radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Киноа. Архитектурный киноклуб

«Петровка, 38»: город, дизайн, цвет и интерьеры в культовом милицейском детективе

Лидия Панкратова

16 января родился Василий Лановой, один из лучших актеров советского кино. Лановой сейчас в больнице, пожелаем ему здоровья и сил, а пока вспомним милицейскую дилогию «Петровка, 38» и «Огарёва, 6» 1980 года, где он убедительно сыграл майора Костенко из московского угрозыска.

Привет Феликсу: в 1968 Василий Лановой сыграл Дзержинского в фильме «Шестое июля»

Привет Феликсу: в 1968 Василий Лановой сыграл Дзержинского в фильме «Шестое июля»

Оба фильма сняты режиссёром Борисом Григорьевым по Юлиану Семёнову, оба одинаково интересны и драматургически, и художественно. Обоими фильмами милиция может смело гордиться.

Помимо крутого актерского состава (кроме Ланового тут ещё Юматов, Герасимов, Кузнецов, Ерёменко и др.), в дилогии отличная операторская работа: внимательная и изобретательная камера Игоря Клебанова выхватывает детали городской среды и интерьеров, отражения и блики, выразительные тени на стенах и даже золотых рыбок в аквариуме.

В этом фильме интересно разглядывать каждую деталь интерьера и городской среды

В этом фильме интересно разглядывать каждую деталь интерьера и городской среды

Режиссёр Борис Григорьев вместе с Юлианом Семёновым вводит зрителя в курс дела вплоть до тончайших сторон работы следователя-криминалиста

Режиссёр Борис Григорьев вместе с Юлианом Семёновым вводит зрителя в курс дела вплоть до тончайших сторон работы следователя-криминалиста

Петровка, 38

Зрелищно, динамично, детективно. Как в правильном детективе, тут имеются и фотороботы, и экспрессионистские кадры с места преступления, и настоящие криминалистические натюрморты, и специальная приглушенная палитра, соответствующая времени и месту. А как здорово запараллелены сцены дождя и мытья под душем в одной из первых сцен фильма!

Давайте проведем небольшой пространственный анализ этого детектива.

«Криминальная» палитра, в которой стилистически выдержан весь фильм

«Криминальная» палитра, в которой стилистически выдержан весь фильм

Сцена в столовой. Обратите внимание на ритмическую игру орнаментов: галстук-рубашка-фон

Сцена в столовой. Обратите внимание на ритмическую игру орнаментов: галстук-рубашка-фон

Интерьеры

Фильм начинается фактически с конфликта отцов и детей, который станет чуть ли не главной темой в перестроечном кино: мальчик-подросток, невольный свидетель преступления, уходит из дома, пока родители выясняют отношения между собой. Паренёк приходит к учителю литературы (Вацлав Дворжецкий), который что-то готовит на плите, гладит свою пушистую собаку и читает книги.

Вацлав Дворжецкий в роли учителя литературы. Весь в книгах

Вацлав Дворжецкий в роли учителя литературы. Весь в книгах

Домашний питомец

Домашний питомец

Интерьер. Одинокая лампочка и&nbsp;<nobr>ретро-плита</nobr>

Интерьер. Одинокая лампочка и ретро-плита








Вместе с пристрастными следователями камера пристально рассматривает богемную комнату преступника: репродукции, творческий беспорядок, модный бар, антикварная ширма, свечи, шахматы, искусство (главный художник-постановщик Ольга Кравченя).

Советские милиционеры уголовного розыска производят впечатление не хуже, чем их зарубежные коллеги: да, они положительнее во сто крат, пьют чай из подстаканников вместо чего-нибудь покрепче из карманной фляжки, но в них есть мера, и это точно не картонные персонажи, как какой-нибудь агент 007.

Валентино, он&nbsp;же Валентин Росляков (Евгений Герасимов) рассматривает типичный богемный интерьер: свечи, постеры, много бутылок

Валентино, он же Валентин Росляков (Евгений Герасимов) рассматривает типичный богемный интерьер: свечи, постеры, много бутылок

Георгий Юматов и&nbsp;Василий Лановой спустя 9 лет после «Офицеров»

Георгий Юматов и Василий Лановой спустя 9 лет после «Офицеров»

Немного декадентства в&nbsp;интерьере

Немного декадентства в интерьере









Вот они вместе с отцом-основателем советской милиции Феликсом Эдмундовичем. Как бы передали привет фильму о Ленине «Шестое июля», где Василий Лановой сыграл Дзержинского.

В&nbsp;кабинетах на&nbsp;Петровке, 38 со&nbsp;стен участливо смотрят Феликс Эдмундович и&nbsp;Владимир Ильич

В кабинетах на Петровке, 38 со стен участливо смотрят Феликс Эдмундович и Владимир Ильич

Наши герои носят форму только на&nbsp;официальных допросах

Наши герои носят форму только на официальных допросах

Обычная полированная мебель, нагромождение дел, пишущая машинка&nbsp;— не&nbsp;реквизит декоратора, а&nbsp;реалии работы угрозыска

Обычная полированная мебель, нагромождение дел, пишущая машинка — не реквизит декоратора, а реалии работы угрозыска

Сцена знакомства в бассейне. Как в хорошем нуаре: начало десятого, темно, она появляется из воды, как из пены морской.

Другого такого киношного знакомства в бассейне я не припомню, разве что в романтическом фильме «Друг моей подруги» Эрика Ромера или в «Сенсации» Вуди Аллена, тоже криминальной, но более юмористической: когда Скарлетт Йоханссон в роли начинающей журналистки-сыщика знакомится с объектом своего расследования.

Людмила Нильская в&nbsp;образе прыгуньи в&nbsp;воду

Людмила Нильская в образе прыгуньи в воду

Спортсменка, красавица и, наверное, комсомолка тоже

Спортсменка, красавица и, наверное, комсомолка тоже

Работа с&nbsp;цветом в&nbsp;фильме «Петровка, 38» выше всяческих похвал: это заслуга, в&nbsp;первую очередь, режиссёра и&nbsp;оператора, но&nbsp;также и&nbsp;декораторов, и&nbsp;художников по&nbsp;костюмам

Работа с цветом в фильме «Петровка, 38» выше всяческих похвал: это заслуга, в первую очередь, режиссёра и оператора, но также и декораторов, и художников по костюмам

В просторном кабинете на Петровке — не только экраны и огромная карта города (полицейский — это всегда главный урбанист, не забывайте), но и уютный самовар (ещё один самовар будет в столовой).

Подобный кабинет мы ещё не раз увидим в другой экранизации Юлиана Семёнова — «ТАСС уполномочен заявить…».

Самоваров в&nbsp;фильме будет несколько. Вот один

Самоваров в фильме будет несколько. Вот один

Еще один самовар&nbsp;— в&nbsp;доме у&nbsp;мальчика Лёньки

Еще один самовар — в доме у мальчика Лёньки

Третий самовар&nbsp;— в&nbsp;милицейской столовой. Надпись на&nbsp;табличке: «У&nbsp;нас четверг, рыбный день»

Третий самовар — в милицейской столовой. Надпись на табличке: «У нас четверг, рыбный день»








У&nbsp;Юматова в&nbsp;кабинете самовара нет, только скромненький кипятильник

У Юматова в кабинете самовара нет, только скромненький кипятильник

Кабинет-приёмная: большой стол + карта города, обязательный атрибут фильма про&nbsp;<nobr>следователей-криминалистов</nobr>

Кабинет-приёмная: большой стол + карта города, обязательный атрибут фильма про следователей-криминалистов

Снова карта + Ленин

Снова карта + Ленин









Значительная часть сцены в комнате Алёны (Людмила Нильская), когда Евгений Герасимов по-пижонски открывает коньяк одним ударом, построена на контрасте чёрного и белого, снята на фоне стены, да ещё и в зеркале. С легкомысленными ромашками, градусником вместо книжной закладки и забавной графикой получилось в духе новой волны.

В&nbsp;гостях у&nbsp;Алёны. Сцена снята ювелирно, Годар&nbsp;бы обзавидовался

В гостях у Алёны. Сцена снята ювелирно, Годар бы обзавидовался

Ритм и&nbsp;геометрию этому эпизоду задаёт интересно оформленная стена на&nbsp;заднем плане, где встречаются фигуративные картинки, оптические узоры и&nbsp;каркас стеллажа

Ритм и геометрию этому эпизоду задаёт интересно оформленная стена на заднем плане, где встречаются фигуративные картинки, оптические узоры и каркас стеллажа

Зеркало-перегородка. Неожиданный эффект

Зеркало-перегородка. Неожиданный эффект

А&nbsp;вот та самая сцена с&nbsp;фееричным откупориванием коньяка. По&nbsp;мере развития их&nbsp;отношений, она берёт в&nbsp;руки дрель…

А вот та самая сцена с фееричным откупориванием коньяка. По мере развития их отношений, она берёт в руки дрель…

Городская среда

Улицы и переулки оживлены и насыщены действием. Даже кажется, что мы за ними подглядываем то из окна, то из едва приоткрытой двери, то с помощью скрытой камеры (режиссёр Борис Григорьев действительно снимал некоторые сцены скрытой камерой): люди живут своей жизнью, ходят по своим делам, воры воруют, а порядочные граждане покупают корневища и луковицы в специализированном магазине.

Надпись: «Скупка продажа корневищ и&nbsp;луковиц». Документ эпохи

Надпись: «Скупка продажа корневищ и луковиц». Документ эпохи

Ещё&nbsp;один уличный кадр: тут здорово чередуются клетки на&nbsp;рубашке, ромбы на&nbsp;галстуке, оконные рамы, решётки на&nbsp;окнах и&nbsp;на&nbsp;асфальте

Ещё один уличный кадр: тут здорово чередуются клетки на рубашке, ромбы на галстуке, оконные рамы, решётки на окнах и на асфальте

Милиционер с&nbsp;жёлтым мячиком + велосипед + детские снаряды. Такие изображения очень располагают к&nbsp;себе

Милиционер с жёлтым мячиком + велосипед + детские снаряды. Такие изображения очень располагают к себе









Практически документальные кадры, снятые то&nbsp;ли из&nbsp;двери, то&nbsp;ли из&nbsp;оконного проёма

Практически документальные кадры, снятые то ли из двери, то ли из оконного проёма

Зрителю как&nbsp;бы предлагают подглядеть за&nbsp;работой милиции

Зрителю как бы предлагают подглядеть за работой милиции

Вдали идут советские люди, справа вверху то&nbsp;ли открытка, то&nbsp;ли плакат. Игра света и&nbsp;тени, очень красиво

Вдали идут советские люди, справа вверху то ли открытка, то ли плакат. Игра света и тени, очень красиво

Любопытно, что город во всем его многообразии появляется уже во второй трети фильма вместе с шайкой преступников (Михаил Жигалов и совершенно гениальная роль «Прохора» в исполнении Николая Крюкова, которого я не сразу узнала в гриме). То есть сначала с помощью загадочных телефонисток в титрах, интригующих деталей и тесных комнатушек нагнетается саспенс, а уже потом нам показывают тех, кто за этим безобразием стоит.

Кстати, пересмотрите заговорщицкую сцену с бандитами полностью, от начала до конца, лучше без звука, — это балет в чистом виде: как они ходят туда-сюда на фоне прохожих, мимо проезжают поезда и тележка с колоритными пластиковыми ящиками, а Жигалов стоит себе и загорает.

Проезжают ящики. Колоритно

Проезжают ящики. Колоритно

Слева направо: Михаил Жигалов, Николай Крюков, Александр Никифоров

Слева направо: Михаил Жигалов, Николай Крюков, Александр Никифоров

И&nbsp;снова решётки, клетки, пересечения линий, даже переплетенные подтяжки

И снова решётки, клетки, пересечения линий, даже переплетенные подтяжки








Роскошные кадры на стройке. Закатное солнце и ажурные узоры кранов, лесов, решёток и линий электропередач.

Как&nbsp;в&nbsp;<nobr>каком-нибудь</nobr> Марселе или Нью-Йорке. Идеальный кадр для детектива

Как в каком-нибудь Марселе или Нью-Йорке. Идеальный кадр для детектива

Стройка, а&nbsp;внизу проходят поезда

Стройка, а внизу проходят поезда

Вспоминается живопись Дейнеки или производственное кино

Вспоминается живопись Дейнеки или производственное кино








Лановой на задании. Солнце, женщины, а в перспективе стеклянный параллелепипед в стиле Сигрем-билдинг Миса ван дер Роэ. Эпизод почти манхэттенский.

Не&nbsp;<nobr>Уолл-стрит</nobr>, не&nbsp;<nobr>Таймс-сквер</nobr>, а&nbsp;Москва. Немного в&nbsp;стиле пионера цветной фотографии Сола Лейтера

Не Уолл-стрит, не Таймс-сквер, а Москва. Немного в стиле пионера цветной фотографии Сола Лейтера

И, конечно, погони, которым место в учебнике по операторскому мастерству.

О съемках той великой сцены погони двух «Волг» рассказал Игорь Клебанов в интервью милицейской газете:

Директор фильма пришёл в ужас — он не понимал, как в центре города снимать погоню. Но я настоял на своём: «Волга» начнёт движение на Пушкинской площади. Нашёл двор в редакции «Известий», вместо ворот установили стенд с фотографиями корреспондентов газеты. По эскалатору в метро мирно поднимаются люди, камера панорамирует направо, возникает стеклянное полотно витрины. И тут она разбивается, и на Пушкинскую площадь выносится «Волга». В погоне участвовали каскадёры — бесстрашные ребята, не имевшие опыта работы в кино, но занимавшиеся спортивным автомобилизмом. Я, кстати, тоже оказался в роли каскадёра в микроэпизоде, сидя в одной из машин, которая преследует преступников.

Наиболее запоминающийся момент погони снимали на Рождественском бульваре, на месте крутого спуска к Трубной площади. Мне хотелось, чтобы машины немного «полетали». Чтобы удлинить полёт, установили трамплинчики, замаскировали их, покрасив в цвет асфальта. Мы с каскадёрами готовились к наивысшим достижениям. Но тут приехала милая женщина — инструктор по технике безопасности, который обязательно должен присутствовать на трюковых съёмках, и стала интересоваться деталями предстоящей съёмки. Мы понимали, что задуманное под угрозой. Чтобы отвлечь внимание инструктора, я сказал: «Лена, говорят, что в ЦУМе колготки выбросили… Мы приступим к съёмке часа через два». Она ушла. А мы сняли в это время несколько дублей. Самый длинный автопрыжок был длиной в 28 метров…

Игорь Клебанов в интервью МВД МЕДИА

Эффектная погоня у&nbsp;здания газеты «Известия» в&nbsp;Москве

Эффектная погоня у здания газеты «Известия» в Москве

На первом этаже здания «Известий» тогда только-только открылась выставка ВНИИТЭ, института технической эстетики (1978), стильная и прогрессивная витрина советского дизайна. И когда «Волга» выезжает и мчится дальше к памятнику Пушкину, камера на мгновение фиксирует табличку «Центр технической эстетики» (хотя другие режиссёр с оператором просто проехали бы мимо).

Центр технической эстетики открылся в&nbsp;1978 и&nbsp;показывал москвичам и&nbsp;гостям столицы новинки советского дизайна

Центр технической эстетики открылся в 1978 и показывал москвичам и гостям столицы новинки советского дизайна

Резюме

«Петровка, 38» действительно выдерживает высокую планку по эстетике, ни разу не скатываясь в безвкусицу (чем, к сожалению, страдают многие жанровые фильмы). Картина сделана в лучших традициях детективного остросюжетного кино — это же без пяти минут боевик!

При этом здесь есть и лирика, и очаровательные элементы вроде заикания Юматова или надписи в столовой «У нас четверг, рыбный день» или чудаковатых старорежимных соседей-музыкантов (персонаж Катина-Ярцева и его художественные апартаменты) или сцен на лестничной площадке и в лифте в духе французских детективов Мельвиля и Клузо.

Лестница, решётка лифта, приглушенные цвета&nbsp;— всё как&nbsp;в&nbsp;правильном детективе

Лестница, решётка лифта, приглушенные цвета — всё как в правильном детективе

И&nbsp;немного лирики. Дождливый нововолновый кадр

И немного лирики. Дождливый нововолновый кадр

В мою прошлогоднюю лекцию «Жил-был полицейский» этот фильм не вошел, и очень зря, потому что это достойный образец жанра.

В следующем материале проанализируем «Огарёва,6».

______________________

Подписывайтесь на страницы проекта Киноа:

Дзен // ВКонтакте // Facebook // YouTube // Telegram // Instagram

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author