radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Тоталитаризм в мелочах

Martin Alekseevich

Путешествуя по Азии, ночуя в чужих домах, в избах, банях, лабазах и бревенчатых теремах, в глаза бросается одно — прошагай ты тысячу километров на восток или запад от Урала, дома эти и избы везде одинаковы. Провинциальный быт на постсоветском пространстве не сильно податлив к изменениям. При том, что все эти бабушки с клетчатыми сумками в трамваях и мужики на стройках — основной провластный электорат. Макрополитический макабр здорово оживил не только разговоры на кухнях. В борьбе за свой кусок пирога (а может и за идею, кто его знает) зашевелился и повылезали из норок представители всех политических конфессий. Либералы, консерваторы, милитаристы, какие-то старообрядцы. Все хотят утвердить свою правду. Хаос и анархия, проще говоря. Только у наших старых добрых соседей всё мирно и без ЧП.

Ну вы-то уже догадались. Все, кто побывали в Минске, повторяют одно и то же: «Ну тихо, чистенько. Но скучно». Сами минчане, услышав подобное лишь ехидно улыбаются, понимая, что эти простачки свой нос не совали в более угрюмое место — провинцию. К счастью, тот текст, который мы все учили на уроке английского, оказался правдив. Интернет действительно соединяет весь мир и открывает возможности для новых знакомств. Спасибо, Валентина Владимировна. И спасибо нашим старым друзьям, коренным жителям Гомеля, за прямую трансляцию из прошлого.

Уточним, что несколько лет назад президент Республики Беларусь подписал закон, по которому студенты-бюджетники, после окончания университета, распределяются по предприятиям в целях отработки государственных денег. А теперь с места событий.

Лиза: Я вот уже полтора года отработала. И это было, определенно, худшее время в моей сознательной жизни. Все твои функции сводятся к выслушиванию диалогов 50-летних тёток, которые с тематики лечения рака уринотерапией и «православными средствами» перескакивают на Украину, фашистов и однополые браки в Европе. Хотя чаще всего они соединяют всё это в один перфоманс. Обычно, всех молодых специалистов раскидывают по одному на предприятие, поэтому ты оказываешься внутри сложившегося коллектива с массовыми галлюцинациями и старческим маразмом. Вот серьёзно, я уже дни считаю, когда из этого православно-патриархального мракобесия смогу вырваться. Только непонятно, куда дальше. Вариантов, если что, здесь не так много.

Влад: Ну, возможно, стоит детальнее объяснить. Система такая. Отучился — ищи место. Если не нашел, за тебя это сделает государство. А государство у нас хорошее, искать оно будет в ближайшем мертвом предприятии. Т.е. не в провинции, а провинции-провинции.

Сама по себе процедура простая: заходишь в кабинет, там тёти и дяди, они зачитывают список отучившихся студентов и места, куда их распределили. Все со всем соглашаются, всё подписывается обоюдно. И вот с этого момента ты официальный крепостной какой-то ОАО «Бижутерия от Тамары». Хотя, чаще всего, в бухгалтерии общепита бумажки перекладываешь два года.

Если нет желания отрабатывать от звонка до звонка, то, будь добр, заплати полную или остаточную стоимость твоего обучения, то есть деньги, которые на тебя якобы потратило государство. Сумму выставляют очень ощутимую, особенно по белорусским меркам (около 5 тысяч долларов). Если отказываешься платить, не знаю, может, тюрьма. Но даже если откупился, ужасы не заканчиваются. Повестку в армию долго ждать не приходится. А студенческая жизнь это вообще отдельная тема.

Тоталитаризм в мелочах. Особенно это ощущается в университете. Возможность поехать в столицу, или же в соседнее государство, есть далеко не у всех. Поэтому провинциальные ВУЗы штампуют столь «нужных» стране экономистов. В школе еще думал на гуманитарные науки пойти, культурологию изучать. Теперь это звучит просто смешно. Когда в стране средняя зарплата меньше двухсот долларов, о каком культурном академизме может идти речь? Преподаватели не то, что при упоминании Лакана и Дерриды лишь покачивают головой из стороны в сторону, а просто путаются в фактологии, знакомой любому продвинутому школьнику.

В результате система не просто впихивает бесполезную информацию, она непрерывно пытается убедить, что она эта информация пригодится. Что теория работает на практие. Маркетологи впервые слышат слово «маркетинг» на 3-4 курсе, до этого они просто изучают сотню формул расчета з/п слесаря 4 разряда Петрова на Бобруйской фабрике художественных изделий. Весь этот маразм повсеместен и воспринимается, как норма. Порой доходит до каких-то Кафкианских сюжетов, в плане абсурда. Когда в аудитории сотня студентов разбирает задачу из учебника 1986-года. Зато потом числишься, как молодой специалист. При этом, количество свежих и толковых кадров в университетах близится к нулю. Не понимаю, кто вообще хочет учится в нашей стране. И не подумайте, что это нытье неудачника (хотя, кто его знает), просто без материальной поддержи пробиться куда-либо почти-что нереально.

Лиза: Ты еще про эпизод с ментами расскажи. Если мы уж про государственные учреждения, так сказать.

Влад: Да-да, совсем забыл. Пару месяцев назад тренировался с мячом возле городской библиотеки. Мирно, тихо, спокойно. Вокруг людей почти-что не было. Вдруг, будто из–под земли появляется милицейский патруль. Начали мне предъявлять, что нельзя подобными гадостями в публичном месте заниматься. Я удивился, каким образом моя тренировка кому-то мешает. Им моё удивление пришлось не по нраву. Повязали, доставили в участок, составили протокол, выписали штраф. Не знаю, возможно, в набивании мяча возле государственной избы чтения разглядели политический протест (здесь и такое бывает). Хотя, скорее всего, милиция план выполняет. Ведь через неделю мне еще один штраф выписали. За переход проезжей части в неположенном месте. При том, что ближайший пешеходный переход был в километре от меня. Весело, да? На самом деле не очень.

Лиза: Понятное дело, что все социальные институты переполнены мраком и мертвечиной. Но в провинции хуже всего — это тоска. Статика во всём, ничего не меняется, ничего не происходит. С экономической точки зрения, Гомель всё еще в 90-тых. Эта примитивная реклама от дизайнеров и маркетологов, добравшихся до Paint’а. Импортные эмбарго дико урезают ассортимент, зарплаты смешные. Культура? Беларусь вместе с Россией катится обратно в средневековье. Открываешь какие-то новомодные издания и обидно становится. «Терри Гиллиам опять посетит Москву», «Открывается новая выставка ретрофутуристов». Грусть. Хотя возле вокзала есть мужик с явными проблемами с психикой. Он думает, что он автобус. Ездит по району, людей как бы подбирает и высаживает. Улыбается всегда и смеется. Каждый день, по пути на работу, только его и выжидаю.

Влад: Я всего полгода отработал и понял, что мне совершенно не нравится что-либо делать с 40-50 летними бабенциями (не подумайте, что мы социопаты какие-то и стариков ненавидим. Просто невозможно спокойно реагировать на восьмичасовые обсуждения климакса). Да и з\п меньше $200 — деньги, которые я бы получал где-то за неполный рабочий день, высыпаясь, не зная боли и страданий. Абстрагироваться нужно в обязательно порядке. Я вот уже 5 лет занимаюсь футбольным фритайлом. Чертовски помогает. Судьба подкинула полезных людей из цирка Дю Солей. Был знакомый гимнаст, который оказался в подобной ситуации. Эти же случайные связи вывели его на контракт во Флориде, где он уже 2 года выступает в цирке. Для меня это был бы идеальный вариант. Всё опять-таки упирается в средства. Нужно заплатить за сотрудничество (сложная схема) и откупиться от работы. Думаю, что с помощью родителей (которых экономическая поножовщина тоже здорово покромсала) получится за годик насобирать нужную сумму. И тогда прощай, янтарное Полесье. Да здравствуйте, карлики, клоуны и укротительницы тигров (надеюсь).

Лиза: Надеюсь, там нет тёток. Вообще складывается впечатления, что здесь совсем уж невыносимые условия жизни. Ну это с какой точки зрения посмотреть. Люди семьи заводят, детей рожают, некоторые бизнес свой открывают. Других порой за границу пускают, на отдых. Но когда из последних сил пытаешься не скатиться в тотальное обывательство, тогда сложно. И дело не в каком-то там искусстве, тусовках или прочем. Элементарные посещения других городов и стран вгоняют в тоску. Контраст неимоверный. Не знаю, возможно, я бы и хотела здесь остаться, но лишь при условии каких-либо перемен. Увы, сами понимаете…

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author