Написать текст

Белая Африка

Marina Grinberg

«— Это давно забытое понятие, — объяснил Лис. Оно означает: создать узы.

— Узы?

— Вот именно, — сказал Лис. — Ты для меня пока всего лишь маленький мальчик, точно такой же, как сто тысяч других мальчиков. И ты мне не нужен. И я тебе тоже не нужен. Я для тебя только лисица, точно такая же, как сто тысяч других лисиц. Но если ты меня приручишь, мы станем нужны друг другу. Ты будешь для меня единственный в целом свете. И я буду для тебя один в целом свете…»

А. де Сент-Экзюпери «Маленький принц»

Для того чтобы ощутить власть человека над собственным миром, достаточно вспомнить «Эффект бабочки». Вся наша реальность, в которой мы живем сегодня, — результат малого: случайной эмоции, амбициозной мысли или высокомерного решения. Приказа, который много веков назад отдал сильнейший мира сего, и безжалостной палки, заставившей туземца взглянуть дикими от ужаса и страха глазами на не знающего пощады завоевателя…

Мыс Доброй Надежды — именно так в 17 веке называлась остановка в Южной Африке, через которую корабли из Европы попадали в Индию и Китай. Такое светлое название, однако, не обеспечило аборигенам надежного будущего: голландцами было решено создать там торговую стоянку, а затем Ост-Индской компанией — захватить близлежащие земли. Именно в то время в самобытной традиционной Африке и появился тот островок Запада, который оказал величайшее влияние на историческое развитие страны. Первые белые поселенцы были названы «бурами», их потомки живут в ЮАР по сегодняшний день и на себе сполна ощущают ту обиду, которая сохранилась в ментальной памяти жестоко захваченной нации.

Прямиком из «Сердца тьмы»

К счастью, в культурном наследии мира сохранились воспоминания участников тех далеких от нашей цивилизации событий, которые в красках описывают и дают прочувствовать, как же европейская культура, словно тонкая струйка ядовитого газа, проникала в традиционную тропическую Африку:

Черные скорченные тела лежали и сидели между деревьями, прислоняясь к стволам, припадая к земле, полустертые в тусклом свете; позы их свидетельствовали о боли, безнадежности и отчаянии. Снова взорвался динамит на утесе, и земля дрогнула у меня под ногами. Работа шла своим чередом. Работа! А сюда шли умирать те, кто там работал.

Они умирали медленной смертью, это было ясно. Они не были врагами, не были преступниками, теперь в них не было ничего земного, — остались лишь черные тени болезни и голода, лежащие в зеленоватом сумраке. Их доставляли со всего побережья, соблюдая все оговоренные контрактом условия; в незнакомой обстановке, получая непривычную для них пищу, они заболевали, теряли работоспособность, и тогда им позволяли уползать прочь. Эти смертники были свободны, как воздух, и почти так же прозрачны. В тени деревьев я начал различать блеск их глаз. Потом, посмотрев вниз, я увидел около своей руки чье-то лицо. Черное тело растянулось во всю длину, опираясь одним плечом о ствол дерева; медленно поднялись веки, и я увидел огромные тусклые ввалившиеся глаза; какой-то огонек, слепой, бесцветный, вспыхнул в них и медленно угас. Этот человек казался молодым, почти мальчиком, но вы знаете, как трудно определить их возраст. Я ничего иного не мог придумать, как предложить ему один из морских сухарей моего славного шведа, — сухари были у меня в кармане. Пальцы медленно его сжали; человек не сделал больше ни одного движения, не взглянул на меня. Шея его была повязана какой-то белой шерстинкой. Зачем? Где он ее достал? Был ли это отличительный его знак, украшение или амулет? Или ничего не было с ней связано? На черной шее она производила жуткое впечатление — эта белая нитка, привезенная из страны, лежащей за морями.

Конрад Джозеф «Сердце тьмы»

Африканская действительность

Когда-то европейцы добились своего: захватили земли туземцев ради богатств — земли, драгоценных камней и слоновой кости. Сегодня же главным конфликтом остается отнюдь не экономический вопрос. Межнациональные распри в Южной Африке приняли острую форму. Российский историк-африканист А.Б. Дэвидсон признавался: «Я всю жизнь боролся против белого расизма, но, когда я приехал в ЮАР после падения Апартеида, я увидел, что такое черный расизм». Еще в начале нулевых годов Энн Пейтон, жена известного южноафриканского писателя в заметке «Почему я уезжаю из Южной Африки», опубликованной в лондонской газете «Sunday Times», писала:

«Я страстно люблю свою страну, но не могу больше здесь жить. Я больше не могу закрывать окна в машине и бояться останавливаться на светофорах. Я устала постоянно ожидать худшего, вздрагивая от каждой тени, пугаясь любой группы подростков, даже если в девяти случаях из десяти они оказываются безобидными школьниками. Такие страхи одолевают нас всех. Среди моих друзей и друзей моих друзей за последние четыре года было убито девять человек».

С тех пор власти так и не смогли урегулировать этот конфликт и прийти к какому-то жизнеспособному решению ситуации: только за 2015 год в ЮАР были убиты более 1000 белых фермеров.

Опасности стереотипов

Деление наций на «своих» и «чужих» считается естественным явлением в психологии, ведь каждому народу свойственны особенные черты, традиции и менталитет. Но совсем другое дело, когда белое население живет среди черного веками. Эти люди впитали атмосферу страны, считают ее своей родиной, полюбили и приняли такой, какова она есть. Если предложить им собраться и уехать, они, мягко говоря, сильно удивятся: зачем им покидать свой дом, в котором жили еще их прапрадеды?

Существует такое понятие, как «этническое предубеждение». ЮНЕСКО в своем словаре поясняет: «Предубеждение — это негативная, неблагоприятная установка к группе или ее индивидуальным членам; она характеризуется стереотипными убеждениями; установка вытекает больше из внутренних процессов своего носителя, чем из фактической проверки свойств группы, о которой идет речь».

Большинство расистов являются личностями с очень большим количеством подобных установок. Если конфликт происходит между людьми одной национальности, он имеет совсем другую почву, нежели тот, что вспыхивает между представителями двух разных наций. В таком случае велика вероятность того, что частный пример негативных качеств конкретного оппонента перекинется в сознании на целую общность людей, мол, «знаем мы этих евреев, все они такие». И намного хуже, когда нечто подобное существует у двух семей с разным цветом кожи, живущих под одной крышей.

«Никому не хочется править черной дырой»

Что же делать в сложившейся ситуации? Проводить разделение по национальностям, как то было в СССР — но такой путь уже был опробован и назывался «Апартеид». Может быть, вопреки протестам полюбивших свою Африку белокожих, вернуть все в свои исторические границы и выселить некоренных жителей в Европу? Антиаргументы этому предложению привел доктор исторических наук А.В. Антошин:

Как и во многих конфликтах, которые существуют в мире, сдерживающим фактором является экономика. Можно стимулировать ненависть к белому населению. Но если это приведет к тому, что страна будет испытывать большие экономические трудности в результате 2 факторов: во-первых, отъезда белых (вспоминаем историю Конго, где в такой же ситуации вся прогрессивная горно-рудная промышленность сразу же рухнула, и много лет идет жуткая гражданская война), а, во-вторых — международных санкций. Потому что вот Зимбабве — оно ведь в общем тоже стало страной-изгоем. И те бизнесмены, которые были согласны рискнуть и вести бизнес с правительством Зимбабве, сразу начинали испытывать определенный прессинг со стороны СМИ в мире. И мы видим, что это сказывается на жизнях людей, на ситуации в экономике. Что я имею в виду? Политическая элита тоже всегда все это учитывает. И так или иначе никому не хочется править черной дырой, потому что интереса-то в этом нет, как вы понимаете.

В мире было разработано и предложено большое количество социальных программ, занимающихся улучшением положения населения в Африке. Туда направлялись огромные средства, но из–за того, что эта страна крайне коррумпирована, на дело не шло практически ничего. На настоящий момент так и не было представлено достойного разрешения африканской ситуации в социальном, национальном и экономическом вопросах, чтобы то пошло на пользу стране: и черным, и белым, и правительству как субъекту международных отношений, и нации в целом…

Тогда вместо того, чтобы пытаться исправить следствие, обратим внимание на первопричину и постараемся вынести урок на уже совершенных ошибках — почему все сложилось именно так?

Благими намерениями…

Добро может быть злом, а зло может быть добром в отдельных случаях. Прочитал как-то с интересом в одной работе про четыре моральных заблуждения: 1) существует абсолютное добро; 2) существует абсолютное зло; 3) добро всегда лучше зла; 4) мы всегда способны отличить добро от зла.

С.В. Ковалев, психотерапевт европейского и всемирного реестров, доктор психологических наук, профессор, генеральный директор Института инновационных психотехнологий.

Сегодня у черного населения существует предубеждение, что у них меньше социальных шансов, чем у белых людей: их представителей не уважают и притесняют. Но по факту все дело в нежелании работать и вкладывать столько же умственных сил, сколько это делают белые африканцы в их стране, а совсем не в цвете кожи и принадлежности к определенной расе.

Напомним, что именно белые завоеватели привезли с собой образование, медицину, всю инфраструктуру, которая сегодня существует в Африке. Если бы в свое время не были распространены определенные вакцины, неизвестно, была ли бы сегодня жива негроидная раса. Кейптаунский и другие университеты находятся на одном уровне с лучшими в мире, и кто их основал? — конечно же, белые. Многие африканские языки и памятники культуры дошли до наших дней как раз благодаря тому, что те, кто поселился на землях ЮАР, записали их и составили алфавит, которого в письменном варианте также не было.

Ситуация, которая возникла после падения Апартеида, выявила многие проблемы. С оттоком белого населения ухудшилось экономическое положение в стране, совсем недавно прошла эпидемия Эболы. Профессоры университетов начали жаловаться, что невозможно учить негров, закончивших «свои» школы, потому что многие из них не умеют даже свободно читать и писать.

Все это указывает на то, что общий уровень прогресса, образованности и культуры поддерживался, в первую очередь, именно белым населением. Означает ли это, что при его исчезновении Африка вернется к тому состоянию «первобытности», в котором она и находилась до прибытия завоевателей? Вполне возможно, что так.

— Ты ни разу не болел с тех пор, как приехал из отпуска?

Тот вздрогнул:

— Кто? Я? О, я словно заколдован. Но остальные! Боже мой! Все больны. И умирают так быстро, что я не успеваю отправлять их на родину… Просто невероятно!

— Гм… так… — пробормотал дядя. — Ах, мой мальчик, на это и уповай!

Конрад Джозеф «Сердце тьмы»

Другой важной стороной является то, что прошлое показывает нам: ничем хорошим не могут закончиться попытки вмешательства в чужой исторический путь и культуру.

Даже удивительно, с какой настойчивостью гонит Африка приезжих из своего скрытного мира. Возьмем тот же климат, который тяжело переносится европейцами и по сей день: большинство работающих там врачей заболевают всевозможными лихорадками и умирают — и это в эру медицинских высот, в которых мы живем! И то сопротивление, которое в душе чувствуют африканцы, разъедающее их и порождающее ту ненависть к потомкам белых колонизаторов, тоже возникает не на пустом месте.

Долгое время европейские учебники писали о том, что белые начали историю Африки с чистого листа. Но кто их об этом просил? В русском языке на этот счет есть хорошая пословица: нельзя приходить в чужой монастырь со своим уставом. Это верно, ведь каждая нация развивается своим путем, в свое время и соотвественно своей карме. Благими же намерениями устлана дорога в Ад.


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Marina Grinberg
Marina Grinberg
Подписаться