radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

«Свои»

Mariya iya


День по-простому простой. Не самое утро, но всё же. Наполовину полная маршрутка. Несколько минут и она «до крышки».

Едем.

За окнами, просто природа со сложной историей. Нам ничто не мешает быть частью транспорта, дорожного движения, частью всеобщей цели. И как обычно происходит, такому удивительному состоянию умиротворения «кто-то/что-то» обязательно противодействует. Нет! Шило, нет, неистребимо! Зачем? Life Style такой как бы.

И вот этот «что-то/кто-то» — краснолицый эрудит, с невинно припухшими щёчками, с присущей деликатностью алкашику, заботливо избавлял всех от бремени совершенной гармонии, до полного уничтожения её следов. Ощущение, как будто нас всех в одно мгновение оторвали от сладкого дрёма, и резко ткнули вопросами в лицо:

-Имя? Живо-живо. Отвечай! Откуда? (= Уавф? Уавф-Уавф. Уавф! Уавф?)

Пока все пытались прийти в себя, обеспокоенная масса стала выгодным фоном для, приобретавшей рельеф, той самой персоны. Это был его первый выстрел.

И, ура, скоропостижный второй: из его сумки упало около пяти предметов, просто в один шмяк, что дискредитировало для меня в тот момент физику как науку.

«Красссиво» — так он окрестил произошедшее, что стало последним жестом пролога. После чего все ждали неминуемого перехода к завязке.

Надо заметить, спланировано все с интуицией какого никакого, а режиссёра. Эти его экстравагантные: щит и меч — адски зловонный перегар, как спец- эффект, имели единое происхождение. Родились, наверное, буквально, вчера вечером, как раз после смерти бутылька со спиртным.

Эта догадка дала жизнь формуле — чем больше он затрачивал сил на планирование, последующих действий , тем больше он нервничал, а вместе с тем активнее дышал, накачивая маршрутное таксо, этой красотой.

Конечно же авто-медитация оказалась в давно забытом прошлом, всех волновали теперь только проблемы насущные.

Ну так вот, дождавшись минуты внимания аудитории, он принялся за свободное курсирование, по окружающей атмосфере, исступления и наигранного интереса.

Первыми вступили биты, и, кажется, это было бормотанием. Да, точно: сквозь душистые туманы продирался едва слышный танец шепота. Мгновение, и виртуоз предложил дополнительную фигуру. Кончиками пальцев нежно была обхвачена ручка. Ручка создавала узоры, добавляла асимметрии композиции.

Когда истыканное сиденье показалось ему уставшим , да и сам приём, по-правде, перестал работать, тут он сообразил дать волю собственному телу. Такой инструмент занял место роли «шах и мат» , словно, будь это шахматный матч: голова в хаотичном порядке перебирает все стороны света; он сладко потирает ручки, во-первых, потому что чувствовал на себе взгляды, во-вторых, тут надо учитывать долю озорства, навеянную, скорее всего, настроением, так как глаза иногда выдавали его суть шаловливого подростка, отправившегося в путешествие. Эдакий сорванец, сбежавший из дому, в свои все сорок, совершает тайный побег по маршруту Серпухов-Таруса. Ничего не скажешь. Можно только позавидовать отчаянности и смелости храброго малого. Браво!

Удивительно, и тем не менее остается фактом, что ничем не примечательные люди стараются преодолеть злой рок непримечательности. Но тут важно, каким методом. Есть такая отдельная полочка, которую Фрейд назвал, — «подсознательное», куда они часто заглядывают за ложечкой оригинальности. Что в результате зачастую даёт непредсказуемый результат, но это по части глупости и сумасбродности, так-то выхлоп КПД совершенно нулевой получается. Так вот, прикрываясь безумием и жаждой веселья, на самом же деле, они скрывают полное отсутствие оригинальности. Ну ничего. Ведь это нисколько не помешало парню выдавать андеграунд днём , без единого намека на нахождение единомышленника. Если честно, то таких «Ай да Марков Твенов» в России пруд пруди, они затыкают собой каждый угол, возможно, поэтому она и кажется такой необъятной и бесконечной.

Возвращаясь к истории… неугомонность и зашкаливающее напряжение, повелевающие желанием, сделать что-то более крупномасштабное, делает его бессильным к сопротивлению, он не выдерживает и приглашает в свои просторы диалога крайнего человека, то есть меня.

-ПЛЯЖ НА ОКЕ?

-Что, простите?

(переспрашиваю, с лицом, слегка пришибленным, вопросом из разряда «WTF?»)

-Такой поворот его даже больше, чем просто, удовлетворил, потому как непонимание собеседника показалось залогом неординарности, почему и последовал с аппетитом просмакованный тот же вопрос уже дважды подряд.

— Какой пляж? Что? Я не понимаю.

На это он даже разозлился, потому что рокировки с оригинального на демонстрацию глупости, он никак не ожидал, — Ты что не здесь живешь?- спросил, желая услышать обратное. Будто он тут явно не местный, чем явно гордится, хотя я бы нашла больше пошлости и китча, в словах кричащих об антипринадлежности здешним краям.

Нет, — отвечаю.

-А откуда? Где живешь?

-В Москве.

— Я тоже….

В общем-то логично вытекающая фраза, после которой он неожиданно впал в уныние, и куда-то девался. Еще раз его настиг звёздный час, но это уже была не его инициатива, а чистая случайность и хмель, повлиявший на координацию движений, что стало причиной очередного громогласного падения, но уже пол-литровой нычки, вон из его сумки. Последним решением его было оставить бултыхаться прозрачную жидкость на полу, а самому обратно укутаться в уютные перегарные думы и исчезнуть с поля зрения….А меня между тем посетила мысль:

На вход в свой мирок

Я поставила Мастера кунфу.

Соглядатого,

А также установила сигнализацию.

Чтобы охранялся как главы государства,

Не было видно за забором высоченным

Как на рублевках,

оцеплен был проволокой колючей под напряжением.


лето 2015 г.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author