музеев и памятников жертвам Холокоста, на фоне которых тоже любят сниматься самые разные люди.

Несколько лет назад даже был такой изобличающий онлайн-проект Yolocaust: один художник собрал найденные в сети фото посетителей на фоне берлинского мемориала и заменил фон с лаконичных бетонных блоков на горы трупов замученных и убитых узников концлагерей.

Я не просто так вспомнила Мемориал убитым евреям Европы по проекту Питера Айзенмана в Берлине, составленный из 2711 бетонных блоков разной высоты. Это место символическое: вблизи находился бункер Гитлера, а совсем рядом стояла Рейхсканцелярия по проекту Шпеера, снесенная после войны.

Мемориал жертвам Холокоста в Берлине. Архитектор Питер Айзенман. 2005 г.

Мемориал жертвам Холокоста в Берлине. Архитектор Питер Айзенман. 2005 г.

Концлагерь Равенсбрюк в Германии, где содержались исключительно женщины

Концлагерь Равенсбрюк в Германии, где содержались исключительно женщины

Музеи на местах бывших концлагерей — это тоже места символические, места, где казнили людей, то есть фактически законсервировавшие преступления фашистов. Про туризм по таким местам снят фильм «Аустерлиц» Сергея Лозницы, где на фоне ужаса концлагерей посетители спокойно фотографируются, едят, развлекаются как ни в чём не бывало.

Посмотрите фотографии в интернете — ну вряд ли кому-то придет в голову устраивать там фэшн-съемки или фотографировать свою собаку (хотя всякое бывает, и Лозница как раз и фиксирует такого рода «неподобающее» поведение).

Что получилось в Петрищеве

И все же что представляет собой архитектурное и дизайнерское решение нового музея? Половину объема этого двухэтажного здания занимают выставочные залы, другую половину — кафе, туалеты и сувенирный магазин. Снаружи — панорамное остекление и парадные галереи с колоннами. Похожие проекты публикуются пачками на архитектурных сайтах и в профильных журналах: всё это очень нейтральная, довольно безликая, пусть и нераздражающая архитектура, которой, повторюсь, строится очень много по всему миру.

Белое, чистое пространство без привычной военной символики, без флагов, без красных звезд. Правда, здесь есть одна звезда — золотого цвета, на входе с надписью «Зоя».

План музея

План музея

Музей "Зоя"

Музей "Зоя"

Музейное кафе

Музейное кафе

Многофункциональная архитектура музея "Зоя": то ли музей, то ли что-то еще

Многофункциональная архитектура музея "Зоя": то ли музей, то ли что-то еще

Если убрать звезду и надпись, получится универсальная коробка для чего угодно: сегодня здесь говорят про Великую Отечественную, а завтра вполне можно сменить концепцию и говорить о чем-то еще. Особенно учитывая, что «Зоя» — музей не самостоятельный, а почему-то филиал музейного комплекса «Новый Иерусалим». Какое отношение к Воскресенскому Новоиерусалимскому монастырю может иметь красноармеец Зоя Анатольевна Космодемьянская — большая загадка 21 века.

Одно дело, когда сама архитектура спроектирована так, что заставляет посетителя или даже случайного прохожего задуматься над трагедиями истории. Таковы многие советские мемориалы вроде Пискаревского кладбища в Петербурге, от Сталинграда-Волгограда — и до Маарьямяэ в Таллине.

Мемориал Маарьямяэ в Таллине, уникальное произведение ландшафтной архитектуры

Мемориал Маарьямяэ в Таллине, уникальное произведение ландшафтной архитектуры

Пискаревский мемориал на проспекте Непокоренных в Петербурге. Архитекторы А. Васильев и Е. Левинсон, период строительства

Пискаревский мемориал на проспекте Непокоренных в Петербурге. Архитекторы А. Васильев и Е. Левинсон, период строительства 1956-1960 гг.

Мемориальный комплекс Мамаев курган в Волгограде построен в 1959-1967 гг. под руководством скульптора Е. Вучетича в памят

Мемориальный комплекс Мамаев курган в Волгограде построен в 1959-1967 гг. под руководством скульптора Е. Вучетича в память героев Сталинградской битвы

Таковы памятники жертвам Холокоста по проектам Питера Айзенмана (Берлин), Даниэля Либескинда в Оттаве, музей Яд ва-Шем Моше Сафди в Иерусалиме, даже скромный Shoah Memorial в Болонье по проекту SET architects.

Музей Яд ва-Шем в Иерусалиме открылся в 2005 году. Комплекс находится на высоте 804 м над уровнем моря, рядом с Иерусалим

Музей Яд ва-Шем в Иерусалиме открылся в 2005 году. Комплекс находится на высоте 804 м над уровнем моря, рядом с Иерусалимским лесом. Архитектор Моше Сафди

Мемориал жертвам Холокоста в Оттаве. Архитектор Даниэль Либескинд работал с фотографом Эдвардом Буртинским: его ч/б фото

Мемориал жертвам Холокоста в Оттаве. Архитектор Даниэль Либескинд работал с фотографом Эдвардом Буртинским: его ч/б фото нанесены на поверхность бетонных плит. Бетонные плиты составляют символическую звезду Давида - форму можно увидеть на панораме сверху

Памятник жертвам Холокоста в Болонье. Мемориал состоит из двух башен, которые символизируют бараки узников концлагерей. Р

Памятник жертвам Холокоста в Болонье. Мемориал состоит из двух башен, которые символизируют бараки узников концлагерей. Расстояние между башнями сужается от 160 до 80 см

И совсем другое дело — когда это сооружение неясного назначения, без единого намека на события прошлого, которое приглашает включить не голову, а фотокамеру. Многофункциональный центр, а не военно-исторический музей — вот что такое «Зоя».

Молодые и красивые. Кто проектировал здание Музея «Зоя»

Впрочем, чего еще ждать от людей, которые не построили в своей жизни примерно ничего? Здание проектировало бюро A2M в составе молодых архитекторов Андрея Адамовича и Даны Матковской. В гугл-картах я нашла всего один их реализованный проект — это строительный магазин «Петрович» на Новорязанском шоссе.

Было еще несколько «интерьерных решений», только вот выбор линолеума или навигационных шрифтов — это не реальное строительство. Например, недавно открылась новая книжная зона по проекту A2M в Еврейском центре толерантности, хотя за архитектуру там отвечал все–таки Константин Степанович Мельников — ребята просто поставили пару стеллажей и сделали медную стойку. Для инстаграма сойдет.

Книжная лавка в Еврейском центре толерантности по проекту бюро A2M

Книжная лавка в Еврейском центре толерантности по проекту бюро A2M

Архитектурное бюро A2M. Справа вверху можно увидеть логотип с предыдущим названием бюро - A2OM

Архитектурное бюро A2M. Справа вверху можно увидеть логотип с предыдущим названием бюро - A2OM

Остальные проекты бюро A2M — это либо участие в конкурсах, либо реальные стройки, датированные «по настоящее время», то есть, по всей видимости, еще не законченные. Отсюда возникает вопрос, который в той или иной формулировке задают примерно все, но архитекторы на него ни разу прямо не ответили: откуда коврижки? Каким образом молодое бюро получает подряд на крупный госзаказ без проведения открытого архитектурного конкурса — да еще и бюро, в портфолио которого практически нечего показать?

_______________________________________

Нам хотелось донести, что война — это про благую идею в первую очередь
(Дана Матковская)
_______________________________________

Кроме рекламного интервью, где ребята хвастают просторным офисом на Большой Никитской (еще вопрос: у каждого молодого архитектора до 35 лет есть возможность арендовать помещение под офис в центре Москвы?), нам предъявлен наглядный пример того, как молодым архитекторам дали возможность поупражняться и получить новый опыт в строительстве за государственный счет.

Хорошо это или плохо — не знаю, однако видеоинтервью с авторами не сулит ничего выдающегося. Кажется, им безразлично, какой объект проектировать, — музей или магазин: их здание легко переоборудовать под что угодно, будь то свадебный зал, загородный клуб, фудкорт или любая другая торговая площадка.

От Ельцин-центра до Петрищева. Экспозиция-«рыба»

Нейминг и дизайн экспозиции делала компания «Lorem Ipsum» с американским руководством и российскими сотрудниками. Уже само название символично, ведь lorem ipsum — это текст-«рыба», просто наполнитель из знаков для дизайнерского макета.

Но посмотрите на команду бюро, какие лица! Тут и люди с кинообразованием, и философы, и сценаристы, даже известный музыкальный журналист Александр Горбачев числится. Творческая студия разрабатывала мультимедийные экспозиции для парка «Зарядье», Ельцин-центра, Еврейского центра толерантности, а среди клиентов значится не просто какой-то Google или YouTube, а сама Администрация президента России! Найдите 10 отличий:

Музей "Зоя". Вид экспозиции

Музей "Зоя". Вид экспозиции

Ельцин-центр. Вид экспозиции

Ельцин-центр. Вид экспозиции

Еврейский центр толерантности. Вид экспозиции

Еврейский центр толерантности. Вид экспозиции

Отсюда и поточный характер внутреннего наполнения «Зои», обязательные для абстрактной «современной молодежи» иммерсивность и интерактив. Якобы молодой организм как-то иначе воспринимает информацию, поэтому ему мало показать детский фильм «Зоя» Лео Арнштама, а нужно непременно сымитировать холод в помещении и взрывы за окном. Или вместо советских военных лозунгов разместить на стенах музея цитаты из Рузвельта, де Голля и Черчилля (последний, как это принято в новой реальности, с одной буквой «л»).

Хотя ничего принципиально нового в этой экспозиции нет. Журналист газеты «Взгляд» уже сравнил ее с разделом «Осада Бастони» в Национальном музее Второй мировой войны в Новом Орлеане.

Новый музей "Зоя". Интерьер

Новый музей "Зоя". Интерьер

Национальный музей Второй мировой войны в Новом Орлеане

Национальный музей Второй мировой войны в Новом Орлеане

Залы с опцией «записать свою личную историю» — посетителей окружает плазма с десятками спроецированных черно-белых фотографий ветеранов и участников войны — до боли напоминают аналогичные интерьеры в израильском музее Яд ва-Шем.

Как говорил популярный киношный персонаж, «всё уже украдено до нас».

Стена из фотографий в музее "Зоя"

Стена из фотографий в музее "Зоя"

Купол из черно-белых фотографий в иерусалимском музее Яд ва-Шем

Купол из черно-белых фотографий в иерусалимском музее Яд ва-Шем

«Смузи вместо подвига», или Почему Зоя – навсегда

Безымянный комментатор под роликом с интервью с архитекторами называет этот проект «смузи вместо подвига» и, кажется, абсолютно прав. Дело в том, что с 1956 года в Петрищево мирно существовал старый музей Зои Космодемьянской, куда приезжали когда-то и мои родители по профсоюзной путевке. Здесь Зою пытали перед казнью, а наутро повесили.

Старый музей был аутентичным и не вызывал столько вопросов. Посещением старого музея Зои Космодемьянской проникся даже клипмейкер Егор Кончаловский, который должен был снимать фильм «Страсти по Зое» по заказу Минкульта, но в итоге фильм выйдет с другими людьми в титрах.

Старый музей памяти Зои Космодемьянской и скульптура работы скульпторов О. Иконникова и В. Федорова

Старый музей памяти Зои Космодемьянской и скульптура работы скульпторов О. Иконникова и В. Федорова

На вопрос «В чем, на ваш взгляд, природа подвига Зои?» режиссер порекомендовал съездить в подмосковную деревню Петрищево, где она погибла, и посетить ее музейный мемориал:

«Посидите на той скамье, где ее пытали… Есть у этого места, этой отполированной лавки, где она лежала в последнюю ночь своей жизни, место героя и невыносимая энергия мученицы. Фантастическое по мощи место!Вылетаешь оттуда как ошпаренный… И только потом понимаешь, почему танкисты шли в бой с надписью на машинах «За Зою!». И почему даже фашисты знали о «партизанке Тане». И почему Зоя — навсегда». (Егор Кончаловский)

______________________

Подписывайтесь на страницы проекта Киноа:

Дзен // ВКонтакте // Facebook // Telegram // Instagram

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки