Написать текст
мой стриптиз

2 декабря

marvin shaienn

Переодеваюсь в гримерке. Там Катя визажист (см. 3 августа, 12 и 30 ноября) красит менеджера Дакоту (см. 12,13,15,18 ноября). — Быть может сделаешь сегодня прическу у Кати? — обратилась ко мне Дакота. Как я уже рассказывала, у меня волосы вьются немного и я обычно хожу либо с распущенными, либо делаю клубок. Во-первых, я стараюсь не жечь их всякими плойками и утюгами. Во-вторых, мне жалко отдавать триста рублей за это. А если еще за макияж, то шестьсот. На хуй надо-то. Тем более и так неплохо. Но сейчас надо было придумать какую-нибудь действительно причину, чтобы отмазаться. — Дакота, — сказала я ей, ничего не придумав, — Я испортила себе волосы год назад и теперь они сухие и ломкие. Если я буду каждый день их жечь, то у меня совсем ничего не останется. — Ну надо что-то придумать. — вещала она строго, — Нельзя же так ходить. — в гримерку вошла Женя (см. 30 ноября). — Всем привет. — Привет, — отвечают девушки. — Марвин, — продолжала Дакота, — Сегодня будет хозяин клуба. Так что прическу обязательно! — Да дело даже не в хозяине, — моментально отреагировала Женя, — Приведи себя в порядок. Нельзя же так работать! — Покурю, вернусь и сделаю, — ответила я и вышла.

Итак настроение паршивое. Хочется быть пьяной. С недавнего времени всегда хочется быть пьяной. Я подошла к бару, взяла бесплатный бокал шампанского и закурила. Вошли трое мужчин. Ирина (см. 23, 30 августа, 11, 24, 25, 30 ноября,) пошла танцевать. Следующая Катя (см. 24, 25, 30 ноября), а потом я. А пока курила и наблюдала за гостями. Двое сидели рядом и очень увлеченно о чем-то говорили. Третий сидел отдельно, читал меню. То ли по энергии, то ли по виду, не знаю. Видимо глаз наметался, было понятно, что деньги у того кто слева крайний, остальные за компанию. Ирина видимо тоже наметала глаз, после танца она подошла именно к нужному. Но не станцевала. Не глядя, он отправил ее, продолжая беседу. Катя, танцуя, наблюдала это и пошла к тому что справа. Тот смущенно улыбнулся и тоже отказался. Я поняла, что к тем кто общается пока подходить бесполезно и тоже пошла к тому что справа. Танец предлагать не стала, присела рядом. — Привет, — Привет, — ответил он и улыбнулся. — Что-то видимо очень важное обсуждают твои товарищи. — Да. Тот что слева — мой старший брат, а рядом его друг из Екатеринбурга. Приехал сегодня. Они пятнадцать лет не виделись. — А, ну тогда понятно. — Но попозже, они будут рады девочкам. — в ответ я улыбнулась. — Хорошо. — встала и ушла. Теперь мы должны были танцевать для тех, кому это даже не надо. Пошла ночь декабрьская. — Что они тебе сказали? — спросила меня Катя. — Те двое, друзья, которые не виделись долго. Наобщаются и будет смысл подходить. — Пиздец, — вставила сидящая рядом Ирина. — На хуй приходить сюда. Пошли бы в кафе пообщались.

Я допила шампанское и вернулась в гримерку делать прическу. Мне вдруг резко стало все равно. Срать. Заебали. Села перед Катей на стул. — Что тебе сделать? — спросила она, но ответить я не успела, она продолжила, — Пиздец. А что у тебя с бровями? — Что с бровями? — отзеркалила я. — Не ухоженные такие. — Ты мне это уже сообщала, решила не прислушиваться. Мне так нравится. — она промолчала, посмотрела на Женю, а та ухмыльнулась. — Поэтому такие как Наташа и уводят твоих мужиков. — вставила Женя. — А что-что? — поинтересовалась Катя. — Ну вчера или когда там. Марвин сидела с мужчиной. — А, я к нему подходила. — вспомнила Катя. — Да. Наташа увела. — Ха-ха, да ладно. — Катя! — сказала я громко. — там гости пришли. Мне работать надо. Начинай. — и закрыла глаза. А когда открыла то увидела у себя неадекватную начесанную шевелюру. Да так она была залачена, что прикасаться к ней. лучше короче не прикасаться. Фу. Я встала, сунула ей триста рублей и вышла. — О как тебе круто! — сказала Катя-танцовщица. — Серьезно? — Да! — Ирина утвердительно махнула головой. Наверное, я чего-то не понимаю в этом блять мире, подумала я, достала сто рублей и купила себе еще бокал шампанского. За хостесом в зал вошел Борис (см. 26 августа, 17 октября). Неожиданно. Давно не видела его здесь. Он посмотрел на меня то ли с ухмылкой, то ли с улыбкой. Я дождалась своей очереди на шест, допила залпом алкоголь и, станцевав, пошла к нему в вип. Остальные девочки тоже ходили, но возвращались ни с чем. — Пока тебя дождешься, Марвин, — сказал он. — Привет. Рада тебя видеть, — ответила. — И я. Присаживайся. — я присела. — Я думал, что ты уже больше здесь не работаешь. — Ну как видишь. — Видимо не в твои смены был. — Видимо. — Задержалась ты что-то тут. — Ага. — А что у тебя на голове? — спросил он и заржал. — Заставили. Идиоты. — огрызнулась угрюмо. — Не грусти, — сказал Борис. Я ничего не ответила. — Напоить тебя? — Давай. — как раз вовремя подошла официантка. — Что ты будешь? — спросил Борис. — Hennessy XO. — буркнула я, а он захохотал еще сильнее. — А кушать? — Роллы буду, суши и сыр. — Вы слышали, — обратился он к официантке. А мне Джек давайте. Буду сегодня виски пить. У тебя что-то изменилось здесь? — спросил он, когда официантка ушла, я поняла что он спрашивает про секс. — Нет. Все по-прежнему. — Понятно. — мы с ним долго пили, ели, разговаривали. Танцевать, развлекать его не хотелось и видимо, ему стало скучно. Я начала замечать, что он на сцену и на танцующих на ней девочек, смотрит как волк на луну. Дискомфортно мне стало. — Борис, — обратилась я к нему, — Так как я по-прежнему не могу сделать тебе хорошо. Хочешь, я приглашу какую-нибудь девушку сюда к тебе? — Борис улыбнулся и ответил, — Да, но позволь мне выбрать самому. — Конечно, — ответила я, а он достал пять тысяч и вручил их мне. — Спасибо. Ну я пойду. — Да, но подходи иногда. — Хорошо. — я попыталась встать и это удалось мне с трудом. Я уже сильно налакалась к этому моменту. Борис засмеялся. — Осторожно, Марвин. — я показала «класс» и пошла в гримерку положить деньги в шкаф. — Это ты из випа принесла пять косарей? — спросила меня Женя. — Ага, — пошатываясь ответила я. А после танца на сцене, подошла к тому первому столику. За ним сидели теперь двое. Тот что за все платит, куда-то делся. Девочек рядом с ними не было. — Привет, — сказала я. — Привет. Извини, мы тут пока, — но я перебила, — Знаю, знаю. Ты из Екатеринбурга приехал и вы не виделись с другом пятнадцать лет. — Да. Откуда знаешь? — Ну вот так. знаю, — пьяно ответила я. -А где друг? — По телефону вышел поговорить. — Ясно. Как же так вы не виделись столько? — лет сорок этому приятелю на вскидку. Приятный, спокойный. Похож на американского солдата. Ровные красивые черты лица, коротко стрижен, спортивный. — Будешь водку с нами пить? — спросил меня разговорившийся солдат, — Конечно! — ответила я. Решила что мне еще не достаточно. — Как тебя зовут? — Глеб. — Марвин. — Глеб налил нам водки. — За вашу дружбу, — сказала я. Мы выпили. Он рассказал мне как они познакомились, какие трудности преодолевали, как потом Саша (имя друга) уехал в Москву, а он остался в Екатеринбурге. Позже вернулся сам Саша. Он был такой же пьяный, как мы с Глебом, — Привет! — поздоровался он, после чего поведал мне эту же историю дружбы во второй раз. Они оба видимо очень гордились этим. За этот стол подтянулись другие девочки, брат Саши так и сидел в сторонке, а сам Саша вышел из–за стола к бару и стал танцевать. Получалось у него супер. Реально круто. Мы все аплодировали ему, говорили что он хорош. Иногда у стола появлялась злая Женя. Она контролировала танцевальную очередь, потому что многие либо забивали, либо не замечали что они должны сейчас идти. Женя старалась выглядеть очень важной. Видимо ей нравилась эта ответственность, нравилось выполнять работу Дакоты, которая где-то наверное спит. Глеб очень интересовался как же мы тут работаем. Он грустил. — Марвин, как же ты сюда попала. Вали отсюда. — я кивала головой, но все эти разговоры о спасение моей души были неприятны. Еще Глеб очень активно проповедовал супружескую верность. Глеб высказывал свою позицию, направленную против любви за деньги. Через какое-то время, в очередной раз станцевав на сцене, я пошла к Борису в вип. Обнаружила там Женю. Ну и кто тут кого выбирает? Я зашла в вип и села рядом. — Сидите? — сказала и почему-то засмеялась. Они молчали, Борис улыбался. — О! — воскликнула я, — Суши! — взяла новые палочки , — Сейчас суши будут ну очень кстати, — бормотала я. Все перед глазами расплывалось. В предвкушение еды, я старательно стала палочками брать сушу, но она, засранка, выскальзывала. Я брала и брала, а она выскальзывала и выскальзывала. — Вот жеж сука какая! — громко воскликнула я, а они продолжали молчать и наблюдать. — Ну и хуй с тобой, — обратилась я к суше, — Ну и хуй с ней, — обратилась я к Борису и к Жене. А затем встала и двинула назад к столу с водкой. А там уже все: Ирина танцует брату, трое танцуют с Сашей у бара, а на Глебе сидит Катя. — Пить то пьем? — спросила я Глеба. — Да, — ответил он и разлил. — Слушай, а давай может сыр закажем? А? Есть охота, пиздец. — Не матерись, — ответил Глеб и немножко подвис. После чего спустил с коленок Катю, — Понимаешь, Марвин. — тихо на ушко, — Это Саша нас сюда пригласил и счет оплачивает он. Не ставь меня пожалуйста в неловкое положение. Я сам могу конечно оплатить сыр. Но как ты представляешь. Нам принесут общий счет и я скажу ему, что сыр за мной. Некрасиво, согласись. — Бля, ну ладно. Хуй с вашим счетом и хуй с этим сыром. — сказала я. — Некрасиво когда девушка матерится. — Согласна. Выпьем за свободу слова.

Время постепенно подошло к шести утра. До закрытия клуба оставался час. — Давай я тебе что ль станцую? — спросила я Глеба. — Давай. — я станцевала и он ничего мне не дал. — Почему ты мне деньги не даешь за танец? — Ну так мы же здесь сидим, а ты работаешь. — И что? -Ну тебе же зарплату платят. — Господи нет! — Моя зарплата — это твои чаевые. — подошел Саша. — Что случилось? — Ничего. Ты классно танцуешь. — ответила я, а пьяный Глеб подорвался и пошел на танцпол. — Вот и он решил поплясать. — продолжала я разговор с Сашей, — Старается вон. — Марвин, — неожиданно серьезно обратился ко мне Саша, — Поехали с нами сегодня. — Я только танцую, извини. Вон как Глеб танцую. Также стараюсь и мне также как и ему не платят за это. — Да не, ты не поняла. Поехали просто ко мне в гости. — Вы втроем живете? — почему-то решила я узнать. Хотя зачем, ведь ехать я не собиралась. — Да, Глеб у меня остановился, но они тебя пальцем не тронут. Даю слово. — Спасибо за приглашение, но я не езжу по гостям. — Нет, ты снова не поняла. Просто в гости. — Нет. — Да не буду я тебя трогать! — агрессивно стал настаивать Саша. — Просто полежим. — Я устала и пьяная. Нет. — Слово даю. — воскликнул он. Тут вернулся Глеб и сел с другой стороны от меня. — Что тебе надо? — продолжал Саша, — Деньги? Я дам тебе деньги. Деньги — это не проблема. Я буду заботиться о тебе. Сколько тебе надо? Десять? Двадцать тысяч? — Не, я пойду уже пожалуй, — я попыталась встать, но он посадил меня обратно. Это было легко. Я еле на ногах стояла, — Подумай. — сказал Саша и ушел в туалет. — Что он хочет от тебя? — спросил Глеб. — Ничего, в гости зовет. — Давай сделаем так, — начал Глеб, — У меня есть сто долларов, ты найди какую-нибудь еще девочку и мы вместе поедем домой и я отдам вам эти сто долларов на двоих. — Я повернула в его сторону голову и выпучила глаза. — Я только танцую, Глеб. И никакая девочка за такие деньги не поедет никуда. — Сто долларов, — повторил Глеб. Я хотела спросить куда делись его принципы, но не стала. Мне было неинтересно. Это был бы не вопрос, а сарказм. А зачем нужен этот сарказм. На хуй сарказм. Вернулся Саша. — Послушай, Марвин. — произнес он, — Ты же видишь, что я адекватный. Мы просто полежим, а утром я завтрак тебе приготовлю. Сможешь остаться у меня жить, если захочешь. Ты забудешь про эту работу! — Марвин, — говорил с другой стороны Глеб, — Сто долларов дам. — Я снова попыталась встать. Надо было выбираться из этого пиздеца. Мое состояние не позволяло сделать это даже с ловкостью самого неуклюжего животного. Кто там отличается подобной характеристикой? Панда? Мой мозг, моя речь, восприятие очень тормозили. Думая почему-то о панде, я с трудом улавливала географические физические ориентиры в пространстве. Меня тошнило от алкоголя и мутило от этой дружбы, которая вдруг провалилась куда-то во тьму жопы этого милого медвежонка. Мое тело не слушалось меня, голоса мужчин долетали уже как размытые акварельные пятна. Будто я нахожусь под килограммами мутной воды, которая придавила меня к этому дивану, к этим голосам. — Так, ладно. — пыталась собраться я, — Время семь, клуб сейчас закроется. Встретимся на улице. — произнесла как заклинание и они отпустили меня. Я встала и двинулась в гримерку. Мне надо было успеть переодеться до того как они закроют счет и выйдут наверх ждать меня. Я старалась. Но попасть в носки, в штанины и рукава было очень сложно. Когда я справилась с этой задачей, аккуратно выглянула из гримерки в зал. Глеб и брат Саши стояли рядом, но спиной ко мне и лицом к залу, а Саша видимо еще расплачивался. Быстро, насколько это возможно, я пошла к выходу. Все получилось. На хуй и вас ребят.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

marvin shaienn
marvin shaienn
Подписаться