Create post
мой стриптиз

16 ноября

marvin shaienn 

На репетицию я снова не пришла. Не вижу смысла в том, чтобы тратить время на эту ерунду. Репетиция начинается в пять вечера и длится два часа. Ну кому это надо. Главное, чтобы они продолжали не замечать мое отсутствие. В гримерке увидела, что штрафной лист остался без изменений. Те же фамилии, те же суммы. Ну и славно.

Зашли два гостя. По походке видно, что уже достаточно выпили. Началась суета. Девочки как обычно затанцевали. А так как все, кто пришел на репетицию сразу остались после нее работать, то количество танцовщиц, было больше чем обычно в это время. Пока я сидела, ждала свою очередь выйти на сцену, вошли еще мужчины. Четыре стриптизерши залезли на столбы и стали крутить задницей там. Я не поняла что это и спросила у рядом сидящей девушки. Она оказалась приятной. Зовут Наташа, молоденькая и очень нежная. Накрашена не вульгарно, улыбается, разговаривает нормально. Гостям она танцует ласково. Она заставляет их поверить в то, что именно он особенный. Она танцует так, как будто хочет этого, а не как будто деньги зарабатывает. Это хорошая стратегия. В этом есть сила. А на сцене есть в ее движениях что-то необычное, но я, все это время, не понимала что. В общем, к моему вопросу. Наташа рассказала, что эти столбы, которые в народе называют тумбы, предназначены для нас. И когда в зале собирается много гостей, можно залезать на них и танцевать. Только если на сцене ты танцуешь одну песню, то на тумбе две, а потом также можешь подходить к гостям за чаем, и, таким образом, заработать. Здорово, — подумала я, — Туда же никто не смотрит и на шесте крутится не надо. Просто стоишь, что-то типа танцуешь, а потом идешь по ягодки. Но все уже было занято, да и очередь моя на сцену подходила. Так что смысла не было. — Наташа, ты странно-необычно танцуешь. Почему? — спросила я ее. Наташа приятно улыбнулась и сказала, что с раннего детства и очень долго занималась бальными танцами. И тут все стало понятно. Именно такие движения она делала. Эта манера читалась. После сцены, я решила начать с первого столика. Подошла к гостю, потанцевала, спросила как зовут. Кирилл. Он дал мне триста рублей. Пока я танцевала, то слышала как его друга обхаживают три девушки. Они шутили, смеялись, предлагали секс. Одна положила ему руку между ног, другая соблазнительно смотрела исподлобья, а третья гладила свою грудь. — Смотрю, твоему другу хорошо, — саркастично заметила я. На что Кирилл мне ответил, — Просто это он за все платит.

Дальше я пошла за другие столы, но было поздно. Все гости заняты. То есть до них не добраться. Кто-то уже облеплен двумя, тремя девочками, кто-то отказывается, потому что нашел свою любовь на эту ночь, а к каким-то, девочки не подпускают. То есть буквально не подпускают. Расстояние между столом и диваном очень узенькое. А когда за ним сидят, то коленки находятся впритык к краю стола. И если ты хочешь добраться до гостя станцевать, надо чтобы девочки, сидящие вокруг, пододвинулись. Но в этот раз никто этого не сделал. Я видела, что они подпускают других, своих подружек, но не меня. Они делали вид что не видят или окатывали таким взглядом, что хотелось провалиться. Я вернулась к бару покурить.

Через какое-то время снова подошла моя очередь. Я вышла на сцену. Ни фига не старалась, потому что никто не смотрел. Ходила вокруг шеста и наблюдала за залом. Сигаретный дым, смех, громкая музыка, сиськи, усталость. Но тут со сцены как со смотровой площадки я увидела троих гостей. На вид индийцы. Они просто сидели, а рядом никого. Странно. Быть может, потому что они смуглые и их в принципе не видно при таком освещении. Когда я закончила, то подошла к ним и станцевала одному. Попросила на чай, а тот сидит как сидел и молчит. На своем английском, как могу, я объяснила ему правила, а он никак не реагирует. Тут вмешался его друг, стал спрашивать меня о чем-то. В жизни не слышала такого произношения. Не поняла ни слова. Ужас. Я ему пытаюсь объяснить про чай и про то, что его друг дурак, а этот пытается объяснить что-то мне. Теперь я поняла, почему они остались без женского внимания. Мне надоело, я хотела встать и уйти. Но этот второй снова начал что-то говорить. Я попробовала еще разок прислушаться и поняла, он спрашивал меня про цены на приват-танец. Ответила, что пять минут — это две тысячи, а десять минут — это четыре тысячи. А этот засранец в ответ предложил мне пойти с ними троими на десять минут за две тысячи. Мне захотелось влепить ему за такую наглость. Я встала и ушла. Снова покурила у бара и решила еще раз подойти к Кириллу, он сидел один. И подошла. — А где твой друг? — спросила, потому что не знала что еще сказать. — Ушел с девушками трахаться. — С троими? — удивилась я, — С двумя. — Ясно. Станцевать тебе? — Нет, не надо, — ответил Кирилл. — Посиди просто. Как тебя зовут? — Марвин. — Я Кирилл. — Да, я помню. — Знаешь, что самое главное для мужчины? — спросил меня пьяный Кирилл. — Мозги? — предположила я. — Нет. Пугач. — ответил он. — Че? — Пугач, — повторил он. — А что это? — Да пушка это, дура ты. — прикрикнул он. Я офигела и не знала пугаться мне сейчас или оскорбляться. — Если мозги для мужчины не важны, — начала я, — А важен пугач, значит ты парень без мозгов, но с пушкой, а я дура, по твоим словам, да еще и без пушки. — Кирилл завис и я зависла. Мне стало очень страшно и я поняла, что сморозила что-то явно не то сейчас. Быстро встала и сказала, — Я в туалет отойду. — Иди, — сказал Кирилл и хитро улыбнулся, а потом добавил, — Только возвращайся скорее. — я ушла к бару в самый дальний угол и спряталась. Меня увидела Наташа. — Ты что делаешь? — спросила она, — Я прячусь. У того парня пушка есть, он очень пьяный и чувствует себя ущемленным. — Наташа спросила у кого именно и я аккуратно указала на Кирилла. После чего Наташа ушла, а у меня в голове стало возникать продолжение. Как Кирилл встает, кричит — Меня зовут, Кирилл! И я -мужчина! — достает пушку и начинает стрелять. Все бегут, визжат, а он стреляет. Стреляет по гостям, по девочкам, по бару. А я прячусь за стойкой. В конце пуля попадает в музыкальную систему и наступает тишина. Повсюду кровь, мертвые тела, ну все дела. И когда уже никого не остается в живых, он ходит по клубу, под его ногами трескается стекло разбитых стаканов и он шепчет — Марвин, я знаю, что ты здесь. А потом в итоге находит меня и убивает тоже. В реальности, к Кириллу подошел охранник и они вместе вышли.

— Марвин! — поймала меня под занавес ужасной ночи Анастасия (см 12, 13 октября, 11 ноября). — Да. — Ты почему на репетиции не ходишь? — Времени нет. — У всех есть, а у тебя нет. — оттарабанила она. — Завтра чтобы была обязательно. А то штраф. И на день рождение клуба надо быть в белом боди обязательно. За не выход тоже штраф. Десять тысяч.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author