radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
мой стриптиз

12 ночь (26 августа)

marvin shaienn

Как я уже говорила, клуб имеет овальную форму. Бар, сцена, основной зал, а за ним полукругом за баклажанной тюлью vip комнаты. VIP комната — это диван по периметру, в центре стол. Лицом она направлена соответственно в основной зал, к сцене. Чтобы там сидеть, гости платят определенную цену или депозит. Также в этих комнатах танцуют приват-танцы. На это время, тюль закрывается.

Так вот пятница. Очень много гостей. Столы почти все заняты. Где-то мальчишник, где-то по трое, по двое, по пять. Все пьяны и все уже при деле. Девочки заняли позиции, сидят, окучивают, консумируют. А я к кому не подойду, все отмахиваются. Кто-то вежливо, мол спасибо, все есть, не надо. Кто-то окидывает презрительным взглядом и отворачивается, типа вали. По-разному короче. Моя самооценка страдала. После нескольких кругов, я села в самый отдаленный угол бара и тихо закурила. Смотрела, как остальные веселятся. Официантки то и дело бегали туда сюда, то с коктейлями, то с закусками, кальянщик с кальянами. Все довольные. Одна я злая и еще пара стриптизерш сидят у бара. Только я, в отличие от них, понимаю, что не только сижу в этом чертовом стриптиз-клубе, но что и не зарабатываю. А эти две, не понимают, но еще и пропивают свои деньги, сидят шампанское лакают, общаются блин. Самые «старенькие» и пафосные жительницы этого мира. Одна длинноволосая блондинка с пышными формами, а вторая стройная брюнетка с каре и силиконовой грудью. Выглядят дорого, ухоженно, но затаскано. Лет им, наверное тридцать три, пять. Сидят с прямой спинкой красиво, пьют алкоголь. В честь своей охуенности, на сцене не танцуют, пропуская очередь, и весь коллектив, включая менеджера, им это прощают. Стало страшно, если честно, вот так вот охуенно пафосно спиться. Даже кажется, слеза навернулась. Плохая слеза. Себя пожалела.

Когда я в очередной раз вышла на сцену, то решила не выебываться. Все равно никому это к трем утра уже не надо. Никто не смотрит. Ни один человек. Теперь я пожалела свои ноги и стала просто ходить вокруг, тупо глазеть по сторонам. И тут увидела, что от входа в клуб, за хостесом прошел мужчина. Она его повела обходным путем за занавеской в vip комнату. Никто этого не заметил, а я разумеется смекнула быстро. Слезла со сцены раньше времени и быстрым шагом направилась прямо к нему, пока не перехватили. Так то я обычно не хожу за чаем в vip комнаты. Мне туда не комфортно ходить. Тут то все понятно — кто, что, зачем. А там ни черта не видно. К тому же если на обычных местах все пафосные, то чего можно ожидать от дополнительно оплачиваемых мест. Но уже че. Че вот уже. Сидеть? Надоело сидеть. Я вошла в пространство комнаты.

На диване сидел мужчина лет сорока. Не толстый, не худой. Просто, обычный, крепкий. И он буквально развалился — сидел полулежа, руки в стороны, ноги раздвинуты. Как-то чересчур был расслаблен. И такая уверенность прет, что я как-то даже подумала, а не развернуться ли, пока не поздно. Но он заметил меня и было поздно. Отреагировал как удав, не двигаясь, только глаза перевел и смотрит, улыбается. Я думаю, ну улыбается — это хорошо. Подкралась такая и танцевать начала. А он как лежал, так и лежит, только в глаза мои смотрит. Я станцевала одну песню, уже вторая пошла, а он никак не реагирует. Я устала, мне надоело, я захотела встать с его колен. Но тут то он меня и схватил. Резким движением за бедра. И посадил назад. Заговорил спокойно — А что ты еще умеешь? — Эммм, — затянула я. Конечно я поняла что он имеет в виду. Вспомнила мой разговор на восьмую ночь с менеджером и сразу все поняла. Но решила, что оптимально сейчас, будучи в таком уязвивом положение, притвориться уязвимой дурочкой. — Ничего, — ответила я, — Я и танцевать то не очень умею. — он, продолжая улыбаться, достал из портфеля бумажник и дал пять тысяч. Я охуела, мягко говоря и стала вставать с колен незнакомца. В момент моего охуения у тюли появилась менеджер Светлана (см. 6, 8, 10 августа) и одна из тех, что сидела за баром — брюнетка. Подогнали — подумала я. Теперь понятно как они работают. Не суетятся королевы. Просто сидят, отдыхают и их либо гости замечают и зовут, либо менеджер предлагает. Эта, уже достаточно охмелевшая дива, приземлилась мягко на диван и красиво накинула ногу на ногу как в кино. Соблазнительно посмотрела на него, а потом с ухмылкой на меня. Мужчина взял мою руку и сказал — Возвращайся. — я встала и пошла к сцене за верхом купальника, чтобы одеться конечно, а когда вернулась, не было ни охмелевшей дивы, ни менеджера Светланы. Села.

— Как зовут? — Марвин. — Давно здесь? — Нет. А вас? — Борис. — Очень приятно Борис. — он улыбался. — Что будешь есть, пить? — спросил Борис. Я открыла меню и стала напряженно вспоминать консумационный лист. Он наблюдал, молчал. Подошла официантка. Борис обратился ко мне — Шампанское будешь? — тут я вспомнила, что за бутылку шампанского дают много денег, — Ага, — махнула головой. — А суши любишь? — точно суши. За них тоже дают, — Ага, — снова махнула. — Сыр? — И сыр тоже люблю, да! — бойко и радостно ответила я и расплылась в дибильной улыбке. Официантка ушла. — Ну, — сказал Борис, — И что ты тут делаешь? — Работаю. — Да, я вижу. Получается? — Не очень. — А вы тут часто бываете? — спросила я. — Бывает. Откуда приехала? — надо было как-то остановить эти анкетные вопросы и переключиться на разговор о нем. Чувствовала себя не комфортно. Но он снова задал вопрос, — Давно здесь? — эх. подумала — Ну так, нормально. — Учиться приехала? — Да. — Сколько лет? Но тут пришла официантка-спасительница с шампанским и бокалами, открыла, разлила, ушла. Снова вдвоем. Наш разговор продолжился примерно в том же духе. Позже его прервала Юля, которая врет что из Белоруссии, она пришла за чаем. Борис ответил, спасибо, не надо. Я хотела помочь ей и настоять, но не сообразила как и Юля ушла. А когда официантка принесла сыр, он попросил ее зажечь зеленую лампу. Она зажгла. Дело в том, что в клубе, на каждом столе стоит небольшая полуовальная лампа. Она горит голубым светом. Но оказывается если ее перевернуть разок вверх ногами и снова поставить, свет становится зеленым. — А что это значит? — спросила я Бориса. — Это сигнал, — сказал он, — Чтобы никто кроме официанток не подходил. — О, круто. Спасительный свет от вампиров, — прокомментировала я. — Вампиры — это девушки? — спросил он. — Ну да, — ответила, — Налетают на мужчин как упыри. Надо уметь отбиваться. — Борис засмеялся.

Дальше все пошло проще. Выпила шампанского, съела сыр, расслабилась. Потом были суши. И все стало в принципе классным. Борис оказался интересным человеком. Хоть и веяло от него энергией разрушения. Мы болтали, пили, ели, я чувствовала что пьянею и мне это нравилось. В какой-то момент, заглянула менеджер и позвала меня «на минуточку». Я отошла и она сказала, что не смотря на то, что я в випе и тут горит зеленый, я не могу пропускать свою очередь на сцену и должна идти танцевать. Я кивнула и зашла назад. Борис спросил, что случилось и я сказала. Он поднял лампу, подошла официантка. Вызов официанта таким образом, это тоже одна из функций лампы. Так как в клубе темно, такой способ работает хорошо. Борис сказал ей, что я больше сегодня не танцую. И такое оказывается тоже бывает. Каждый пропуск выхода девочки, если гость не хочет, чтобы она уходила, оплачивается им отдельно. Эта услуга включается в счет. Кажется тысяча рублей один пропуск. — Станцуй мне здесь. — сказал вежливо Борис. А я и рада. Пьяная, сытая. Теперь и потанцевать нормально. Ушло ощущение стриптиз клуба, было чувство что я сама по себе просто отдыхаю где-то. В конце танца Борис засунул мне в трусы пятитысячную купюру. Меня это уже не удивило, но обрадовало. Я бухнулась на диван и снова выпила шампанского.

— Пойдешь со мной в комнату? — спросил он, через некоторое время. Я была уже достаточно пьяна, чтобы продолжать притворяться дурой и уточнила напрямую. — Сексом заниматься? — Да, — ответил он. — Нет, — ответила я.

— Ну что, пойдешь со мной в комнату? — спросил он снова, через некоторое время. — Нет, — ответила я опять. Этот вопрос Борис ставил несколько раз. Потом была вторая бутылка шампанского, фрукты. Счастье росло. Вскоре я уже просто танцевала без всякого эротизма как на дискотеке. Это очень на меня не похоже. Вскочила и как давай отплясывать и подпевать. Кажется это был Лепс. Головой мотала, руками дергала, орала песни. Короче, веселилась пьяная, как могла.

— Марвин, — наконец сказал Борис, — Видишь ли, я прихожу сюда, расслабляться. Ты мне нравишься, но ты не даешь этого полного расслабления. — Я все понимаю, — ответила. — И не буду против, если ты сходишь в комнату с другой девочкой, а я тебя подожду здесь и мы дальше еще пообщаемся. — мой ответ вызвал у него улыбку. — Почему ты не хочешь пойти со мной? — поинтересовался он. — Чтобы заняться сексом с мужчиной, я должна его захотеть. Ты очень интересный, но сексуального желания я не испытываю. Мне нужно больше времени, чтобы оно возникло. — четко сформулировала я и удивилась этому. Будучи такой пьянючей. Больше он к этой теме не возвращался и ни с какой девочкой никуда не пошел.

Он мне понравился. В общем, приятный, умный, вежливый. Только все равно веяло от него какой-то жесткой опасностью. Ушел в шесть утра, оставив мне еще пять тысяч. Попрощались мы хорошо, обнялись. В гримерке той брюнетки не было. Она как крутая ушла в пять и я была этому рада. Только одна из девочек меня спросила, с Борисом ли я сидела и я ответила да.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author