Лабиринты Михаила Погарского

Михаил Погарский
09:04, 19 августа 2017387
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Иван Замятин

Лабиринты Михаила Погарского

Современное искусство в классическом музее

С 10 августа по 10 сентября в «Колоннаде» музея-усадьбы «Архангельское» проходит выставка Михаила Погарского «Библиотека открытий и просвещений».

Михаил Погарский — известный художник, поэт, куратор и исследователь современного искусства, один из ведущих специалистов по Книге художника не только в России, но и во всём мире. На открытии выставки в Архангельском зам. директора по науке Л.Н. Кирюшина назвала Погарского «Чеширским котом постмодернизма», что очень точно характеризует суть его творчества. Искусство Погарского, как и творчество Льюиса Кэрролла интеллектуально, многомерно, и загадочно. Оно вызывает неподдельный интерес, как у детей, так и у самых глубоких философов и утончённых интеллектуалов.

В пресс-релизе выставки мы читаем: «Междисциплинарный проект «Библиотека открытий и просвещений» строится на синтезе искусства, философии и литературы. Этот проект разрабатывает абсолютно новый подход к работе с книгой, выводя её из отработанных практик не только классической книги, но и многочисленных экспериментов с Книгой художника.

«Библиотека открытий и просвещений» — это сгусток метафор, идей, символов и визуальных образов, которые сводятся к одной простой и веками отточенной формуле: «Искусство и литература должны нести свет».

Сама библиотека-инсталляция символизирует спираль познания, образ мирового информационного поля, идеи орфического описания земли, выдвинутой Стефаном Малларме. Это не просто собрание дюжины книг, но территория новой, принципиально иной художественной системы, сохраняющей вечные ценности».

Выставка, проходящая в Архангельском — это отдельное произведение искусства, цельная инсталляция, многоуровневый диалог времён, культур, идей и жанров. Выставка проходит в пространстве Колоннады — храма, предназначенного быть усыпальницей, погибшего на дуэли Николая Феликсовича Юсупова, который в строгом соответствии с проклятием рода Юсуповых не дожил до 26 лет. Для возведения храма был приглашён один из ведущих архитекторов начала ХХ века Роман Иванович Клейн, который и создал удивительное строение, воспарившее в восточной части усадьбы.

Выставка Михаила Погарского не просто идеально вписывается в пространство Колоннады, но и саму Колоннаду делает соучастницей экспозиции. Диалог неоклассического архитектурного ансамбля и современных арт-объектов начинается с самого входа, у которого на ярко зелёной траве установлены две белоснежные «арфы» поэзии. Эти «арфы», конечно же, ведут свою перекличку с рядами колонн, формирующих «крылья» храма. Здесь важно всё! Форма, пространство и даже количество! Каждое крыло состоит из 13 колонных рядов (13+13=26, количество лет отпущенных Н.Ф. Юсупову). И каждая «арфа» состоит из 13 белых струн-строк, с которых срываются на ветер слова стихов:

Письменность здесь не справляется,

Здесь звучит пронзительный свист!

И поэзия древней Греции проступает сквозь лист.

Наслоение образов… звуков…

Многомерный коллаж, палимпсест…

И в унисон первой «арфе» вторит вторая:

Этот шаткий почерк ветра. Птиц нечаянная точность.

Невозможно ломкий абрис

Белых мыслей-облаков. И невесть откуда образ

Невесомый и беззвучный, изменяющий пространство

Позабытых древних слов…

Диалог продолжается и под сводами храмового зала. Двум «арфам» у входа корреспондируют два белоснежных коллажа в японском стиле, из бумаги ручного литья, которые оформляют входную арку. «Арфу стихов и дождя» продолжает коллаж «Гений лунного дождя», а «Арфе будущего ветра» вторит коллаж «Ветер завтрашнего дня». Невесомость, поэтичность, полётность этих коллажей подчёркнута тяжёлыми каменными вазами, хаотичный узор которых, как будто специально продолжает пространство коллажных элементов. Далее мы попадаем в центральный павильон «библиотеки», специально смонтированный к этой выставке. Павильон, размещён точно под купольным сводом, вокруг круглого узора на полу. Стоит обратить внимание на то, что зубчатый узор внутри круга состоит из 24 зубцов, то есть каждая пара зубцов соответствует одной из 12 книг, размещённых на стенах павильона, и этот же зубчатый узор повторяют книги-гармошки расставленные на полу библиотеки.

Пресс-релиз приоткрывает нам структуру и суть этой 13-гранной конструкции: «Центральный павильон библиотеки состоит из 12 книг-метафор, каждая из которых самоценное произведение искусства и литературы. 6 книг-открытий сопровождаются видеофильмами. Книги отражают многообразие литературных и художественных поисков. Здесь собраны: Открытие снега, Открытие воды, Открытие творчества, Открытие слова, Открытие времени, Открытие вербы, Просвещение цивилизации, Просвещение галактики, Просвещение поэзии, Просвещение искусства, Просвещение невидимого, Просвещение чуда. Каждая книга написана, оформлена и изготовлена автором проекта.

6 книг-просвещений просвечены (просвещены) насквозь лучом света, 6 книг-открытий пронзены видеопотоком и несут свои просвещения и открытия вовне, в мир, на зрителя.

Полностью раскрытая библиотека — это информационный и визуальный взрыв. Переплетённая ДНК культуры и искусства. Мега-клубок образов, идей и символов. Распрямляющаяся пружина открытий».

Попадая в этот павильон, мы оказываемся в творческой атмосфере авторской лаборатории. Камертоном здесь выступает видеофильм «Открытие времени», в котором звучит музыка Артемьева из киноленты «Сталкер». Она словно приглашает нас окунуться в параллельные миры, полные загадочных тайн и удивительных находок. И мы вместе с художником заново открываем время:

«Барабан времени стучит там. Вода времени бьёт в барабан. Камни времени падают в воду. Есть время разбрасывать камни и время собирать камни. Есть время бросать камни и время слушать воду. Время слушать воду и время слушать время. Вот они — круги на воде времени. Рябь времени. Волны времени. Интерференция времени! Музыка времени. Звон времени! Книга времени. Просвещение времени! Открытие времени. Время времени!»

Узнаём о четвёртом, доселе никем неназванным, состоянии вещества:

«Вода бывает в четырёх состояниях: жидком, газообразном, твёрдом и пушистом. Снег — это пушистое состояние воды. Снег во многом созвучен стиху. Строки подобно снежинкам укрывают землю поэта и спасают зелёные ростки живой поэзии от бездушного холода меркантильной цивилизации».

Задаёмся вместе с мастером вопросом о природе творчества:

«Как оно происходит? Откуда нисходит в мятежную душу поэта загадочным звоном начальная строчка стиха? Где кончается звук и начинается звон? Почему из одного стихотворения энергия бьёт ключом, а из другого едва сочится? Для чего художники, философы и поэты погружаются в глубины собственного я? Что движет ими? Любой анализ творческих процессов приводит к бесконечной череде вопросов. Вопросов, на которые нет ответов. Вопросов имеющих безответную самоценность…»

Погружаемся во внутреннюю суть художественного слова:

«Поэтическое Слово не равно слову обычному. Слова в поэзии как бы переоткрывают сами себя. Проявляют свою внутреннюю, изначальную сущность. Наполняются дополнительными подтекстами и ассоциациями. Поэтическое слово может нести в себе квинтэссенцию древнего смысла, а может наоборот, полностью отбрасывать врождённое значение и наполняться энергией поэтических перерождений». И дальше в самую глубь настоящего чуда, ведь: «Мы всегда живём в предчувствии чуда. А если на секунду задуматься, то, безусловно, внутри чуда. Жизнь, во всём её многообразии это такое невозможное, невообразимое, непостижимое чудо…»

На выходе из павильона-библиотеки нас ожидают другие не менее загадочные и фантастические чудеса. В глубокой нише, словно специально сделанной под микро-выставку бук-арта, мы находим множество самых разнообразных книг, о каждой из которых можно написать небольшое эссе. Вот, например, интерактивная книга «Когда», посвящённая великому мистику и поэту Раймунду Луллию. В этой книге при помощи системы вложенных друг в друга концентрических колец закодировано шесть с половиной тысяч стихотворений, которые возникают при перемещении колец друг относительно друга. Слева от этой книги, следуя завету Алексея Кручёных, «задыхается от радости» реальный рыбий хвост! А справа книга из бумаги ручного литья, в которой созвездия выложены из чёрного перца, и каждое созвездие сопровождает небольшой, но яркий стих. В книге «Просвещение галактики» Погарский пишет: «Вполне возможно, что именно созерцание звёздного неба пробудило в первобытном человеке сознание. Звёзды видны на пределе чувствительности человеческого глаза. Будь эта чувствительность чуть-чуть ниже и человек по ночам мог бы видеть на чёрном небосводе лишь одинокую луну». Помимо рыбы и перца есть на этой полке и самые обычные, а вернее уже необычные тарелки, превращённые мастером в настоящую пищу поэта, а рядом стоит и книга-бутылка «In verse veritas”, уверяющая нас, что истинное опьянение достигается не вином, а поэзией! А подле неё стоит целая «Банка идей», которые пока законсервированы и ещё ждут своего воплощения. Венчает эту микро-выставку удивительно тонкая и пронзительная «Поэма карандаша», а над ней на стене возвышаются два «Треугольника Серпинского». Эти удивительные треугольники были изобретены польским математиком в 1915 году одновременно с появлением «Чёрного квадрата». И хотя они не стали «иконой», подобно последнему, но их вклад в развитие фрактальной геометрии трудно переоценить! Ведь это одна из самых первых фрактальных структур! Здесь эта структура наполняется стихами и выстраивает для нас мост между небом и землёй.

Продолжим наше путешествие по параллельному миру Михаила Погарского и перейдём в правое крыло, где нас встречает перекличка автора ни много ни мало, а с самим Конфуцием! Деревянная книга-объект, напоминающая два расходящихся из центра рупора разносит в одну сторону изречения Конфуция, а в другую полемические ответы и реплики на эти изречения, сделанные Погарским. Рядом на стене Погарский ведёт диалоги с не менее уважаемыми собеседниками, среди которых: Мишель Монтень, Анри Бергсон, Джеймс Джойс, Поль Валери, Фридрих Ницше, Альбер Камю, Антуан де Сент-Экзюпери, Шарль Бодлер, Жан Поль Сартр и Жан Кокто, собирая из этих диалогов своеобразный «Гербарий облетающих слов». А чуть поодаль стоит циклическая поэма «Разброд планет», посвящённая Николаю Гумилёву. Строки этой поэмы нанесены на вращающееся деревянное колесо, и прочтение поэмы может быть осуществлено с любого места. Обращает на себя внимание, что форма этой книги-колеса, практически повторяет рисунок, пола, на котором оно размещено. На правой стене размещена авторская работа «Окно на Север». В этой книге автор отпечатал методом шелкографии всевозможный мусор, скопившийся на его окне: сосновые хвоинки, пёрышко от кукушки, крыло бабочки, какие-то билетики, этикетки, обрывки газет и т.п. Это тот самый сор, из которого «растут стихи не ведая стыда». И вниз из этого мусора в буквальном смысле слова прорастает просто невероятная веерная книга «Стих как чудо», каждое слово которой выжжено на отдельной дощечке и закручено во вселенском хороводе. Конечно, прочитать такую книгу довольно сложно, но рядом с ней есть плэйер, на котором можно прослушать всю поэму в исполнении музыканта Сергея Генералова.

Книги Погарского иногда достигают какой-то филигранной сложности и тонкости, а иногда до предела просты. Просты так, что аж дух захватывает. Такова, например, книга-календарь «Хлеб художника». Мы с вами каждый день едим хлеб и каждый день выбрасываем бирочки от упаковки этого хлеба, а вот художник не стал выбрасывать и построил из этих бирочек свой собственный хлебный календарь. И эта предельно простая идея, когда обычный хлеб и даже не хлеб, а всего лишь его упаковка становится зрелищем, не может не восхищать! Далее нас встречает мастерски выполненная и предельно лиричная книга «Тополиный стих», ставшая победителем «Первой Европейской биеннале бук-арта» в 2010 году. Эта книга сделана на бумаге ручного литья, в которую вкраплены самые разные материалы: морской песок, серебряные монеты, чай, водоросли и т.п. на каждой странице небольшое стихотворение в прозе, уводящее нас вновь и вновь в таинственные миры фантазии и вдохновения.

Левое крыло выставки вызывает не меньший интерес и также полно и самых загадочных и простых книг. Встречает нас здесь книга-объект, сделанная из пары самых обычных кирзовых сапог! Их подошвы залиты авторской бумагой и несут на себе афоризм Козьмы Пруткова «Не ходи по косогору — сапоги стопчешь». Минимализм этой книги бьёт наше восприятие наотмашь! В паре к ней стоит не менее простая и понятная книга-глобус, также залитая авторской бумагой и сверкающая девизом «Книга художника — объединяет мир». Эта книга также достаточно знаменита, поскольку именно она стала эмблемой «Третей Европейской биеннале бук-арта» в 2014 году. Рядом раскачивает наше сознание «Маятник поэзии», помещённый внутрь «Пирамиды стихийного слова». А далее стоит многомерное зашифрованное послание «Стихи навылет». Фанерная книга, которую стихи в буквальном смысле прожигают насквозь. Эти стихи прожжены азбукой Брайля и дополнены выдуманным детским шифром. Книга-тайна сообщает нам простую истину — иногда путь к цели не менее важен и интересен, чем сама цель. На стене над этой книгой нас ждёт продолжение огненной темы — пылающая надпись, появившаяся на стене царя Валтасара «Мене, Текел, Упарсин». Огненное послание, над разгадкой которого бились древние мудрецы, и шифр которого открылся лишь пророку Даниилу. И вот спустя две с половиной тысячи лет Михаил Погарский предлагает новую трактовку этого послания, в котором неожиданно появляется детский лепет, эне-бене, считалка, зовущая нас поиграть в совсем иные прятки.

Завершая обзор этой необъятной по своему содержанию выставки, я бы хотел остановиться на ещё одной совсем не простой книге — «Квазинаучный анализ шести пословиц ада Уильяма Блейка». В этой книге Погарский работает не только как художник, но и как учёный, используя математический аппарат для раскрытия или, быть может, наоборот, запутывания смысла Блейковских афоризмов. Этот анализ прекрасный образец того, что математический аппарат может быть использован абсолютно для любых целей. Все графики и формулы здесь абсолютно точны и достоверны. И любые претензии и сомнения могут быть высказаны лишь к аксиомам и определениям, которые в данном случае постулирует автор. Но аксиомы всегда в науке были наиболее уязвимым местом. Так базовых понятий геометрии, таких как: точка, прямая, плоскость не существует в реальном мире, однако именно на них построено всё геометрическое здание! Аксиомы Погарского выдуманы специально для этой книги, они нацелены не на поиск истины, но красоты, и красота этих аксиом не вызывает никаких сомнений!

Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки

Автор

File