Donate

Макс Ломак. Отрывок из книги «Моя Пальба». Выпуск 5.

Max Lomak08/03/19 06:16879

Автобиографическая повесть с элементами вымысла, поэзии и философичных парадоксов.

Внимание! Вероятность присутствия нецензурной лексики, а так же грамматических, пунктуационных и стилистических ошибок — 1 к 2.


Капитель №3


Ночь. Улица. Фонарь. Лендровер.


Иду по узкой улице, в московском понимании, Нарсамбалэнд Роуд. В окнах домов, если белый свет, то это скорее всего учреждение, а, если жёлтый, велика вероятность — жилая квартира. На улице находятся посольства. Тёплый цвет, не лунный, не безжизненный. Слегка притушенная подача, с позиции настроения и комфорта. Светом можно и нужно делать уют, подавать себе окружающее пространство под вуалью световых волн. В красках улицы в основном повествуют в тёплых тонах. Мимо ёлки прошёл, в это сложно поверить, но у неё три ствола, сейчас сфотографирую эту тройню однояйцевую. И одна развесистая крона, шапка, тельце, как правильно обозвать. Ёлка с тремя стволами. Трёхстволоёлочка, как бы интригующе не звучало.

Цифровой фото-коллаж. Иллюстрация к главке «Ночь. Улица. Фонарь. Лендровер». Автор Макс Ломак.
Цифровой фото-коллаж. Иллюстрация к главке «Ночь. Улица. Фонарь. Лендровер». Автор Макс Ломак.


Ни о чем не думаю, значение имеет только вечное сейчас. Просто иду по улице, пью вино из кармана, ночь на дворе, что значит темно, а не поздно. Почему и как сложились обстоятельства что здесь? Этот вопрос будет постоянно всплывать в моём сознании. Ни с кем особо не общаюсь, больше молчу. И это тоже важно и нужно. А, если и вступаю в контак, то не говорю на родном языке, формально ограничивает, но не мешает взаимопониманию. Общаюсь или на немецком, или на английском. Пьяный — хорошо на немецком, трезвый — хуже на английском. Пойду-ка в тот же паб где и был вчера, посмотрю сколько там людей. Здесь рядом. Музей уже закрыт давно, в другой раз.

Сейчас я на углу Хэдингстон 4. Мимо проехала чёрная Вольво СХ 90. Классная тачка. А прямо напротив, через дорогу, стоит Лендровер бардового цвета. Машина не городская пузотёрка, а именно — внедорожник, начала двухтысячных, очень ухоженный и видно мощный, с выведенной выхлопной системой на крышу через капот, как надо, кто разбирается, тот поймёт о чём речь. На првавильных катках, без понтов, по делу, а это и есть самый главный понт для нормального мужика — без понтов, по делу. Машина заведена, и свет из фар не диодный, а именно аналоговый, в фонарях стоят лампы накаливания. Праворукий, трёхдверный, сзади посадка пассажиров друг на против друга. Конь что надо с первого взгляда.

Городское освещение жёлтого цвета, похожее как в Кривоколенном переулке. И в сочетании, с периодически встречающимся, белым светом из окон, даёт в сумме общий фон цвета кости, мякго и благородно звучит среда в этой тонике. Многие окна украшены гирляндами, на дверях рождественские венки. В оконных рамах белые шторы или в максимально белёсых оттенках. Есть вязанные, будто большим крючком, встречаются и из ткани в глухую. Всё окружение меня, человека, городом, Дублином, плавно бликует в линзах очков. Елки стоят во дворах, светятся. Заборы все визуально напрострел, не сплошные, в основном кованые, выкрашены в чёрный. Газоны болотно — зелёные, пострижены и убраны от опавшей листвы. Аккуратно стоят мусорные баки, насыщенного зелёного, и, если идёшь по улице, их шаг подобен щелчку метронома. Каждые пять — семь делаю увесиситый глоток, направляясь в сторону бара на Хэддингтон Роуд. Витиеватые и грациозные тени от всех окружающих объектов вальяжно распластались в ногах. Это чьи-нибудь мысли загорают под лучами какой-нибудь звезды Альтаир. Дорога мокро-бежевого оттенка, как песок, и, как пляж, дорога литая, из бетона. Всё отлито, дорога, бордюрный камень, история моей жизни, мироощущение, настроение, Рождество… Всё литое, всё целостное и самодостаточное. Походу влюбляюсь, только вот одно мне интересно, когда говорю: «Москва, я люблю тебя» — это одно, тут всё в порядке, у нас есть гендерное различие — Москва на русском языке женского рода, а Дублин — то мужского… Это что получается? Как у Аверченко Иванов левел, а у данного автора синеет?



Тост


Если человек хочет существовать и функционировать в информационном поле другого человека, ему следует брать в расчёт мысли, действия и слова этого человека, прислушиваться к ним, стараться содействовать, не обязательно всегда соглашаться, но обязательно всегда уважать и содействовать. Это залог здорового и прогрессивного сосуществования не только в биполярно-личностном мире, а и человека в обществе, человека в человечестве в целом. Основой основ этого феномена является непосредственно само общение. Лёгкая, взвешенная и доступная к понимаю речь. И что важно, в данном контексте понимание является прерогативой исключительно принимающего информацию, ведь каждый видит и слышит только то, в чём реально заинтересован, давайте не будем переносить ответственность «с себя на них» и попробуем посмотреть на мир трезво и широко открытыми глазами. Желательно не моргая и не шмыгая носом. Я хочу выпить за слово одного человека Другому или Другим, потому что из выше сказанного следует — первым было Cлово! (Пьёт.)

Ну так вот… Я там что-то выше говорил про протест ничего ничему. Так оно и есть, слушай внимаетельно: первым было слово и слово было Звук.

Первое, что делает младенец, появившись на этот свет, он издаёт Звук. Резкий, пронизывающий, разрывающий действительность вопль. Не осознавая, новенький заставляет колебаться окружающую среду, тем самым утверждая своё право на жизнь. Более того, звучат не только живые организмы, но и космические тела. В наш век у каждого есть возможность услышать таинственное, приглушённое завывание Венеры; ритмичные, басовые переливы Солнца; хрустальный гул Ио, спутника Юпитера.

Звук — это волна. Звук — это способ коммуникации. Звук — это неотъемлемая ипостась нашей реальности. Звук может выступать как в роли фатального оружия, так и спасительной панацеей, потому что философия Звука безгранична, как и разнообразие его качеств. Упорядочив и приручив, тысячи лет назад человек создал мызыку, один из самых сложных, могущественных и универсальных языков общения нашего вида, Homo Sapiens. По музыкальному предпочтению человека, его тяге к определённому звучанию и симпатии к упорядоченному набору Звуков, гармонии, частотам и силам, мы можем охарактеризовать интеллектуальный и культурный уровень личности.

Сила волны, амплитуда движения невидимой глазу единицы, может уничтожить существующее в одно мгновение, резонирование произнесённого слова имеет потенциал изменить упорядоченный мир, синтезировать. Каким бы абсурдным не показалось это утверждение, но фактически Звук будет первичен, а выражаемый смысл и денотат которого лишь дополнение. В тоже время, наравне с цветом, Звук воспринимается нами в крайне ограниченном диапазоне из общей палитры его существующих оттенков. Почему так происходит? Осталась ли Terra Incognita? И если да, то где она, Ultima Thule Звука? А теперь внимание!

Вдумайся: это мы живем в Его мире, Он везде. А Его отсутствие, в 99 случаях из 100, значит смерть.



Формулировал фразу


Когда летел в самолёте, призадумался: ну хорошо, виза с открытой датой. В течение трёх месяцев могу въехать на какой угодно промежуток, уже здесь по факту скажут что и как. На границе проводят не сильно напрягающее собеседование. Хотя нет, подобного рода собеседования напрягают больше, нежели рядовые переговоры, поскольку в формате паспортного контроля возможность здорового диалога сведена к минимуму, так как в этом общении присутствует доминирующий субъект, тот кто задаёт вопросы, и такой порядок не изменить. В самолёте думал о том, что я буду говорить: куда еду, зачем и почему. Один. На Рождество. Когда по-хорошему, в обывательском понимании, дома следует быть, наверное, с семьёй. А если она есть, но её нет. Как быть?

На борту авиасудна, пролетая Ламанш, формулировалась фраза, субъективно высокопарная. С возрастом, стараюсь чательнее думать о чём говорю, а, если есть возможность обдумать предварительно впоследствии сказанное, то это вообще замечательно. Сначала обдумываю, точнее придумываю, сразу отталкиваясь от тех аргументов, которые будут использованы в случае нежелательного поворота диалога. После чего старательно конструирую удобоваримую форму. Фраза следующая: цель визита в Ирландию, в Дублин, есть изучение национального изобразительного искусства, как это делалось здесь, назовём, на Британских островах, географически, не знаю как правильно, неуч. Очевидно, не скажу, что договорился о встрече с прекрасной юной особой, с красивым именем и своенравным характером, как люблю, свежий Гиннесс с завода, мягкий и тёплый виски, какой-нибудь дым, пронизывающий морской воздух, праздное шатание и неземной красоты вальсирование самобичевания в паре с самолюбованием. Всё это буду по мере возможности конспектировать в тексте, рисунках, голосовых записях. Завистнику моей свободы при погонах такой выпад вряд ли понравится, если выложить реально как есть, но в моём светофоре больше чем три цвета, там ещё есть чёрный и белый.

Цифровой фото-коллаж на базе подмалёвка для работы «Марс» (смешанная техника на холсте). Иллюстрация к главке «Формулировал фразу». Автор Макс Ломак.
Цифровой фото-коллаж на базе подмалёвка для работы «Марс» (смешанная техника на холсте). Иллюстрация к главке «Формулировал фразу». Автор Макс Ломак.

Бортпроводник компании Люфтханза Локал подал стаканчик красного. Сейчас допустимо пить на борту, провинциальных чинуш aka агрессивных алко-варваров, по близости не замечено, самое страшное чем это может обернуться — предложением соседу послушать стихи или перекинуть партейку в шахматы на айфоне, на деньги конечно, но не большие. И по курсу ЦБ.

Посему все просто: есть тяга глянуть как вы тут рисуете, потому что изобразительное искусство есть зеркало души. Могу позволить себе спустить на это пару тысяч евро. Единственные на данный жизненный период. Вообще, склонности к накопительству не имею. Остров смотрел с Мамоновым? Вот-вот, тот же ящик, что и сапоги. Паспорт был проштампован без лишних вопросов, быстро и со встречной улыбкой на лице. Какой артист погибает,- выше и чуть сзади заговорил Нерон Клавдий Цезарь Август Германик. Хотя, так оно и есть, что греха таить, правда более прозаична. Одиноко, развлекаюсь как могу.

Девушка, что встретила меня на паспортном контроле в дублинском аэропорту, была очень вежлива и красива, в отличие от хмурых полицейских на пересадочном узле во Франкфурте. На них не сержусь, понимаю, напряжённая работа, колоссальный пассажиропоток со всего мира, а пропускной контроль — дело со своим настроением, по-другому не эффективен. За колючкой разразился надрывистый лай овчарок, за спиной перешёптывались, что в душе отключили горячую воду.

Обыскивали, конечно, там долго и пристально, так как в пакетике с табаком была замечена коричневая папиросная бумага размера кинг сайз, что на немецкой земле свойственно товарищам неравнодушным к употреблению марихуаны. Странное дело, без задней мысли использую, потому что другие бумажки для джойнта маленькие, и приходится крутить два, чтобы насытиться враз и вдоволь. Практичность не более. Но форма красивая, все подтянутые, в белых рубашках, пистолеты, туда-сюда, вежливые, но жёсткие. Одним словом — «Молодцы, хорошо работаете, пошли дальше». Was schert sich eine Eiche, wenn sich eine Sau daran kratzt. Горячая вода, кстати, в душе была.



Выстрел


Бережливость это порождение нужды, не чёткий математический расчёт и стратегия расхода себя, накопленного или гипотетически приобретённого. Говорю не только о деньгах, но и об эмоциях, настроении, желаниях, возможностях и так далее. Почему для того, чтобы почувствовать вкус свободы, уважать её и оберегать, нужно периодически переживать несвободу? Потому что свобода аморальна. Неужели существуют люди, которые воспитывают в себе положительные качества, приходят к новым открытиям через здравый, логически выверенный процесс мышления? Если такой человек когда-нибудь встретится на моём пути, первым делом попрошу его позволить приложить ухо к его груди и постараюсь расслышать хоть намёк на биение. Через страдание приходит осознание счастья, через отрешённость — фактическое осознание помысла. Представляешь, гипсовая чёрная голова Сиддхартхи, что стоит у меня в мастерской на рабочем столе, только что улыбнулась. Там сейчас снег, здесь дождь.

Наверное, основной вопрос, а, может, и решение, как вытекающее, есть в том, как к этому страданию относиться. Вероятно, страдание, предвкушающее счастье, и есть его неотъемлемая часть, его предтеча. Страдание — фундамент счастья. Так как всё познаётся исключительно в сравнении.


Продолжение следует…


авт. Макс Ломак

2018 год / Москва

Author

Max Lomak
Max Lomak
Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About