radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Cherchez la femme

Michael Zaborov

Ищите женщину, в ней вся истина. Эту французскую пословицу знают все, произнося обычно в шутку. Но древние греки этой пословицы, видимо не знали, тем не менее, действовали в соответствии с ней. Согласно Гомеру, самая грандиозная древняя война — троянская разразилась из–за того, что троянский принц Парис, похитил у греков прекраснейшую из женщин Елену, похитил прямо от живого мужа, да к тому же царя (Менелая). И вот 10 лет длится кровавая битва, погибают не только люди, но и все герои — сыны богов.

Нам сегодня эта сказка кажется наивной, особенно после уроков марксизма, согласно которым войны возникают по причинам экономическим. Однако, представьте себе, самая грандиозная война сегодня, война между исламом и западом происходит также из–за женщины. Это доказывается просто: когда исламисты захватывают власть где бы то ни было, да и там, где они еще официально не властвуют, они в первую очередь порабощают женщин, лишают их элементарных прав, возвращают их по существу в гарем, большой или малый, под полную и непререкаемую власть мужа. Женщине не дозволено учиться, работать, выходить из дому без мужчины… она имущество мужа. Еще шариат допускает то, что у нас считается педофилией.

Четыре жены дозволено иметь мусульманину, когда-то существовали гаремы побольше и гораздо больше. Когда у кого-то много жен, то кому-то не достанется ни одной, кто-то должен быть исключен — это кастрация, можно сказать, арифметическая, которая легко переходит в хирургическую. Кастрация — чуть ли не первый вид хирургии изобретенный человеческим гением. Таким образом власть над женщиной достигается через власть над мужчиной, зиждется на насилии. А насилие из масштабов домашних, семейных легко переходит в масштабы общественные, властные, тогда властитель и заводит себе гарем не из четырех, а из сорока или четырехсот жен. Вот эта полигиническая семья, эти многоженство и педофилия, жесткий патриархат — основная ценность ислама за которую он бьется с западом.

А запад несет в себе ценности другие: «свобода, равенство» в правах (о братстве говорить труднее). Все конечно относительно, но из свобод особо отметим свободу женщины, переходящую, между нами, тут и там в матриархат, и может быть самое важное свобода предпринимательства, давшая западу здоровую экономику, а с ней и здоровый более или менее общественный уклад. На востоке, в Азии вообще патриархат, рычаги власти сильнее рычагов экономических, отсюда отсталость нищета подогревающие насилие. Последнюю сотню лет, или больше патриархальный уклад подвергался эрозии по многим и глубоким причинам. Тут прежде всего нужно отметить активный прирост населения, который при слабой экономике порождает «лишних людей» — безработных, не включенных в прочные экономические и семейные структуры. Эти невключенные — опасная «гремучая» смесь. Такие люди легко поддаются внушению всевозможных харизматов, вовлекаются во всевозможные союзы, а в исламе мощным внушающим фактором является сама религия и, соответственно, религиозные лидеры, вот вам и готовая формула исламского экстремизма. Будучи включенным в семейные и производственные структуры, человек обретает определенную роль, устойчивую «орбиту» движения то, что китайцы называют «дао» (путь), но я не говорю, что внутри системы человек обретает цель, ибо таковую он обретает лишь частично. В производственной или другой устойчивой системе человек стремится «продвинуться по работе», подняться с менее важной роли к более важной и еще более важной — к центру системы, к власти над ней. Но цель она еще выше, мелкий владыка стремится стать большим и еще бОльшим — это как в сказке о рыбаке и рыбке или как в сказке про Иванушку, который не разменивается на мелочи, но хочет и достигает царствия и царевны.

И в сказке про Иванушку и в реальности востока женолюбие и властолюбие сливаются в единую мощную силу, но это не означает, что две эти силы тождественны, нет, они разные, могут и расходиться. Часто властолюбие оттесняет женолюбие-либидо на второй и третий планы. Вспомним песенку что «могут короли» и чего они не могут «жениться по любви» они не могут, либидо оттесняется на задний план — главное власть. Лишь однажды в истории произошло обратное, женолюбие победило властолюбие, это когда английский король Эдуард VIII ради любви отказался от престола, но и тут престол то ведь был без власти. Диктаторы вроде Гитлера могут быть и асексуальны.

Но и власть над людьми — это не последняя цель, абсолютные владыки склонны себя обожествлять и подданные им очень хорошо подпевают. Религия — это тоже центростремление, ибо Бог — центр мира по крайней мере в монотеизме.

Итак не либидо Фрейда, а наше с вами центростремление — важнейшая движущая сила, которая господствует как в живых так и неживых системах. Все системы больше или меньше централизованы, ибо без централизации нет системы. Таковы космические и микрокосмические системы, такова живая клетка, таковы организмы и человеческие сообщества. Центростремление — дао всего и вся. Это при том, что первотолчек — «большой взрыв» суть грандиозное извержение энергии децентрализующей, пути господни неисповедимы. Отдельные системы в их центростремлении как бы пытаются вернуться к первобытному состоянию единства. В космосе либидо нет, есть только центростремление. Либидо — удел половых отношений, а половые отношения суть отношения полярные (+ -). Полярные отношения сильны в микромире: в физике это атом, молекула, в обществе — род, племя, в которых отношения полов имеют определяющее значение. Но централизация господствует и здесь. В больших деспотиях секс не является определяющей силой, подвергается строгим ограничениям, тут даже действует иногда то, что можно назвать синдромом Павлика Морзова, когда родственные отношения отступают перед отношениями власти и подчинения.

Но интересно, что почти то же самое происходит и в относительно малых харизматических группах (то есть тех, которые группируются вокруг харизматических лидеров) потому что здесь нет устойчивых внутренних структур. Внутренние структуры производственные, бюрократические, или семейные обычно центростремление в себе сублимируют и тем сдерживают, в харизматической же группе централизация и подчинение ничем не сдерживаются и достигают предельных и смертельных напряжений. Не подчинение грозит смертью от своих, а подчинение часто обязывает идти на самоубийство. В России это зовется паханат, в международном сленге мафия, а в исламе это исламистские группы типа Аль-каиды и ей подобных.

Запад попытался привить свою демократию с ее свободами и прежде всего с его свободой женщины восточному патриархату в Ираке, но расщепить мощное патриархальное ядро в котором женолюбие и властолюбие слились воедино — это как расщепление атомного ядра — дает огромный выброс разрушительной энергии и это сегодня ИГИЛ. В этом контексте агрессию исламского патриархата против запада можно расценить как месть за попытку его демократизации.

И все же вторжение запада на восток не единственная и даже не главная причина исламистской агрессии. Главная движущая сила — деторождение, многоженство многодетно. Свободная женщина не хочет рожать много детей, она хочет жить для себя и хорошо воспитать и обучить одного, двух, трех детей. Закрепощенная женщина используется как агрегат деторождения. В этом демографическом соревновании запад безнадежно проигрывает востоку, особенно исламскому, и это смертельная опасность. Обильное плодоношение закрепощенной исламской женщины рождает, как говорилось, много молодой, не сублимированной, не охваченной устойчивыми социальными структурами энергии, и это потенциал агрессии. Известно, что ИГИЛ начался с безработной иракской армии, оставшейся после самонадеянного и не дальновидного свержения Саддама Хусейна.

Можно заключить, что в столкновении ислама и запада воюют-то богатыри-мужики, но подлинная демографическая война происходит между закрепощенной и свободной женщинами. В этом соревновании свободный мир трагически проигрывает. Ищите женщину — в ней вся истина.

Можно ли предложить какие-то рецепты? Можно, только осуществимы ли они?

Всемерно останавливать миграцию востока и юга на запад, так вознамерился действовать Трамп, потому и победил. Всемерно повышать рождаемость в свободном мире, останавливать переговорами, а если надо пресекать силой агрессию, откуда бы она ни исходила. Нужно еще по мере возможностей развивать мирную экономику в странах Азии, Африки, Латинской Америки, чтоб занять безработных творческой работой. Что мешает, например, палестинским арабам сегодня развивать свое производство? Им не хватает кусочка Иерусалима? Нет, они не нацелены на производство, они с удовольствием живут подачками запада, стремясь при этом разрушить и западную цивилизацию и прежде всего Израиль.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author