Написать текст
мой стриптиз

7 декабря

marvin shaienn

Переодеваюсь. В гримерку входит молодая женщина в шубе. Ухоженная симпатичная. Я ее видела только однажды на дне рождения клуба, восемнадцатого ноября. Она тоже танцульки танцует. Сразу за ней входит Анастасия (см. 12, 13 окт, 11, 16, 17 ноября). — Не переодевайся, — говорит менеджер, — Ты больше здесь не работаешь. — Как это не работаю? — удивленно интересуется молодая женщина. — Ирина Викторовна запретила. — Странно. А она здесь? Я хочу с ней поговорить. — Нет, ее здесь нет. — А приедет? — Жень, она не отчитывается передо мной. Позвони, спроси лично. — Я ей много раз уже звонила, она трубку не берет. — Ну вот так. — А ты можешь с ней поговорить пожалуйста? — А смысл? Она категорически запретила тебе здесь работать. — у молодой женщины Жени заблестели слезы в глазах. — Ну почему? — Потому что ты не работаешь нормально. Ты не выходишь в свой график вообще. Появляешься раз в месяц и исчезаешь. А правила для всех одни. — Женя снова пробует звонить Ирине Викторовне. А Ирина Викторовна, кстати, — это та самая женщина, которая любит сидеть с тем бестолковым гостем (см. 23 ноября), и она же выдает зарплату за приват танцы, консумацию, секс. И если она может уволить, значит она не бухгалтер. Жене не удается дозвониться, она убирает телефон от уха, начинает плакать. — Ну как так-то? Я здесь семь лет работаю, а вы просто увольняете меня? Ну поговори с ней, Настя. — Анастасия теперь стала отвечать мягче, — Женя, это не мое решение. Я не могу тут ничего поменять, понимаешь, я — менеджер. А Ирина Викторовна сказала, чтобы ты больше тут не появлялась. — А зарплату-то можно забрать? — Не знаю. — То есть как не знаю? Вы мне еще и зарплату не отдадите?! У меня там тысяч на двадцать. Я что за бесплатно трахалась?! — Женя еще сильнее заплакала. — Я ее буду здесь ждать. — Она не хочет с тобой разговаривать. — Что значит не хочет? Зарплата моя по праву. Уволить она может, а деньги должна отдать. — плачет. Снова звонит Ирине Викторовне и та снова не берет трубку. — Семь лет блять отработала. Ну что за пиздец! — плачет. — Деньги-то хоть отдайте. — плачет. — Ну как так-то. — плачет. — Женя, езжай домой. — Без зарплаты не поеду. У меня даже денег на обратный проезд нет. — плачет. Последняя информация о проезде, мне кажется — вранье. Хотя тут бывает частенько такое, что девочки приходят без монетки вообще и либо зарабатывают за ночь, либо нет. Мне хотелось поддержать Женю, что-то сказать, но я не знала что и чтобы не стоять и не пялиться на плачущую женщину и чужие неприятности, я вышла из гримерки. Пиздец какой-то конечно.

Когда я вышла на сцену и стала танцевать, то почувствовала, что мой танец изменился. Он стал плавнее наверное, а еще я полетела. Все это время не получалось поднимать себя руками на шесте во время круток, поэтому я их делала, но как бы провисала. А сегодня почувствовала, как мои ноги отрываются от сцены. Очень классное ощущение. Пока я радовалась летала, в клуб вошли три молодых парня. Они прошли в вип, сели. Тут как тут нарисовалась Кристина (см. 28, 29 ноября, 4 декабря). Сегодня у нее был красивый наряд. Белая обтягивающая юбка и белый обтягивающий топ — костюм. На ней сидело все отлично и сама она села куда надо — на спинку дивана поближе к випу. Выпрямилась, ногу на ногу накинула и смотрит. Подходить она не имеет права, так как не танцевала, но вот так сидеть и привлекать внимание, чтобы ее позвали, конечно может. Из випа вышел один из парней — толстенький с бородой. Он прошел к выходу и вернулся назад с хостесом Аллой (см. 21, 24 ноября). Она как и Кристина — жгучая брюнетка, и в ней, как и в Кристине, есть что-то фатальное. Раскрепощенные женщины с низкими голосами, темными глазами. В них, в отличие от других девушек, присутствует женское, уже взрослое, многообещающее. Ну и вот, гость бородатый, короче, ведет за руку Аллу в вип к ребятам, а та по дороге хватает Кристину и тащит ее туда же. Такое возможно. Алла, если девочки начнут возмущаться, сможет сказать, что ту гости позвали. А я на сцене и я понимаю, что надо слезать и пристраиваться вагончиком к этому паровозу брюнеток и подойти к гостям вместе. Тем более что я имею на это официальное право. Я схожу со сцены, иду за ними и тут меня перехватывает Саша (см. 11, 12, 15, 18, 21, 24, 25, 30 ноября). Она нежно берет меня за руку и говорит, — Зая, а почему ты спустилась с шеста? Трек еще не закончился, ты недотанцевала. — она это сказала без агрессии, но с давлением. — В следующий раз буду внимательнее, — ответила я также спокойно, положив ей руку на плечо. По глазам было видно, что она немножко растерялась и будто подзависла, а я пошла дальше. И вот, с двумя брюнетками появилась перед столом випа. Девушки сели и я тоже. Кристина стала со всеми знакомится, здороваться, протягивать руку. Тот толстячок, который привел Аллу сразу полностью на ней и сосредоточился. И он сидел далеко от меня. Я даже не расслышала его имя. Тот который был по середине представлял из себя неприятную личность. Это обычно сразу видно. Ну то есть для меня неприятной личностью. Хотя не знаю, существует ли в данной категории субъективность и относительность. Мне вот что-то подсказывает что нет. С ним рядом села Кристина. И это неудивительно. Видно, что матерый. Она стала выходить на контакт, он не обращал на нее внимания, копался с своем телефоне. Тогда Кристина стала дерзить и он заинтересовался. Пошел диалог. А я оказалась рядом с третьем мальчиком. Он выглядел более растерянным, чем остальные двое. Ну вроде нормально, подумала я. Мы разговорились, оказалось, что он приехал в первый раз в такой клуб. Сам из подмосковья и вот попросил друзей показать. А тот что по серединке, тут оказывается часто бывает, он и привел. И еще этот мальчик сообщил, что у него с собой сто тысяч и он собирается их потратить. Это звучало забавно. Обычно те, у кого есть и те, кто тратит, об этом не говорят вот так. Хотя у меня была одна знакомая. Была, потому что мы сейчас не общаемся. Можем поздравить друг друга с днем рождения, но и то не каждый год. Зовут ее Лена. Мы вместе учились. Лена, когда еще мы были на первом курсе, рассказала, что мечтает пойти в мужской стриптиз клуб Красная шапочка. Что не просто хочет, а пиздец как хочет. Ну и что денег нет, что мама на такое не даст и что надо копить. Лена была отличницей и получала стипендию. И она действительно стала копить. Кажется в конце третьего курса или в начале четвертого, пошла. Лена купила себе для этого специально новый наряд, белье, взяла накопленное и пошла тратить. Может у этого парня также. Может он долго копил и вот пришел. Так что всякое бывает. — А ты когда танцуешь? — спросила меня Кристина, — Вот после нее, — ответила я, указав на сцену, где плясала Саша. — Так тебе уже пора танцевать, — сказал тот неприятный, который сидел по серединке. Он был прав. Саша сошла со сцены и мне надо было идти. Я ушла. И пока летала там, думала, это он отправил меня так вежливо или просто ляпнул, разговор поддержал. Скорее всего отправил конечно, ему на хуй не надо никаких разговоров поддерживать. Но гостей больше в зале не было. Зачем сидеть просто у бара, если можно собрать на чай там. А вдруг не отправил — тешилась надежда, и, после сцены, я вернулась к ним. Бородатый по-прежнему общался с Аллой, неприятный ржал и хамил Кристине, но та очень грамотно и на той же ноте отвечала и ему это нравилось. Я села рядом с тем что из подмосковья, попробовала восстановить разговор с ним. -Чего тебе надо?! — вдруг резко ответил он, — Если хочешь выпить что-то, закажи! — а потом отвернулся к Кристине и стал разговаривать с ней. Уходила, вроде нормальным был, вернулась, нахамил. Ну ладно, че. Конечно я не стала ничего заказывать, я и не просила даже. Встала и ушла. Неприятно, но вот так тоже бывает.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

marvin shaienn
marvin shaienn
Подписаться