Освалд де Андраде. Антропофагический манифест

Mikhail Fedorchenko
13:56, 10 июня 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Освалд де Андраде — один из крупнейших представителей бразильского футуризма и модернизма, бывший член коммунистической партии Бразилии, сооснователь (наряду с Анитой Малфатти, Тарсилой ду Амарал, Менотти дель Пиккья и Мариу де Андраде) Grupo dos Cinco — Группы Пятерых — сообщества влиятельных модернистских писателей и художников, участвовавших в сан-паульской Неделе современного искусства — выставке, с которой началось бразильское движение модернизма. Их постколониальные тексты и манифесты вдохновили многие поколения бразильских теоретиков и людей искусства.

Освалд де Андраде наиболее известен как основатель антропофагистского движения (т.е. «поедание человека») и автор Антропофагического манифеста (1928), представившего культуру Бразилии и Латинской Америки как каннибальскую по отношению к Европе и миру в целом. Страны, бывшие под колониальным гнетом, должны поглощать культуру метрополии и переваривать ее в новые национальные культурные артефакты. Тем самым, культурная апроприация бывшим колонизованным народом культуры колонизатора в своем деколониальном дискурсе даст возможность Бразилии стать сильнее, поглощая и переосмысляя прочие культуры.

Текст манифеста, схожего по своему философско-поэтическому стилю с более поздним «Воплем» Аллена Гинзберга, эксплицитно вдохновлен работами Мишеля Монтеня, Карла Маркса, Зигмунда Фрейда и Андре Бретона, и составлен путем поглощения самых известных западных манифестов, таких как Манифест коммунистической партии и Сюрреалистический манифест. Андраде отличает антропофагию от каннибализма (низкой формы антропофагии) на основании того, что первая является ритуальной практикой, которая встречается у коренных народов Бразилии (например у индейцев тупи-гуарани), и убеждении в том, что в этом ритуальном смысле антропофагия функционирует как обряд инкорпорирования мировоззрения поглощенного врага.

Превратив антропофагию в главный девиз манифеста, Андраде оперирует инверсией, посредством которой он утверждает в качестве лейтмотива культурного движения именно те обычаи, на основе которых ряд коренных народов считали лишенными культуры варварами. Таким образом, антропофагия становится для бывшей колонии способом найти свою культурную идентичность и обратить ее против европейского постколониального культурного господства. Знаковая строка манифеста: «Тупи или не Тупи: вот в чем вопрос», — одновременно является прославлением народа Тупи, которого иногда обвиняли в каннибализме, и примером антропофагического обряда: манифест ест Шекспира.

Антропофагическое движение оказывает значительное влияние на многие области бразильской культуры, такие как театр (Teatro Oficina), музыку (Tropicalismo) и кино (Cinema Novo). Как следствие, некоторые авторы, такие как Аугусто де Кампос и Эдуардо Вивейруш де Кастру, считают его самым радикальным художественным движением Бразилии и единственной «оригинальной философией», созданной в стране.

перевод: Михаил Федорченко для taste the waste

редактура: Вано Человеков

оригинал: Oswald de Andrade, Leslie Bary. Cannibalist Manifesto

Иллюстрация: <a>Николай Ноткин</a> для taste the waste

Иллюстрация: Николай Ноткин для taste the waste

***

Лишь антропофагия объединяет нас. Культурно. Экономически. Философски.

***

Единственный закон мира. Скрытое выражение всякого индивидуализма, всего коллективизма. Всех религий. Всех мирных соглашений.

***

Tupi or not Tupi, that is the question [1].

***

Долой каждый катехизис. Долой мать Гракхов [2].

***

Меня заботит лишь то, что не мое. Таков закон человека. Закон антропофага.

***

Мы устали от всех подозрительных мужей-католиков, которым были отведены главные роли. Фрейд положил конец мистерии Женщины и другим ужасам бульварной психологии.

***

Что растоптало истину, было одеждой, саваном между мирами внутренним и внешним. Реакция супротив одетого человека. Как в американских фильмах.

***

Дети Солнца, матери всего живого. Искомые и яростно любимые со всем ностальгическим [3] лицемерием иммигрантами, рабами и туристами. В землях Великого Змия [4].

***

Потому что у нас никогда не было ни грамматик, ни коллекций старых растений [5]. И мы никогда не знали, что значит городское и пригородное, пограничное и континентальное. Ленность на бразильской карте мира.

Коллективное сознание, религиозная ритмика [6].

***

Долой всех импортеров консервированного сознания. Да осязаемому существованию жизни. И дологическому менталитету, г-ну Леви-Брюлю для изучения [7].

***

Мы хотим Карибскую революцию, затмевающую Великую французскую. Объединение всех успешных восстаний ради прогресса человечества. Без нас в Европе не было бы даже ничтожной декларации прав человека [8].

Америка — глашатай Золотого века. Да, Золотого века. И всех девочек.

***

Наследие. Контакт с карибской стороной Бразилии. Антарктическая Франция

[9]. Монтень. Естественный человек. Руссо. От Французской революции к романтизму, к Октябрьской революции, к сюрреалистической революции, к техническому варвару Кейзерлинга [10]. Мы устремляемся вперед.

***

Никакой катехизис нас не касался. Мы живем по сомнамбулическому закону. Мы заставили Христа родиться в Баие. Или в Белен ду Пара [11].

***

Но мы никогда не допускали зарождения логики среди нас.

***

Долой отца Виейру [12]. Жадного до выгоды архитектора нашего первого займа. Король-самодур сказал ему: запиши его, но без лишних слов. Так, заем выдан. Бразильский сахар был увезен. Виейра оставил деньги в Португалии, а принес нам лишние слова.

***

Дух отказывается зачать дух без тела. Антропоморфизм. Отсюда — нужда в антропофагической вакцине. Чтобы поддерживать наш эквилибриум против меридианных религий [13]. И против внешних инквизиций.

***

Мы можем служить лишь светскому миру.

***

У нас уже была справедливость, кодификация мести. Наука, кодификация магии. Антропофагия. Постоянное превращение Табу в тотем [14].

***

Долой обратимый мир и объективирующие идеи. Выгравированные на трупе. Динамическая остановка мысли. Индивид как жертва системы. Источник классических несправедливостей. Романтических несправедливостей. И забвения внутренних побед.

***

Курс. Курс. Курс. Курс. Курс. Курс. Курс [15].

***

Карибский инстинкт.

***

Смерть и жизнь всех гипотез. От уравнения «Самость — часть Космоса» к аксиоме «Космос — часть Самости». Существование. Знания. Антропофагия.

***

Долой овощную элиту. Заодно вместе с почвой.

***

Никакой катехизис нас не касался. Вместо этого мы сделали Карнавал. Индеец в тоге сенатора Империи. Притворяющийся Питтом [16]. Или выступающий в операх Аленкара, полных искренних португальских сантиментов [17].

***

У нас уже был Коммунизм. У нас уже был Сюрреалистический язык. Золотой век.

***

Catiti Catiti

Imara Notia

Notia Imara

Ipeju [18].

***

Магия и жизнь. Мы описывали и распределяли блага материальные, моральные и королевские [19]. И мы знали, как поменять местами тайну и смерть с помощью грамматических форм.

***

Я спросил человека, в чём состоит Закон. Он ответил, что он гарантирует осуществление возможности. Этого человека звали Галли Матье [20]. Я съел его.

***

Только там, где есть тайна, нет детерминизма. А нам-то что с этого?

***

Долой историю человечества, начинающаяся на мысе Финистерре. Мир без дат. Без каталогов. Без Наполеона. Без Цезаря.

***

Прогрессивистский детерминизм каталогов и телевизоров. Только машины. И те, кто переливает кровь.

***

Долой антагонистические сублимации. Принесенные сюда на каравеллах.

***

Долой истины народов-миссионеров, определяемые проницательностью антропофага, виконта Кайру [21], — это ложь, повторяемая снова и снова.

***

Но только те, кто пришел сюда, не были крестоносцами. Они были беглецами цивилизации, которую мы пожираем, ибо мы сильны и мстительны, как Джабути [22].

***

Еcли Бог — это сознание Несотворенной Вселенной, то Гуараси — мать всего живого [23]. А Жаси — мать растений [24].

***

Мы никогда не занимались спекуляциями. Но мы гадали. У нас была Политика — наука о распределении. И социальная система в гармонии с планетой.

***

Миграции. Бегство из утомительных государств. Против городских склерозов. Против Консерваторий и спекулятивной скуки.

***

От Уильяма Джеймса и Воронова [25]. Преобразование Табу в тотем. Антропофагия.

***

Патриархат семьи и мораль аистова, детей приносящего: искреннее невежество + нехватка воображения + чувство власти над любопытным потомством.

***

Чтобы прийти к идее Бога, нужно отойти от глубокого атеизма. Но карибы в этом не нуждались. Потому что у них была Гуараси.

***

Сотворенные объекты становятся падшими ангелами. Затем моисеевы сны наяву. А нам-то что с этого?

***

Прежде чем португальцы открыли Бразилию, Бразилия уже открыла счастье.

***

Долой индейца с факелом. Индейский сын Марии, пасынок Екатерины Медичи и крестника Антонио де Марис [26].

***

Удовольствие — доказательство методом исключения девяток [27].

***

В матриархате Пиндорамы [28].

***

Долой Память как источник обычая. Обновление личного опыта.

***

Мы конкретисты. Идеи ведут за собой, сталкиваются и сжигают людей на площадях. Избавимся же от идей и прочих параличей. Следуем курсом. Верьте знакам, верьте в секстанты и звезды.

***

Долой Гете, мать Гракхов и двор Жуана VI [29].

***

Удовольствие — доказательство методом исключение девяток.

***

Борьба между тем, что мы могли бы назвать Несотворенным и Творением, иллюстрируется постоянным противоречием между Человеком и его Табу. Повседневной любовью и капиталистическим образом жизни. Антропофагией. Поглощением священного врага. Превращением его в тотем. Человеческое приключение. Земная цель. Даже в этом случае только чистая элита сумела реализовать плотскую антропофагию, несущую в себе высший смысл жизни и избегающую всех зол, определенных Фрейдом, — зол катехизации. Вместо сублимации сексуального инстинкта — термометрическая шкала инстинкта антропофага. Вначале плотский инстинкт становится выборочным и порождает дружбу. Когда он аффективен, он создает любовь. Когда он спекулятивен — науку. Он создает обходные пути и движется по ним. Иногда он деградирует. Низкая антропафагия, смешанная с грехами катехизации: завистью, ростовщичеством, клеветой, убийством. Мы против этой чумы якобы культурных и христианизированных народов. Мы — антропофаги.

***

Долой пение Аншиеты об одиннадцати тысячах небесных дев [30] на земле Ирасемы [31] — земле патриарха Жуана Рамальо, основателя Сан-Паулу [32].

***

Наша независимость еще не провозглашена. Жуан VI сказал: «Сын мой, возложи эту корону на свою голову, прежде чем какой-нибудь авантюрист наденет ее!» [33] Мы изгнали Браганскую династию. Теперь необходимо изгнать браганский дух [34], указы и табакерку Марии да Фонте [35].

***

Долой одежды и угнетение социальной реальности, реальности по Фрейду. Реальность без сложностей, без безумия, без борделей и без тюрем — в матриархате Пиндорамы.

ОСВАЛД ДЕ АНДРАДЕ,

В Пиратининье, в 374-ю годовщину

поглощения епископа Сардиньи [36].


Примечания (даются по англоязычному переводу Latin American Literary Review, Vol. 19, No. 38 (Jul. — Dec., 1991), pp. 38-47)

1. В оригинале эта фраза была на английском. Тупи — это популярное общее название коренных американцев Бразилии, а также их языка нхенгату.

2. Мать братьев Тиберия и Гая Гракхов Корнелия, изучающая греческую и латинскую литературу, была добродетельной, строгой и чрезвычайно преданной своим сыновьям. В Манифесте она — плохая мать, которая (в отличие от богинь-матерей Жаси и Гуараси) воспитывает своих детей как субъектов «цивилизованной» культуры.

3. Saudade или тоска по дому, ностальгия — это чувство, традиционно связанное с португальским национальным характером.

4. В своем аннотированном французском переводе Манифеста Бенедито Нуньес указывает, что солнце здесь является материнским божеством. Как также отмечает Нуньес, «Великий змий» (Cobra Grande) — это дух воды в мифологии Амазонии, тема произведения Рауля Боппа «Кобра Норато» (1928). См. Oswald de Andrade, “Le manifeste anthropophage,” пер. Nunes, Surrealisme peripherique, ed. Luis de Moura Sobral (Montreal: Universite de Montreal, 1984) 180-192, esp. 181, n. 3.

5. Нуньес пишет: «Освалд проводит аналогию между отсутствием грамматической дисциплины и отсутствием разделения между природой и культурой [в Бразилии]. [Поскольку они были] близки к природе, [бразильцам] не нужно было собирать травы (коллекции старых растений), как это сделали Руссо и Гете» («Le manifesteste anthropophage» 182, n. 4). «Старые растения» также, кажется, намекают на укоренившееся, бездеятельное, растительное отношение бразильского литературного и культурного истеблишмента, которое Освалд хочет пошатнуть.

6. Ссылки на работу Леви-Брюля о структуре «первобытного» мышления. см. п. 7

7. Люсьен Леви-Брюль, французский философ и этнолог (1857-1939). Среди его публикаций — Les fonctions mentales dans les societes inferieures (1910), La mentalite primitive (1927) и La migologie primitive (1935). «Первобытный» менталитет, согласно Леви-Брюлю, не является деформацией «цивилизованного», а, скорее, совершенно иной структурой мышления. Первобытный ум мистичен, коллективен и дологичен.

8. Нил Ларсен пишет: «Сам Манифест иронично играет на “теории» о том, что дискурс Просвещения о естественном праве, идущий от Локка через Руссо и в конечном итоге к Декларации прав человека и буржуазной революции, берет свое начало в теории Монтеня «благородный дикарь”, основанной на первых сообщениях из Бразилии о «каннибализме» среди членов народа Тупинамба. Модернизм и гегемония (Миннеаполис: University of Minnesota Press, 1990) 80p.

9. В эссе Монтеня «Des cannibales», «Ou Villegaignon print terre» — это антарктическая Франция (французская колонизаторская миссия в Бразилии). В этом эссе Монтень утверждает, что ритуальный каннибализм гораздо менее варварский, чем многие «цивилизованные» европейские обычаи.

10. Граф Герман Кейзерлинг, немецкий философ, путешественник и востоковед, (1880-1946). В своих работах он предлагал (шпенглеровское) видение будущего, согласно которому по мере переплетения западного мира с восточной философией Латинская Америка превратиться в мировую державу, в то время как Европа придет в упадок. Нуньес сообщает, что Кейзерлинг, «визит которого в Сан-Паулу в 1929 году был встречен Revista de antropofagia, и изложил идею технического варварства в своей книге «Die neuentstehende Welt» («Anthropophagisme et surrealisme», Surrealisme peripherique, редактор Луис де Моура Собрал, Монреаль: Universite De Montreal, (1984), 159-79, особенно 173, № 15). Освалд переворачивает идею Кейзерлинга о том, что бездушное «техническое варварство» является признаком современного мира. В утопии Освалда первобытный человек наслаждается плодами модернизации.

11. Бразильский город Белен, или Вифлеем (штат Пара). Таким образом, в тексте Освалда Христос не был перенесен в Новый Свет, но родился в Своем собственном Вифлееме.

12. Антониу Виейра (1608-1697) — португальский иезуит, сыгравший важную роль в колонизации Бразилии. Он стал известен как «Иуда Бразилии». Во время войны между Португалией и Голландией за Пернамбуку Виейра заключил мирный договор, условием которого была передача Пернамбуку Голландии, чтобы Португалия не платила последней за прекращение войны (деньгами, полученными от эксплуатации Бразилии). Известный оратор и писатель, Виейра ассоциируется с формальной, элегантной риторикой — языком, прямо противоположным поэтической идиоме, которую Освалд выковывает для Бразилии. Нуньес пишет, что Виейра «для Освалда является сильнейшей из всех эмблем бразильской интеллектуальной культуры… Освалд ссылается на предложение Виейры 1649 года организовать компанию по извлечению выгоды из сахарной промышленности в штате Мараньян» («Le manifesteste anthropophage». 183, п. 11).

13. По словам Нуньеса, «меридианные» религии — это религии спасения. См. «Антропофагия для всех» в книге Освалда де Андраде, Do Pau Brasil a Antropofagia a es Utopias (1972); Civilizatio Brasileira, (1978) xxxi. Меридиан как разделительная линия в контексте Манифеста означает дихотомии тела/души, родного/иностранного и т.д., которые Освалд пытается разрушить.

14. В «Тотем и табу» (1913, tr. 1918) Фрейд утверждает, что переход от «тотемистических» к «табуированным» системам морали и религии укрепил отцовский авторитет в качестве краеугольного камня культуры. Субъекты табуированной системы являются «цивилизованными» постольку, поскольку они усвоили отцовское правило. Таким образом, защита Освалдом тотемистического каннибализма представляет собой отказ от патриархата и культуры (португальских) «отцов». См. Также более подробное объяснение Нуньеса в «Антропофагизме и сюрреализме», 169–70.

15. В оригинале roteiros (от rotear, осуществлять навигацию) также может означать судовые журналы или указания пилотов. Освалд, тем самым, отсылает здесь к переоткрытию Америки.

16. Уильям Питт (1759-1806), британский государственный деятель, оказавший влияние на формирование колониальной политики Индии.

17. Жозе Мартиниану де Аленкар, бразильский писатель и консервативный политик, (1829-1877). Его индианистский роман «О, Гуарани» (1857 г.) был превращен в оперу на музыку Карлоса Гомеша (1836–1896 гг.), которая открылась в Театро Скала в Милане 2 декабря 1870 г. Нуньес отмечает, что «Пери, герой “О, Гуарани”, [имеет] цивилизованные манеры, подражая великим португальским лордам » («Le manifesteste anthropophage» 186, п. 18).

18. В сноске Освалд приводит перевод этого текста Тупи на португальский язык: «Новолуние, о новолуние, унеси воспоминания обо мне [в кого я желаю]». В примечании источником этого текста является «O Selvagem», антропологический труд Коуто де Магалаеса, политика и антрополога (1836-1898). Нуньес цитирует полный перевод текста Тупи Коуто де Магальеса: «Lua Nova, o Lua Nova! Assoprai em… lembranças de mim; eisme aqui, estou em vossa presença; fazei com que eu tão somente ocupe seu coração». [Новолуние, о, новолуние! унеси воспоминания обо мне в…; Я стою перед тобой; позволь мне и никому другому наполнить его сердце. «Le manifesteste anthropophage» 186, n. 19].

19. Оригинал здесь гласит: «dos bens fisicos, dos bens morais, dos bens dignarios». Освалд играет с юридическими терминами для различных видов собственности, чтобы высмеять «цивилизованные» европейские институты и показать, что они излишни для бразильской культуры. Bens fisicos, вероятно, означает землю и природные ресурсы Бразилии, а bens morais — местную культуру. Bens dignarios, собственность, подаренная королем, предполагает как аспекты бразильской культуры, общие с Португалией, так и собственность, «пожалованную» португальским королем, которая на самом деле изначально была бразильской.

20. «Galli Mathias» — это каламбур от «галиматья», т.е. чепуха.

21. Хосе де Силва Лишбоа, виконт Кайру (1756-1835), бразильский политик. После того, как двор Жуана VI обосновался в Рио-де-Жанейро (1808 г.) в связи с вторжением Наполеона в Португалию, виконт Кайру убедил последнего открыть бразильские порты для «всех наций, дружественных Португалии».

22. Черепаха северной Бразилии; в массовой культуре индейцев — фигура трикстера. Джабути проницателен, активен, комичен и воинственен.

23. Богиня солнца в мифологии тупи, мать всех людей.

24. Богиня луны в мифологии тупи, создательница растений.

25. Уильям Джеймс, американский философ (1842-1910), является автором «Принципов психологии» (1890), «Разновидности религиозного опыта» (1902) и «Плюралистической вселенной» (1909). Серж Воронов, биолог российского происхождения (1866-1951), является автором Etude sur la vieillesse et la rajeunissement par la greffe (1926) и La conquete de la vie (1928), метода омоложения путем прививки половых желез обезьян. Демистифицирующую интерпретацию религии Джеймсом можно противопоставить катехизису, который отвергает Освалд, а научный интерес Воронова к прививкам, а также к возвращению молодости и сопротивлению смерти имеют сходство с проектом Освалда. Нуньес пишет, что «[Воронова] можно рассматривать как апологета биологической прагматики, к которой склоняется «Антропофагический манифест» Освалда де Андраде» («Le Manifeste anthropophage» 188-89, п. 26).

26. Нуньес пишет, что это «наложение трех изображений: скульптурных индейцев на люстрах некоторых церквей в стиле барокко, индианки Парагуасу, которая отправилась во Францию в XVI веке в сопровождении своего мужа, португальца Дьогу Алвариш Курреа и Антониу де Маризь, благородного сельского лорда, отца Cеси, в которую влюбляется Пери, в “О, Гуарани”. Парагуасу была крещена как Сен-Мало. Ложная версия [этой истории], распространенная в школьных учебниках, сделала Екатерину Медичи крестной матерью этого туземца» («Le manifesteste anthropophage»189-90, п. 28).

27. «Исключение девяток», порт. prova des nova, англ. casting out nines; согласно замечанию в оригинальном тексте, «исключение девяток» — математический метод проверки простейших арифметических операций путем исключения из счета всех девяток или чисел, сумма которых кратна девяти. В результате последовательного выполнения операции остается однозначная величина, кратная девяти, либо являющаяся остатком от деления на девять исходного числа. В тексте выступает метафорической фигурой, воплощающей способ обращения с колониальным культурным наследием.

28. Пиндорама — это название Бразилии на языке тупи. Означает «страна пальм».

29. Жуан VI, король Португалии (1816-1826). Как принц-регент, он бежал от наполеоновского вторжения в Португалию (1807 г.) и основал португальский двор в Рио-де-Жанейро (1808–1821 гг.). Он сделал Бразилию королевством (1815 г.), равным по статусу Португалии, и был последним колониальным монархом Бразилии перед обретением независимости (1822 г.).

30. Отец Аншиета (1534–1597) — иезуитский миссионер-индеец; известен как «Апостол Бразилии» и считается первым бразильским писателем. Он помог основать Сан-Пауло в 1554 году после основания иезуитской школы в Пиратининге (Сан-Винсенте). Аншиета является автором длинной латинской поэмы, посвящённой Деве Марии, которую он сочинил и запомнил в плену у индейцев, а также драматической поэмы на португальском языке о прибытии реликвии одиннадцати тысяч дев (легендарных соратников св. Урсулы, замученной в Кельне в начале IV века, в честь которой названы Виргинские острова) в Бразилии. Таким образом, Аншиета олицетворяет катехизис, импорт культуры и признание Бразилии колонией, которое Освалд отвергает.

31. Индейская героиня в одноименном романе Аленкара (1865).

32. Жуан Рамальо был одним из первых португальских колонизаторов Бразилии. Потерпев кораблекрушение у побережья недалеко от Сан-Паулу в 1512 году, он подружился с индейцами тамойя, женился на дочери вождя, имел много детей от нее и других тамоя, и создал небольшую империю. Он основал то, что сейчас носит название Санто-Андре, а также деревню Пиратининга. Он был против основания иезуитами Сан-Паулу и организовал сопротивление индейцев против миссионеров.

33. Сын короля Жуана VI, Педро I, стал императором Бразилии, когда в 1822 году была провозглашена независимость. Согласно традиции, Жуан, уже чувствуя, что Бразилия отделится от Португалии, дал Педро указания, прежде чем вернуться в Лиссабон в 1821 г., которые здесь цитирует Освалд.

34. Португальские короли того периода принадлежали к династии Браганса.

35. Легендарная фигура Марии да Фонте стала символом народного восстания в Минью (1846 г.) против повышения налогов для финансирования реновации дорог и реформ в области здравоохранения. Восстание усилило консервативные силы Португалии, связанные с отпущением грехов и колониализмом. В контексте манифеста Мария да Фонте является символом верности португальским традициям и патриархальной женщиной, параллельной матери Гракхов и противоположной Жаси и Гуараси.

36. Сардинья был епископом Баии с 1552 по 1556 год. Он был убит и, по-видимому, съеден индейцами Кальтис, в руки которых он попал, когда корабль, который вез его обратно в Лиссабон, затонул в реке Сан-Франциско. Сардинья был сторонником наказания португальских поселенцев, которые, разгневанные противодействием иезуитов порабощению индейцев, напали на школу в Пиратининге в 1554 году.

_____________________________________________

Тейст в Телеграме | Тейст Вконтакте | Патреон

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File