СОЦИОФИЗИКА 2

Michael Zaborov
16:05, 29 июня 2019
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию



Лекция на научном семинаре в Кфар-Сабе

В 60-е годы прошлого века, автор сих строк самостоятельно пришел к идее Общей теории систем, не ведая того, что такая теория уже существует. Но оригинальный путь к идее дал и оригинальную ее версию, которая отличается максимальной простотой, дающей возможность применить ее к духовной, художественной, социальной сферам. В данном случае системологическая идея проецируется на проблематику социологическую.

Основные постулаты социофизики:

СИЛЫ ИЗВЕСТНЫЕ НАМ ИЗ ФИЗИКИ — ОНИ НЕ ТОЛЬКО ФИЗИЧЕСКИЕ, НО И МЕТАФИЗИЧЕСКИЕ, ИБО НЕ ЗАВИСЯТ ОТ СУБСТАНЦИИ, ДЕЙСТВУЮТ И В НЕФИЗИЧЕСКИХ СИСТЕМАХ: ПСИХИЧЕСКИХ, СОЦИАЛЬНЫХ, БИОЛОГИЧЕСКИХ. ОНИ ТРАКТУЮТСЯ ДАЖЕ НЕ СОВСЕМ КАК СИЛЫ — ЭТО ТЕЛЕОЛОГИЧЕСКИЕ-БОЖЕСТВЕННЫЕ ПРИНЦИПЫ ОРГАНИЗАЦИИ СИСТЕМ.

МЫ ВЫБИРАЕМ 3 СИСТЕМООРГАНИЗУЮЩИХ ПРИНЦИПА-СИЛЫ:

ПРИНЦИП ГРАВИТАЦИИ — ТОТАЛЬНОЕ ПРИТЯЖЕНИЕ, ЦЕНТРОСТРЕМЛЕНИЕ — ГОСПОДСТВУЕТ В КОСМОСЕ, В ПСИХИКЕ, СОЦИУМЕ.

ПРИНЦИП ПОЛЯРИЗАЦИИ — ПРИТЯЖЕНИЕ И ОТТАЛКИВАНИЕ, ДЕЙСТВУЕТ В МИКРОМИРЕ: В ФИЗИКЕ ЭТО АТОМ, МОЛЕКУЛА… В БИОЛОГИИ-СОЦИОЛОГИИ ПОЛЯРНЫЕ СИЛЫ ВЫСТУПАЮТ КАК СИЛЫ ПОЛОВЫЕ, СОЗДАЮТ МАЛЫЕ СИСТЕМЫ: СЕМЬЯ, РОД, ПЛЕМЯ, НО И СОЮЗ ПЛЕМЕН И ЭТНОС (это уже системы макро).

Полярные силы очень сильны и отличаются мощными творческими потенциями: в физике-химии порождают разнообразнейшие молекулы вплоть до живых, в биологии-социологии создают разнообразнейшие формы жизни и формы семьи. Взаимодействие поляризации и гравитации подчиняется закону единства и борьбы противоположностей.

ИНДУКЦИЯ — МОЖЕТ СОЗДАВАТЬ ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ, А ТАКЖЕ ПРИТЯЖЕНИЕ И ОТТАЛКИВАНИЕ ЗАРЯЖЕННЫХ ЧАСТИЦ. Параллельные процессы в физике: электро процесс в антенне передатчика возбуждает аналогичный процесс в антенне приемника, на чем зиждется вся современная коммуникация. В психике принцип индукции ответственен за ее жизненно важную ассоциативную способность по принципу внутреннего и внешнего сходства. В межиндивидуальной психологии индукция работает как психическое взаимовлияние людей, внушение-внушаемость. В социологии индукция харизматов работает как магнитное поле, притягивающее и отталкивающее “идеологически заряженные” человеческие ионы-атомы.

В искусстве параллелизм индукционных процессов составляет само существо искусства: переживания художника — параллельное переживание зрителя — ретранслятор произведение искусства.

Подробнее, о том как это работает в гуманитарии:

ПСИХИЧЕСКАЯ ГРАВИТАЦИЯ — ОСНОВНОЙ ЗАКОН ПСИХИКИ: ВСЕ СИГНАЛЫ, ПОСТУПАЮЩИЕ В МОЗГ ИЗНУТРИ И ИЗВНЕ ДОЛЖНЫ ПРЯМО ИЛИ ОПОСРЕДОВАНО ВСТРЕТИТЬСЯ (ЦЕНТРОСТРЕМЛЕНИЕ) ЧТОБЫ ПОТОМ РАСПРЕДЕЛИТЬСЯ ПО СВОЕМУ “ВЕСУ”-значению. Без этой встречи сигналов не может быть никакой работы мозга. Все, что делает наш мозг — он фокусирует информацию, чтоб затем распределить ее по “весу” — важности.

Все строится на принципе тяготения одного элемента психики к другому, третьему… Эти тяготения объединяют в себе процесс информационный, энергетический и чувственный. В высшей сфере — сфере мысли, действуют тяготения слабые (гравитация). В сфере физиологии тяготения сильные. Физиологически, полярные взаимодействия в сфере мысли исключены из–за их ультимативной силы “голова должна быть холодной”. Но в высшей сфере полярные ситуации создаются логически, в мысли это: тезис-антитезис-синтез. В искусстве свои приемы поляризации: наказ козы козлятам и его-нарушение, преступление-разгадка, вогнутость-выпуклость… поляризация усиливает взаимодействия элементов, вносит эмоциональность и в мысль и в искусство. Таковы основные системоорганизующие принципы, которые господствуют в космосе, микрокосме, в психике, социуме. Мы попытаемся спроецировать эти принципы на некоторые исторические реалии.

При нашем системном подходе естественно, что основное противоречие, которое будет нас занимать — это противоречие между организацией и дезорганизацией систем, а в социологии это противоречие чуть удлиняется, оно между целостной системой — хаосом и тем, что можно назвать “пост хаосом” — с перерождением систем из сложных органических в мертвящие примитивно центрические индукционно-гравитационные. Наша системологическая концепция потребует жесткой критики марксизма и менее жесткого спора с концепцией этногенеза Льва Гумилева.

НАИВНЫЙ МАРКСИЗМ И КРОВАВЫЙ ЛЕНИНИЗМ

Кажется очевидным, что второе происходит из первого, так где же ошибся Маркс???

Нам придется уличить Маркса и марксизм в потере “огромных крыловских слонов” — важнейших основ общества и основ социологии. Что же это за слоны? Отвечу сразу, имя одному из них — СОЦИО СТРУКТУРА.

Как, воскликнете вы, разве не писал Маркс о том, что общество делится на классы эксплуататоров и эксплуатируемых, которые борются между собой, разве не писал он об отношении этих классов к средствам производства и разве не анализировал это производство и разве не есть это структура общества? Да классовая структура общества, структура производства, торговли — это важнейшие структурно-функциональные характеристики общества! А разве не вскрыл Маркс основу основ эксплуатации рабочего класса — прибавочную стоимость? Вроде все верно, почему же таким страшным, разрушительным, убийственным, бесчеловечным оказался марксизм-ленинизм-сталинизм на практике?

ЗАКОН ПОЛОМАННОЙ ТАБУРЕТКИ или ПЕРВЫЙ ЗАКОН СОЦИО ФИЗИКИ.

Когда под нами ломается стул или табуретка, гравитация, не правда ли, овладевает нами всецело со ускорением g устремляемся мы к центру земли, до центра обычно не долетаем, мешает такая упрямая и жесткая структура как пол. Чувствительно, но и спасительно. Что может быть банальнее падения? Но, представьте, незнание этого “примитивного” закона принесло человечеству величайшие трагедии. Не знал этого закона и великий Маркс.

Яблоко упало в голову попало, случайно голова оказалась гениальной и в ней зародилась великая идея “всемирное тяготение”! Но если Ньютон сумел высосать из своего яблока свою физику, то падение со стула гомо сапиенс достойно иной — социальной физики.

Свобода, равенство и братство! Это из другой — французской революции, которая, однако тоже изобрела отнюдь не паровой двигатель — гильотину! Для того, чтобы та оплакивала отрубленные революционные головы. Но сколько она смогла отрубить, сотни, тысячу, слабо — отсталая буржуйская революция! В какое сравнение это может идти с “великой социалистической…” с миллионами и миллионами загубленных ею душ и не только в войнах, но еще больше в «мирное» время?! «Прогресс, ничего не поделаешь!»

Так что же тут не работает в марксизме-ленинизме-сталинизме?

Что социализм отменил эксплуататорскую прибавочную стоимость? Да, представьте, отменил, уничтожил совсем, ведь социализм — не торговое общество, рынок не управляет социалистической экономикой. Никакой стоимости тут вообще нет, не стоит ничего и человек. Принцип стоимости заменяется принципом разверстки: просто забирают у крестьянина все, что можно забрать, обрекая его и семью на голодную смерть, и кому нужна эта эксплуататорская прибавочная стоимость! Да, в соответствии с учением Маркса, бурно развивается тяжелая промышленность, но ведь вся она идет на оружие, не на потребление, как тут измерить что сколько стоит, сколько стоят пушки, танки, самолеты?

И в капитализме много вопросов к прибавочной стоимости. Конечно, капиталист на ней наживается, но ведь фактически капиталисту принадлежит только личная собственность, частная собственность — частное производство принадлежат обществу, работают на всех, причем рынок заставляет производить предметы потребления. Значит прибавочная стоимость вовсе не измеряет эксплуатацию. Ее измеряет только разница в личном потреблении капиталиста и рабочего. Разница, конечно большая, но когда марксисты-ленинцы облапошили, или, чтоб выражаться культурно, экспроприировали своих капиталистов, много ли разбогатели? Нет обнищали, это потому, что Капиталистическую эксплуатацию Маркс-то увидел, а вот другие, более важные характеристики капиталистического. производства как-то и не приметил, и это характеристики структурно функциональные — СОЦИО СТРУКТУРА.

Что же представляет собой капиталистическая структура? Больших секретов не открою, если скажу, что кап. производство — это естественно исторически сложившаяся самоорганизующаяся система. А это значит очень многое. Такая система очень приспособляема и живуча, во главе ее хозяин кровно заинтересованный в успехе производства, он относительно автономен и свободен, что стимулирует и позволяет творческую инициативу. Капиталистическое производство объединяет в себе много людей в хорошо организованную и очень прочную социо структуру. И все это жизненно важные характеристики гораздо более важные, нежели то лишнее, что съедает сам хозяин. Интересно, сколько процентов от своих миллиардов съедает сам Бил Гейтс? Надо думать процент этот ничтожный, но Гейтс же наводнил мир компьютерами и произвел тем благотворную революцию, можно сказать открыл новую эру. А какой процент от своих миллиардов тратит Гейтс на благотворительность? Огромный процент. Так что же, заберем, как у короля Лира «излишки», которые поедает Гейтс , уничтожим его «эксплуататорское» производство и передадим бездарному колхозу?

Именно так поступили марксисты-ленинцы-сталинцы в великой России, чем совершили роковой, кровавый и видимо непоправимый шаг. По Марксу побеждает строй с более высокой производительностью труда, но победил строй эффективное производство уничтоживший. В последние годы советской власти полки магазинов были совершенно пусты, вернее нет, были полны коробками от конфет без самих конфет.

Ученый теоретик имеет право ошибаться, призыв Маркса к уничтожению частной собственности был роковой теоретической ошибкой, повлекшей еще более роковые и кровавые практические последствия.

Политику Ленина осуществившего уничтожение частной собственности еще можно считать ошибочной, потому что тогда еще был выбор, борьба партий, точек зрения, еще можно было выбрать более либеральный путь. И Ленин таки спохватился на заре коммунизма и на апофеозе разрухи, понял, что его коммунистическая телега никуда не везет, что без капиталиста ничего не клеится, но было уже поздно. Уже властвовал Сталин, а политику Сталина, как ни странно, нельзя считать ошибочной, потому что тут уже действует не логика, действует инерция, стихия, действует социальная физика,

а это уже сверх логика, сверх психология — это неумолимая физика. Уничтожение людей становится ядерным топливом централизма, тоталитаризма.

У Сталина уже не было выбора, кроме уничтожения людей. Последний акт его “творчества” — дело “врачей-убийц” говорит о страшном голоде кровопийцы. Попытки какой-то либерализации предпринятые его наследниками были беспомощны и были лишь агонией мертворожденного социализма.

Ложно утверждение Маркса о том, что противоречие между классом рабочих и капиталистов антагонистично. Эта ложь послужила хорошим подспорьем отцу народов для утверждения, что классовая борьба все время обостряется, и когда класс капиталистов уже давно уничтожен, можно было объявить врагом народа кого угодно.

На самом деле капиталист и рабочий плывут в одной лодке: рабочий конечно хочет повысить свой заработок, но если он слишком преуспеет в этом, предприятие окажется не конкурентно способным и лодка потонет. И плоды такого «успеха» рабочие ЕвроАмерики уже пожинают щедро, производство убегает в Китай и прочие дешевые страны востока. Китай крадет технологии запада и усиливается, а в Америке Трамп как безутешная вдова вопиет в пустыне, пытаясь вернуть производство домой. Едва ли ему удастся повернуть течение реки вспять.

Капиталист и рабочий плывут в одной лодке, отношение между ними — это типичные «единство и борьба противоположностей» — закон, который материалистическая марксистско-ленинская философия позаимствовала у идеалиста Гегеля и как будто бы взяла на вооружение, но что такое «своя» же философия, против своей же идеологии? Ничто! Ею можно манипулировать бесконечно, или ее отбросить как отбросы, когда этого требуют классовые интересы правящей хунты.

Но Сталин победил Гитлера — это нельзя сбрасывать со счетов. Можно лишь заметить, что у Сталина было больше времени и неизмеримо больше ресурсов чем у Гитлера для развития промышленности, почему же великая Россия должна была проиграть сравнительно маленькой Германии? Потому что социалистическое производство не может соревноваться с капиталистическим.

А проиграла бы матушка-Россия страшно,трагически, апокалиптически , если бы не помощь проклятых американских капиталистов, большинство из которых евреи. До получения этой помощи Красная армия терпела только поражения. Потом армия была полностью перевооружена американскими капиталистами. Я будучи тогда ребенком частично наблюдал это перевооружение воочию.

Итак, Маркс рассмотрел только классовую мегаструктуру общества и весьма однобоко рассмотрел производственную его макроструктуру, увидев в ней только эксплуатацию, и не увидев в ней жизненную силу самоорганизующейся, гибкой, устойчивой и продуктивной социосистемы.

А что такое разрушение устойчивых и продуктивных социо структур? Это главная проблема Социальной физики. Это и есть проблема сломанной табуретки, когда гравитация физическая овладевает нами всецело. Но ведь точно также гравитация социальная овладевает нами когда ломаются прочные, устойчивые социальные структуры, только социальная гравитация направлена не к центру земли, а к центру общества, поэтому социальная деструкция ведет к социальной централизации-узурпации-диктатуре, ко всему противоположному первоначальным целям революции. Такая деструкция ведет к социо гравитационному коллапсу, что и случилось в советской империи. Автономия самоорганизующейся, прочной и эффективной социо структуры — это и есть тот слон, которого не приметил Карл Маркс.

Но слон этот не одинок, есть еще.

Если классовая структура общества — это его мегаструктура, то отдельное капиталистическое предприятие можно назвать макроструктурой и ее разрушение губительно.

Но есть еще более базисная, природная, витальная самоорганизующаяся структура и это семья. Назовем ее микро структурой, хотя это очень условно, потому что семья — это и род, и племя, и союз племен и этнос и в конце концов нация. И в этом смысле это уже не микро, а снова мега система, но совсем другого типа.

Да этнос — это большая семья и еще это большая коллективная индивидуальность, обладающая своей духовностью. Нет духовности вне индивидуальности, как нет индивидуальности без духовности. Вот к этим категориям: семья, этнос, нация марксизм относился с величайшим пренебрежением. «Пролетарии всех стран соединяйтесь!» и причем тут, при чем тут этнос, нация — все под один шаблон!

Интернационал один, второй, третий и тут же нацизм и две кошмарных мировых войны, когда пролетарии всех стран громят и режут друг друга с величайшей жестокостью.

А потом «союз нерушимый» рушится именно по национальному-семейному признаку. Недооценил Карл Маркс этой микро и мега структуры — семьи. Недооценил в политическом смысле, но очень важен и аспект духовный.

Культура и искусство — надстройка на социо экономическом базисе?! Да в большой мере это так, и марксистский анализ культуры важен и необходим. Но в не меньшей, если не в большей мере культура есть продукт истории, а история, она вся этническая, религиозная, а религия может быть главное выражение духовности данного общества, связанное в свою очередь тесно с общей его культурой и искусством. Но у Маркса «религия — это всего лишь опиум для народа» ее, как и частную собственность, по Марксу, надо уничтожить. И уничтожили вместе с ее служителями, чего чего, а уничтожать ленинцы были мастера.

Религия действительно опиум для народа: ее роль в основном умиротворяющая, духовно организующая, объединяющая и сохраняющая этнос, наследственность этноса. А вот марксизм — это наркотик куда более страшный, это героин (от слова герой) рождающий героев разрушителей, буйных пассионариев, революционных фанатов, ввергаюших народ и себя в бездну-черную дыру.

Основоположник марксизма не приметил, не оценил этих слонов: этнос, его семейственность, его духовность, его культуру, его религию.

В Советском Союзе развивалась культура «национальная по форме и социалистическая по содержанию». Снова попран позаимствованный у того же идеалиста Гегеля закон о единстве содержания и формы. Но не было при социализме философии , только лживая властолюбивая идеология. Так великий Маркс убил двух великих социо слонов, разрушил две основы общества: материальную — частная собственность и духовную этническую, а при разрушении традиционных устойчивых социо структур, с этого мы начали, усиливается гравитация-централизация-диктатура — это все та же сломанная табуретка!

При такой деструкции разрушается экономика, культура, исчезает не больше не меньше как сам народ, он превращается в безликую массу, несущую в себе самые опасные потенции бездуховности, разрушения и охлократии-тирании.

Поскольку разрушение природных, органических социо структур предстает как главная историческая драма, стоит обозначить

3 типа социосистем по принципу их органичности и устойчивости.

Самой первоприродной, органической социосистемой является семья в разнообразных ее формах, она зиждется на микро-полярно-половых отношениях, но конечно же и на связи с землей — источником питания, будь то собирательство, охота, земледелие. Семья — это жизнь и рождение новой жизни.

За образец устойчивой органической социо структуры можно взять крестьянскую семью-хозяйство, и тут хочется подчеркнуть

аспект социо химический : Связь крестьянина и членов его семейства друг с другом, сексуальная, родственная, связь его с землей, лесом, с охотой, с домашними животными, со строительством дома… все эти связи очень многогранны, подробны — это микро связи, в отличие и во многом в пику гравитационным макро и мега связям.

Органичный — подобный живому организму, а структурная информация живого организма = бесконечности. Это очень важно понять: живой организм — часть вселенной и вбирает в себя всю информацию о ней. Если бы можно было исчислить структурную информацию крестьянского семейства-хозяйства, то цифра была бы очень высокой. Главное тут то, что члены крестьянской семьи задействуют-удовлетворяют не все (многие потребности направлены во вне) но очень многие валентности своей души и тела, и такая система по законам химии-законам систем устойчива, как устойчивы и “орбиты” движения каждого члена этой системы. Органичность-жизнеспособность, естественность, жизнетворность — все это важнейшие характеристики социо системы, важнейший фактор социальной жизни и важнейшая категория нашей социофизики.

Сравним это с рабским трудом: раб порабощен на все 100% ?! Нет, он безработный! Ведь лучшие творческие его потенции не задействованы-не удовлетворены (конечно мы имеем в виду прежде всего безработицу души). Поэтому раб — элемент радикальный-пассионарный, неустойчивый, а рабская система не органична и в некотором смысле неустойчива, ведь рабов нужно постоянно добывать в войнах с соседями и “организовывать” их труд плетью.

Городское ремесленное производство-торговля оно тоже семейное и потому органичное. Есть потрясающий “документ” тому, насколько эта мелко-буржуазная городская среда дорога, насколько она родная для ее обитателей — это творчество Шагала. Всю жизнь, живя в огромном мегаполисе, он ностальгирует по своему маленькому Витебску. Он прямо показывает насколько там все родные друг другу, включая домашних животных — они равноправные члены человеческой семьи.

Энгельс подробно описывает развитие форм семьи в истории, но не обращает внимания на сам факт, весьма важный — разделение семьи и производства в промышленную эпоху. А ведь это стало важнейшим фактором отчуждения человека от его среды, фактором душевной его драмы, нашедшим яркое выражение в искусстве 20 века, начиная с постмодернизма и далее.

Почему мы говорим об устойчивости социосистемы, а не о производительности труда, как это делает Маркс? Да потому что можно жить бедно, но хорошо в любви и в мире, как это происходило и происходит в той же крестьянской, или мелкобуржуазной семье-среде, хотя и Есенин и тот же Шагал из своих любимых сред вырвались в большой мир — центростремление, с которого мы начали! Мир соткан из противоречий.

Важнее производительности труда системоорганизующая способность данной социосистемы, задействованность всех человеческих валентностей, обусловливающая устойчивость системы, ибо разрушение системы ведет к атомизации-ионизации, радикализации — массификации, толпизации людей. При этом включаются не органические-человеческие микро связи, а социо физические силы: харизматическая индукция-внушение и силы гравитации. Эти силы менее человечные или античеловечные.

“Не дай вам бог жить в эпоху перемен” Конфуций.

Что происходило в эпоху перемен-разрушения устойчивых социо структур мы познали на своей шкуре слишком хорошо.

Сначала разрушилось крепостное хозяйство, кто может быть против? Только Никита Михалков, мечтающий крепостничество восстановить, и я готов с ним согласиться, если он станет моим крепостным, буду сечь ласково. С человеческой точки зрения отмена крепостничества очень хороша, но вмешалась социофизика, а она бесчеловечна. Массы безземельных ринулись в магнитные центры-города, а массификация, как мы уже знаем — это самое страшное. Частично город занял эту массу в промышленном труде вполне рабском и тут стоит конкретнее сказать о капиталистическом промышленном производстве.

Если крестьянское хозяйство мы назвали системой органической и устойчивой, рабство — системой неорганической, радикализированной, в принципе неустойчивой, то 

капиталистическое промышленное предприятие суть система квази органическая. Почему органическая и почему квази? Капиталистическое предприятие, как говорилось — система органическая потому, что это система самоорганизующаяся, таковы все системы-организмы в природе. Почему квази? Потому что промышленный рабочий выполняет очень узкую, однообразную, скучную производственную операцию, которая не может задействовать огромное большинство его творческих потенций-валентностей, оставляя его элементом радикальным-пассионарным. Маркс и марксисты мыслили иначе чем я, но по-своему понимали-чувствовали этот радикализм-пассионарность рабочего и поэтому видели в нем революционный класс, а в самодовлеющем крестьянстве видели класс реакционный. Частичная занятость рабочего делает его частичным участником этой самоорганизующейся капиталистической квази органической системы, но частичная не занятость делает рабочего потенциальным участником массы-толпы, этому способствует и скученность населения в городе, на фабрике. Эта потенциальная толпизация рабочих обратилась в страшную реальность из–за 1-ой мировой войны, которая вытащила и обратила в массу даже инертное крестьянство и, конечно же мобилизовала городских рабочих. Потом распад русского фронта, дезертирство, общая разруха, выпадение людей из армейских, производственных структур — толпизация-массификация приобрели катастрофические масштабы, и катастрофа не заставила себя ждать. Аморфная же масса создает хаос, деструкцию, но и подчиняется самому примитивному принципу организации: вожак — стадо, или харизмат-толпа. На этом этапе господствует внушающая психическая индукция — это заметил еще Макс Вебер. Ленин, Троцкий — великие харизматы! Но, как заметил тот же Макс Вебер, харизматическая форма правления неустойчива, что же случилось дальше? Этого Вебер не видел и предугадать не мог (умер 1920 г.) Когда масса сплотившаяся вокруг харизмата и его группы становится слишком большой “включается” социо гравитация.

“ВЕЛИКАЯ ОКТЯБРЬСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ … “ НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ К КЛАССОВОЙ БОРЬБЕ! Буржуев, конечно, убивали и грабили, но что коммунистов убивали меньше? Тут работает только один принцип: ТОЛПА — ЦЕНТРАЛИЗМ!

Совершенно неважно из кого состоит толпа, из профессоров, пролетариев, люмпенов… толпа ведет себя как толпа, и это целая область социальной психологии. Не пролетариат, который в момент революции не работал, и не солдаты, которые в тот момент не были солдатами — дезертирами, не крестьяне в тот момент “раскрестьяненные” — толпа, конечно же возглавляемая вожаками, делала революцию и сотворила ОХЛОКРАТИЮ, злейшую в мире кровавую диктатуру.

Не верю в разум коллективный

С его соборной головой

Там правит бал дурак активный

Или мерзавец волевой.

Губерман

Дураками вожди революции не были, а вот волевыми мерзавцами — да, этого у них не отнять! Не знаю только с самого ли начала были мерзавцами, или как результат революционного воспитания и продвижения к власти? Власть развращает!

Социо индукция, как говорилось, действует только на заряженные (психологически, идеологически) частицы, гравитация же тотальна, слагаясь они и создают сугубую централизацию власти — тоталитаризм (другие названия тоже подходят). Сравним все это с первоначальными, демократическими лозунгами революции! Во что они превращаются?! Злосчастная сломанная табуретка!

Итак процесс:

разрушение устойчивых социо структур-массификация-централизация.

А жесткая централизация — это узурпация власти, диктатура, авторитаризм — все прямо противоположное начальным целям революции.

Вот на этот примитивный крючок и ловятся великие революции как французская так и русская: лозунги прекрасные — реальность ужасная. Не знал Маркс закона сломанной табуретки, закона социальной гравитации, много бед это принесло народам!

А Ленин, Сталин знали? Только интуицией. Во времена Чернышевского революционеры с пиететом произносили слово “народ” — Ленин взахлеб произносит именно слово “массы”: “в самую толщу масс” и пр. Значит понимал разницу между народом и массой!

Итак, за ломкой социоструктур, деструкцией следует централизация власти, а вот за централизацией если не всегда, то часто следует экспансия. Так было у монголов, арабов, немцев, англичан, французов…

В объяснении экспансии мы несколько расходимся с Львом Гумилевым. Концепцию этногенеза Гумилева можно назвать растительной или социобиологической. Этнос произрастает в данном ландшафте как лес, трава, поглощает энергию солнца, набирается сил, и когда сил много, в этносе появляются носители этой повышенной биологической-социальной энергии — пассионарии и тогда вся эта накопленная энергия выплескивается вовне, захватывая соседние ландшафты и этносы. Как уже мог заметить читатель, мы позволили себе переосмыслить пассионарность-радикализм. Да, пассионарий — человек высокой энергии, но активируется эта энергия не излишним здоровьем нации, а напротив, ее кризисом — все той же сломанной табуреткой.

Я согласен с Гумилевым, что накопление энергии этносом происходит именно таким растительным путем, о котором он говорит, но вот выброс энергии , он сложней, тут, видимо необходимо учитывать фактор социо физический.

Вот французская буржуазно демократическая: много демократии, отрубленных голов еще больше, великий демократ Робеспьер превратился в кровавого диктатора. Наконец любовница гильотина добирается и до его головы, тут бы и остановиться насладиться демократией! Но восходит на престол император Наполеон и начинает завоевательные войны!

Так от великого здоровья, или от кризиса нации начинается экспансия?

А разве Голландия и Англия не пережили кризис и революцию, прежде чем начали великую свою экспансию? И найдем ли в истории случаи, когда экспансия началась без предварительного внутреннего кризиса, разрушения социальных политических структур, внутренней централизации? Тут следует высказать два суждения: экспансия этноса, она выглядит как “большой взрыв” — отталкивание — экстраверсия, но на самом деле это интроверсия. Да солдат посылают во вне, но результатом является продолжение все того же процесса: ломка социо структур теперь уже соседнего этноса и втягивание его таким образом в гравитационное поле доминирующего центра — интроверсия. И вот когда эта экстра-интроверсия создает достаточно большую, гигантскую систему, как, например Советский Союз, возникает то, что я назвал “социальный коллапсар”. Тут гравитация-централизация как в солнце достигают такой силы, что ни одна сколько-нибудь автономная структура существовать не может. Мы помним как уничтожались все автономные производственные организации, партии, творческие организации, и главное при Сталине не могла существовать ни одна самостоятельная личность, кто не успел удрать просто уничтожались. Перечислять невозможно и не нужно, слишком хорошо все известно. Такими же социокаллапсарами стали коммунистический Китай, Северная Корея, Камбоджа, и даже маленькая Куба — все страны, где уничтожена была автономная частная собственность-производство.

Можно ли как-то измерить социо гравитацию? Можно, но это особая тема, пока скажем лишь что социо гравитация зависит от 1) величины гравитирующей массы, но еще больше 2) от степени подавленности, уничтоженности человеческой самостоятельности. Возникшие в 20 веке социо гравитационные коллапсары конечно не отменили первоначальную социо индукцию-внушение. Обе силы работают вместе и очень трудно отделить одну от другой. Единственный критерий — это то, что индукция действует только на заряженные (психологически, идеологически) элементы, а гравитация — на всех. Социо индукция в физике есть сила-сильная, поэтому даже в малых группах, например в мафиозных шайках она может достигать весьма высокой централизации, когда неподчинение пахану карается смертью. (“Ты зашухарила всю нашу малину…”) В большом социальном коллапсаре индукция и гравитация слагаются в совершенно непреодолимую силу.

Невозможно с точки зрения человеческой логики понять, объяснить планомерное уничтожение невинных людей типа: сегодня убить тысячу, завтра две, 10 и еще и еще… зачем, почему? Но необъяснимое с точки зрения логики человеческой, легко объяснимо с точки зрения логики социо физической — это опять тот самый примитивный закон сломанной табуретки с которого мы начали: ломка прочной структуры = власть гравитации, вот и ломают-убивают или порабощают людей, усиливая тем власть социальной гравитации-централизации-узурпации… незнание, непонимание этого первого закона социофизики — это тот примитивный крючок, на который поймались Маркс и марксисты-ленинисты, да и все человечество, понесшее неисчислимые беды революций.

Маркс и Ленин попались, а вот Сталин, Гитлер, Гебельс или Мао не попались, они отлично, цинично эту ломаную табуретку использовали, там где плебс падает — диктаторы возносятся!.

Еще один закон социальной физики: Мы уже знаем, что люди между собой гравитируют, собираются в города, государства, борются за центральные места в обществе. Но люди живут на земле и плодами земли, и вот земля, земное пространство работают как антигравитация, они людей рассредоточивают. В эпоху феодализма, например, привязь к земле, натуральное хозяйство были очень сильны и соответственно централизация государств слабая. Таким образом мы указали на два антигравитационных фактора: табуретка — она же прочная социосистема, создаваемая микро взаимодействиями, и наоборот, такой макрофактор как пространство, людей “растягивающий”, рассредоточивающий.

И вот три игрока очень разных, два мега фактора как ”растягивающее” пространство и гравитация, которую в некотором смысле можно назвать анти пространством, потому что она стягивает все в одну точку, между ними фактор микро — структуры создаваемые полярными силами и иногда вырастающие до размеров макро — твердые тела, живые организмы и прочные социо организмы. Единство и борьба этих факторов-сил определяет организацию систем как в космосе, так и в социо космосе:

сильная гравитация и температура в звездах рушит все внутренние структуры кроме самых мелких = деструкция. Так и в сталинском коллапсаре рушили человеческие структуры-личности, кроме самых мелких.

Планета = умеренные гравитация и температура дают простор творчеству полярных- половых сил = высокая структуризация. Можно даже сформулировать такой абстрактно-гипотетический принцип: когда материальная система достигает высшего единства при высшей внутренней дифференциации — загорается жизнь. Эксперименты по созданию жизни из неживой материи проваливаются потому что ученые создают компоненты (дифференциация) а вот единства компонентов не достигают, ибо единство оно не производно, оно первично и оно от бога.

Подводя итоги, можно сказать, что главное противоречие общества — не борьба классов. Как в природе, так и в обществе главное противоречие оно между организацией и дезорганизацией, структурой и деструкцией. Это противоречие может выступать в самых разнообразных формах: так на примере крестьянской семьи-хозяйства мы видели, что органическая (построенная на микро взаимодействиях) социосистема при низкой производительности труда может удовлетворить основные потребности-валентности человека, материальные и духовные. Конечно семья эта не может существовать одна, а только в союзе с другими семьями и с большой семьей — этносом. А вот капиталистическое промышленное предприятие (система квази органическая занимает-удовлетворяет человека лишь частично, оставляя многие его валентности неудовлетворенными и превращая его таким образом в элемент неустойчивый, частично деструктивный, “толпоидный”.

Еще хуже рабочему в социалистическом производстве, которое не само организовано, а организовано сверху, искусственно, а потому организовано грубо, “топорно”, оно высоко производительно?! Но производит не то что нужно людям, тут и материальные и духовные потребности не удовлетворены, возникает такое явление как скрытая безработица души и тела, скрытая деструкция, а деструкция, как мы знаем, питает социо гравитацию-централизм. Путин, или очередной Северокорейский Ким могут как угодно хорохориться, изображая благоденствие их стран, но мера централизации власти есть мера деструкции общества: производственной, политической, общественной — мера внутренней разрухи. Деструкция общества — это приближение его к состоянию толпы, а толпа — это воплощение -“идеал деструкции”. Культура — это исторически сложившаяся, сложно дифференцированная функциональная структура общества. Лишенная внутренней структуры толпа, в той же мере обескультурена и обессмысленна (это той же табуреткой, но теперь уже по голове).

Справедливости ради надо сказать, что индустриализация-урбанизация — это неизбежная массификация-толпизация общества и социалистического и капиталистического, из–за неполной занятости, безработицы души горожан, из–за полной незанятости бурно размножающихся люмпенов, мигрантов, из–за скученности городов, из–за гипер коммуникации. Массификация — фактор судьбоносный для общества вообще, для культуры и искусства в частности, и это необъятная тема.

Скажу лишь к примеру, что модернизм — детище капитализма, и поначалу это было бурное и радостное освобождение от академических догм, прорыв на пленэр, к солнцу, зелени — импрессионизм! Но постмодернизм, с его яростной деформацией объектов — это уже протест и крик одинокой души, потерянной в хаосе техницизма-урбанизма. Крик души — значит душа еще есть! А вот поп арт — это уже искусство массово-площадное, в котором субъекта просто нет! Но если субъекта нет в искусстве, можно ли надеяться, что он выживет в реальности?”

Итак мы отвергли все основные положения Маркса: Основное противоречие общества не классовая борьба, а борьба живой, органической его структуры с деструкцией, и перерождением вследствие этого, живых органических социо структур в структуры мертвящие, примитивно центристские, индукционно-гравитационные, охлократические. Классовая борьба при этом растворяется среди других противоречий, отходит на второй, или десятый планы. Мы видели как не структурный — классовый подход нарисовал нам картину общества черно-белую: частная собственность — только плохо, религия — только плохо, этнос раздавлен, духовные поиски — диссидентство, психоз, преступление… Наш структурный системологический подход дает гораздо более сложную и неоднозначную картину, выдвигает совершенно иные социологические проблемы, настойчиво требует дальнейшей своей разработки, к чему и призываю всех любопытных.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File