radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Отражение дуэли, как социального явления, в русской литературе XIX — в начале XX века.

Марина Пришельцева 🔥

Дуэль, как социальное явление XVIII — начала XIX веков.

Дуэль — это один из видов разрешения конфликтов в обществе XVIII — начала XIX века. Однако этот вид выяснения отношений был присущ только высшим слоям общества того времени. Вероятно, причины кроются в том, что обычная «мужицкая драка» для русского дворянина считалась аморальной и грубой, в то время как дуэль была более изысканной формой решения противоречий. Это было связано с тем, что представитель дворянского сословия все время жили по законам чести, и никто не имел право эти законы нарушать.

Отношение к дуэлям было разное: например, государственная власть и в XVIII и в XIX веках запрещала дуэли. Это обуславливалось тем, что представителей дворянского класса было крайне мало, и смерть каждого члена высшей прослойки общества была большой потерей для империи, так как среди дворян было много умных и талантливых людей. К примеру, в таких поединках Россия потеряла гениальных писателей, А.С. Пушкина и М.Ю. Лермонтова. Для молодых людей — участие в таком противоборстве было почетно и модно. Участие в дуэли позволяло выделиться из своего окружения и вызвать интерес со стороны девушек. Пример возвышения в обществе одного из бретеров, наглядно показывает Фёдр Михайлович Достоевский в романе «Бесы». один из дуэлянтов, Ставрогин, после дуэли возвышается в светском кругу и становится, своего рода, «модным».

Для начала необходимо отметить, что цель любой дуэли — восстановление чести одного из бретеров, которая была задета противником. Причины обиды были самые разные: это могло быть словесное оскорбление, например, «подлец», «лжец», «трус», или это было какое-то действо, которое оскорбляло человека. Наиболее ярким примером противостояния между дворянами, является роман в стихах А.С. Пушкина «Евгений Онегин». Александр Сергеевич в своём произведении очень ярко описывает основные моменты дуэли. Истоком конфликта между главным героем романа Евгением Онегиным и его другом Владимиром Ленским послужило приглашение на танец Онегиным, невесты Ленского Ольги Лариной. Евгений во время танца начинает откровенно кокетничать с занятой девушкой: «…И, наклоняясь, ей шепчет нежно / Какой-то пошлый мадригал, / И руку жмет — и запылал в ее лице самолюбивом…»1, и это побуждает Ленского, так сказать, «бросить перчатку», т.е. требовать от Онегина сатисфакции. Поединок из–за женщины — довольно частая причина дуэлей. Это видно и в других творениях русских авторов: например, у Лермонтова в «Герое нашего времени» конфликт между Печориным и Грушницким разгорается из–за неправдивых сплетен в сторону молодой девушки Княжны Мэри. Также сражения могли происходить и из–за личных взглядов на жизнь, как например, у Павла Кирсанова и Евгения Базарова в «Отцах и детях» И.С. Тургенева.

У такого дуэльного поединка были определенные правила, по которым она проводилась. Прежде всего, нужно сказать о том, как извещали о вызовах на поединок чести. В «Евгении Онегине» Ленский извещает Онегина о дуэли через своего друга Зарецкого, которого выбрал своим секундантом. То, что Евгения о сражении извещает секундант противника, подтверждает тот факт дуэльного кодекса, что после объявления о конфликте, соперники не имели право общаться друг с другом лично, а только через

«третьих лиц». Также, по правилам, секунданты бретеров должны были быть одного сословия, иначе это могло оскорбить чувства другого дуэлянта. К примеру, Евгений в свои секунданты берет лакея Гильо: «Мой секундант?» — сказал Евгений. — / Вот он: мой друг, monsieur Guillot. / Я не предвижу возражений / На представление мое: / Хоть человек он неизвестный, / Но, уж, конечно, малый честный».2 По правилам, секунданту Ленского Зарецкому, можно было отменить дуэль, однако он этого делать не стал. Аналогичный пример секунданта «низшего сословия» можно наблюдать в романе Тургенева «Отцы и дети», где «надсмотрщиком поединка» выступает камердинер Петр. Правда в данном эпизоде он выступает не как секундант одно из дуэлянтов, а как общий звено, между бретерами. Следует отметить, что в истории русской дуэли довольно редко бывало, что секундант был один.

В русской литературе постепенно сложился, своего рода, ритуал подготовки к незаконному поединку. В ночь перед состязанием, герою было принято размышлять о бренности бытия, писать завещание и письма к родным и близким. Но не были исключены и душевные терзания героев: Печорин всю ночь метался и «не спал ни минуты»3, или же, например, Пьер Безухов из «Войны и мира» метался, то ли довести дело до конца, то ли сбежать с поединка. Но были и герои, которые не проводили ночь перед поединком «наедине с собой»: к примеру, вечером перед дуэлью герой произведение Чехова «Дуэль», фон Крокен беседует с дьяконом о том, как необходимо понимать учение Христа, что необходимо все время испытывать любовь к ближнему. И что некоторых людей ничего не может исправить, кроме как возможная смерть. В данном случае, герой имеет в виду своего противника.

Сами сражения, как правило, проводились в утренние часы. Это было обусловлено несколькими причинами: во-первых, в утренние часы на улицах было мало людей, которые могли или помешать дуэли или доложить о ее проведении. Во-вторых, сражаться сразу после конфликта — считалось дурным тоном или «трактирной потасовкой». И, наконец, в-третьих, утром дуэлянты уже были не такими разгоряченными, как во время ссоры и могли примириться. Однако такой исход — случался крайне редко. Выбирали, как правило, особенно безлюдные места: "…Они на мельницу должны / Приехать завтра до рассвета, / Взвести друг на друга курок /И метить в ляжку иль в висок…"4 Или пример из «Капитанской дочки», где дуэль между Швабриным и Гринёвым проходила в безлюдном местечке у реки.

В романе отмечено, что Евгений намеренно опаздывает на барьерный поединок. По правилам дуэльного кодекса, опаздывать — было непримирительным просчетом и из–за этого сражение могло просто не состояться. Возможно, что главный герой романа Пушкина на это и рассчитывал, потому что жалел о том, как он поступил со своим другом.

В таких «сражениях у барьеров», запрещалось самовольство, самоуправство. Правила проведения поединка бретеры заранее обсуждали со своими секундантами, это делалось для того, чтобы во время дуэли соперники не переходили допустимую черту. В «Евгении Онегине» честь Ленского была задета очень сильно, именно поэтому был договор стреляться до тех пор, пока один из соперников не погибнет. Или, например, в повести А.И. Куприна «Поединок», одна из действующих лиц, Шурочка говорит одному из противников, Ромашову, что во время дуэли можно будет только ранить противника.

Однако, как показало дальнейшее развитие повести, Ромашова все–таки убивает другой дуэлянт Николаев.

И вот настает решающий момент в жизни дуэлянтов: Онегин и Ленский берут пистолеты и встают на позиции. В романе этот эпизод описан следующим образом: «…Зарецкий тридцать два шага / Отмерил с точностью отменной, / Друзей развел по крайний след, / И каждый взял свой пистолет…»5 Важно отметить тот факт, что во время подготовки к дуэли оговаривалось и то, какое расстояние должно быть между противниками.

В итоге, Ленский получает смертельное ранение и умирает: «…На грудь кладёт тихонько руку / И падает. Туманный взор / Изображает смерть, не муку…»6. Евгений понимает то, что он убил своего товарища и зовет на помощь секундантов. Примечателен тот факт, что отношение к раненному или убитому дуэлянту не было лишено сострадания. В качестве примера можно привести следующее: Пьер ничего не понимал, раскаивался о том, что ранил Долохова, Евгений Базаров, несмотря на всю свою холодность и равнодушие к Павлу Кирсанову, сразу же постарался ему помочь, Онегин жалеет о том, что он убил друга и сопровождает его тело до деревни: «Зарецкий бережно кладет / На сани труп оледенелый; / Домой везет он страшный клад…» 7 Но в действительности, далеко не всегда было место жалости и раскаянию со стороны одного из сражавшихся, чаще всего дуэлянты не показывали излишнюю эмоциональность и старались держаться с достоинством, как того требовало общество.

Хотелось бы так же отметить, что многие русские писатели сами были участниками таких поединков: А.С. Пушкин считался отъявленным бретером, если не считать вызовов, то он был участником дуэлей около 30 раз. Михаил Юрьевич Лермонтов у барьера стоял дважды. И, наконец, Иван Сергеевич Тургенев вызывал на поединок Льва Николаевича Толстого, но он не состоялся. А, например, Грибоедов был отправлен на Кавказ в наказание за участие в так называемой двойной дуэли. Так же участниками поединков были: А. Некрасов, А. Белый и Н. Гумилев.

В итоге можно сказать, что дуэль имела очень большое значение: в ней обнажался, своего рода героизм, происходило душевное удовлетворение или сатисфакция. Но в русской литературе, «поединок чести» обличал и многие черты человеческой души, такие как: милосердие, сострадание, бесчестие, равнодушие и многое другое. И дуэль, как историческое явление, было прекрасно отображено гениями русской классической литературы.

Автор: Пришельцева Марина

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author