Михаил Погарский. Чёт и нечет

Михаил Погарский
21:42, 28 сентября 2015🔥2
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Фрагмент книги «Орнитолог и птицелов», о Хлебникове и Багрицком.

Image

Исследуя наследие Хлебникова, нужно быть предельно внимательным и научиться отделять зёрна от плевел. Особенно это касается его довольно спорной теории времени, которую он наиболее полно изложил в «Досках Судьбы». Многие исследователи за глаза объявляют Хлебникова великим математиком и приписывают ему какие-то невообразимые математические открытия. Здесь нужно сразу сказать, что никаких особых открытий Хлебников в математике не совершил. Основная заслуга Хлебникова в математике, на мой взгляд, это поэтизация числа, придание числу силы эпитета, раскрытие красоты числовых связей.

Числа! голыя вы вошли в мою душу
и я вас одел одеждою земных чувств и памяти.

По свидетельству современников познания Хлебникова в самых разных сферах были необычайно широки. Он был одержимым человеком и для подтверждения своих идей мог дни напролёт просиживать в библиотеках и отыскивать самые удивительные факты. Каждый, кто хоть когда-нибудь был одержим той или иной работой прекрасно знает, что как только погружение происходит, то на тебя в буквальном смысле слова начинают со всех сторон «падать» необходимые сведения. «Хлебников обладал серьёзными познаниями во множестве областей, он знал обо всех вещах именно то, что нужно знать, и последовательно уничтожал указатели на контекст истолкования, — пишет В.В. Бабков. — Вообще же его творчество ориентировано не на анализ, не на истолкования, но на мгновенное постижение-озарение: сразу и во всей полноте». Это очень, точная, на мой взгляд, характеристика. Именно творческие озарения, некий глобальный синтез многочисленных познаний, выливающийся в пророческие предсказания и в своего рода «космическое» проникновение в самую суть вещей. Хлебников именно знал, то, что нужно знать. Знания его были очень избирательны. Например, один из современников рассказывал, что только из случайного разговора с ним Хлебников узнал о существовании чисел Пи и е. Это совершенно понятно, поскольку иррациональные числа не входили в круг интересов Хлебникова. Зато с целыми числами он оперировал превосходно, проводя довольно сложные вычисления в уме, перерасчитывая эпохи на дни и делая в своих расчётах лишь незначительные ошибки. Но числа вещь очень коварная. Умберто Эко блестяще иронизирует над многочисленными нумерологическими спекуляциями в «Маятнике Фуко»: «Театральным жестом он (Алье) распахнул ставни, предложил нам выглянуть и указал невдалеке, на углу между улочкой и бульварами, деревянный цветочный киоск.

— Господа, — сказал он. — Предлагаю вам самим отправиться и измерить эту будку.

Вы увидите, что длина прилавка составляет 149 сантиметров, то есть одну стомиллиардную долю расстояния между Землей и Солнцем. Высота его задней стенки, разделённая на ширину окошка, даёт нам 176/56, то есть 3,14. Высота фасада составляет девятнадцать дециметров, то есть равна количеству лет древнегреческого лунного цикла. Сумма высот двух передних ребёр и двух задних ребёр подсчитывается так: 190×2+176×2=732, это дата победы при Пуатье. Толщина прилавка составляет 3,10 сантиметров, а ширина наличника окна — 8,8 сантиметров. Заменяя целые числа соответствующими литерами алфавита, мы получим C10H8, то есть формулу нафталина… С цифрами вообще можно делать что угодно. Если у меня имеется священное число 9, а я хотел бы получить 1314, то есть год сожжения Жака де Молэ что я делаю? Умножаю на 146 (это роковой год разрушения Карфагена). Как я пришёл к этому результату? Я делил 1314 на два, на три и так далее, до тех пор покуда не отыскал подходящую дату. Я бы мог поделить 1314 и на 6,28, что составляет собой удвоение 3,14, и пришел бы к цифре 209. Ну что ж, в этот год примкнул к антимакедонской коалиции Аттал I, царь Пергама».

Хлебников строил свои законы времени используя оппозицию 2 и 3 (чёта и нечета). «Мой основной закон времени: во времени происходит отрицательный сдвиг через 3 в степени n дней и положительный через 2 в степени n дней; события, дух времени становится обратным через 3 в степени n дней и усиливает свои числа через 2 в степени n дней; между 22 декабря 1905 московским восстанием, и 13 марта 1917 прошло 212 дней; между завоеванием Сибири 1581 г. и отпором России 1905 25 февраля при Мукдене прошло 3 в 10-й + 3 в10-й дней.

Когда будущее становится благодаря этим выкладкам прозрачным, теряется чувство времени, кажется, что стоишь неподвижно на палубе предвидения будущего. Чувство времени исчезает и оно походит на поле впереди и поле сзади, становится своего рода пространством»

Как верно заметил Умберто Эко с числами можно делать всё что угодно возьмём навскидку любой из фрагментов «Досок судьбы». Например,

«Самодержец Николай Романов был 16.VII.1918 г. расстрелян через 3 в 7-й + 3 в 7-й после роспуска Думы 22.VII.1906 г.»

Отметим, что в расчётах Хлебников не учёл три високосных года, произошедших в этот период. Но в целом это мелочи, к которым не стоит придираться, и добавленная в эту сумму 3 в 1-й картины не испортит. Другое дело, что 3 в 7-й + 3 в 7-й = 4374 можно представить и как 2 в 12-й +2 в 6-й+2 в 4-й +2 в 3-й -2. И тогда отрицательный сдвиг может быть интерпретирован как положительный. Здесь можно, возразить, что представление через тройки в данном случае более изящно, и это действительно так! Я полностью согласен с тем, что красота формул имеет значение не только в поэзии, но и в математике и в философии. И согласно принципу бритвы Оккама следует выбирать разложение, предложенное Хлебниковым. Но возьмём другой пример: «Год состоит из ряда нисходящих степеней троек, начиная с пятой. Его храм кончается единицей, именно,

365 = 3 в 5-й + 3 в 4-й + 3 в 3-й + 3 во 2-й + 3 в 1-й + 3 в 0-й + 1».

Но ничто нам не мешает расписать год как нисходящий ряд двоек:

365 = 2 в 8-й + 2 в 6-й + 2 в 5-й + 2 в 3-й + 2 во 2-й + 2 в 0-й

И в данном случае второе разложение уже более экономично и следуя принципу Оккама, предпочтительнее.

Если же говорить о смысле подобных разложений, то довольно очевидно, что абсолютно любое целое число может быть представлено как сумма степеней 2 и как сумма степеней 3. Возможно, никто за очевидностью, не удосужился сформулировать такого рода теорему, которая доказывается в одну строчку.

Теорема:Любое целое число представимо как сумма степеней числа 2 и как сумма степеней числа 3 (4, 5…). Чтобы не загружать текст подробностями докажем эту теорему для 2 (для 3, 4, 5… доказательство аналогично). Доказательство проводим методом математической индукции.

Число 1 = 2 в 0-й — представимо как сумма степеней 2. Допустим, что число n представимо, тогда n+1 тоже представимо. Теорема доказана.

Исходя из этого, мне кажется, вообще не имеет смысла привязывать те или иные даты к степеням двойки и тройки, как и любого другого числа. Рассмотрим ещё один из законов, приведённый Хлебниковым в сверхповести «Зангези»:

«Доски судьбы! Как письмена чёрных ночей, вырублю вас, доски судьбы! Три числа! Точно я в молодости, точно я в старости, точно я в средних годах, вместе идёмте по пыльной дороге!

10 в 5-й + 10 в 4-й + 11 в 5-й = 742 года 34 дня. Читайте, глаза, закон гибели царств.

Вот уравнение: Х=k+n (10 в 5-й + 10 в 4-й + 11 в 5-й) — (10 во 2-й — (2n — 1)х 11) дней.

k — точка отсчёта во времени, римлян порыв на восток, битва при Акциуме. Египет сдался Риму. Это было 2/ IХ 31 года до Р. Хр.

При n= 1, значение Икса в уравнении гибели народов будет следующее: Х= 21/VII 711, или день гибели гордой Испании, завоевание ее арабами. Пала гордая Испания!

При n=2, Х=29/V 1453. И пробил час взятия Царьграда дикими турками. Город царей тонул в крови, и, дикие в прелести, выли турок волынки. Труп Рима второго Осман попирал. В храме Софии голубоокой — зелёный плащ пророка. На пузатых конях, с белой простынёй на голове едут победители.

Пенье трёх крыльев судьбы: милых одним, грозных другим! Единица ушла из пяти в десятку, из крыла в колесо, и движенья числа в трёх снимках (10 в 5-й, 10 в 4-й, 11 в 5-й) запечатлены уравнением.

Между гибелью Персии 1/Х 331 года до Р. Хр. под копьем Александра Великого и гибелью Рима от мощных ударов Алариха 24/V111 410 года прошло 741 год, или 10 в 5-й + 10 в 4-й + 11 в 5-й — (3 в 6-ой степени плюс 1) деленное на 2 — 2 в 3-й х 3 во 2-й дней.

Доски судьбы! Читайте, читайте, прохожие! Как на тенеписи, числаборцы пройдут перед вами, снятые в разных сечениях времени, в разных плоскостях времени. И все их тела разных возрастов, сложенные вместе, дают глыбу времени между падениями царств, наводивших ужас».

Формула первая «10 в 5-й+ 10 в 4-й + 11 в 5-й = 742 года 34 дня». Если правильно учесть високосные годы, то получим более красивый период 742 года 42 дня (на данный период приходится 179 високосных дней, необходимо учитывать что последние годы столетий в трёх случаях из четырёх не являются високосными). В следующей дате не только не совсем точно учтены високосные годы (ошибка в 4 дня) но и не учтён нулевой год. Согласно формуле предложенной Хлебниковым при n=1 следующая дата должна быть 17.07.710 (дата куда, как более красивая). И тогда это будет не конец войны с Испанией, а начало — первая победа Абу Зара Тарифа на небольшом зелёном острове в Гиблартарском проливе. Можно и дальше вылавливать неточности расчётов Хлебникова, но всё это представляется совершенно несущественным по сравнению с неточностями исторической хронологии как таковой, о которой с достоверностью можно говорить лишь о последнем 300-400-летнем периоде, а все дальнейшие даты, по меньшей мере спорны и разброс оценок тут может идти не на дни и годы, а на целые столетия. Эта небольшая критика основного труда жизни Хлебникова абсолютно не умаляет его поэтической ценности. Разобранный выше отрывок это высочайшая поэзия и мало кому в голову приходит проверять его на математическую точность (за исключением таких дотошных исследователей, как я) и, возможно, именно Хлебников прав, а его погрешности ни что иное, как невольная поправка хронологии. Хлебников был провидцем и на уровне своего мистического мышления предчувствовал и прозревал многие события и проникал в самую суть вещей. Вячеслав Иванов пишет, что в одном из черновиков Хлебников назвал солнце атомной бомбой и ничем другим, как внутренней поэтической прозорливостью такое откровение объяснить нельзя. Точно таким же пророческим ясновидением я объясняю предсказанный им катаклизм 1917 года и многие другие события. Хлебников, на мой взгляд, видел в числах, то, что подсказывала ему его внутренняя орфическая интуиция и именно в этом состоит его уникальный феномен. «Исторические вычисления Хлебникова находятся на грани науки, истории и поэзии. Иногда и сам Хлебников говорил, что он сочиняет стихи из чисел. Поэтому его попытки составить уравнения истории могут оказаться ближе писателю-художнику, которому сродни размах исторического воображения Хлебникова; учёного поэтическое в этих занятиях скорее может отпугнуть, чем привлечь. — пишет Вячеслав Всеволодович Иванов. — Как ни относиться к вычислениям Хлебникова, у него нельзя отнять (скорее всего, поэтического, а не научного) дара предвидения».

И если математические законы истории, предложенные Хлебниковым интересны в первую очередь с поэтической точки зрения, то многие другие идеи, связанные с числами были своего рода предвосхищением цифровой эпохи.

И звёзды это числа,
И судьбы это числа,
И смерти это числа,
И права это числа.
Счёт бога, измерение бога.
„Мы богомеры” написано на знамени.

Хлебников предлагал «Все мысли земного шара (их не так много), как дома улицы, снабдить особым числом и разговаривать и обмениваться мыслями, как языком зрения». Именно, это, по сути, и произошло. Большинство высказанных мыслей сегодня имеют свой цифровой код. И столь любимое Хлебниковым число два, породило двоичную систему исчисления, на основе которой и работают все цифровые технологии.

И мечта Хлебникова:

Накормить весь земной шар
Хлебом одного и того же числа.

Сегодня реально воплощена в жизнь.

Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки

Автор

File