Михаил Погарский Неспешная коммуникация

Михаил Погарский
11:14, 24 мая 20168342
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Расширенная версия эссе с дополнениями, не вошедшими в каталог проекта «Шёлковый путь», который будет показан в ГЦСИ (Зоологическая, 13). ПДФ каталога можно скачать здесь: http://www.pogarsky.ru/cgi-bin/foremanel.pl?mod=pages&id=592

Эссе с отклонениями о строительстве нового Шёлкового пути

«Медленный» и «неспешный» это отнюдь не слова-синонимы. Неспешность подразумевает осознано выбранную медленную скорость. Скорость восприятия, проникновения, постижения. Кажется, быстрому чтению гораздо проще научить, чем чтению медленному, а точнее неспешному. Это эссе я призываю читать неспешно. Равно тому, как я собираюсь его писать. Слово «эссе» — буквально означает «попытка» и в нём я попытаюсь вернуться к неспешному общению. К общению ради общения, с необязательными, но очень важными отступлениями, цитатами, отклонениями.

Отклонение первое: Клинамен

Первое отклонение будет о важности и даже необходимости самого отклонения.

 ...Тела изначальные в некое время  В месте, неведомом нам, начинают слегка отклоняться,  Так, что едва и назвать отклонением это возможно.  Если ж, как капли дождя, они вниз продолжали бы падать,  Не отклоняясь ничуть на пути в пустоте необъятной, То никаких бы ни встреч, ни толчков у начал не рождалось, И ничего никогда породить не могла бы природа (1).

В этом отрывке из трактата «О природе вещей» Лукреций Карр впервые вводит фундаментальное понятие клинамена – случайного и непредсказуемого отклонения от прямолинейного детерминистского движения. И собственно именно благодаря клинамену и происходит рождение нового! Сегодня это понятие является краеугольным камнем в теории креативного хаоса.


Но возвращаемся снова на нашу тропу неспешной коммуникации. Сегодня наше общение стало не только стремительным, что, безусловно, хорошо, но и, увы, поспешным, что, несомненно, плохо. Тысячи лет назад новые идеи вместе с товарами из Китая двигались в Европу по Шёлковому пути в течение многих месяцев. Лишь чистое время для движения каравана от северных берегов Каспийского моря до Пекина было не менее 260 дней, а если учитывать стоянки, непредвиденные опасности и препятствия, то редкий караван мог проделать этот путь быстрее, чем за год. Обмен идеями осуществлялся крайне медленно, однако благодаря этому кардинально менялось и отношение к переданной информации. Посланников и путешественников, прибывших из дальних стран, слушали, затаив дыхание и боясь упустить хоть слово, а полученная информация, тщательно осмыслялась и переосмыслялась. Сегодня от Китая до Каспия можно долететь за несколько часов, впрочем, и лететь-то для обмена идеями не нужно, поскольку всё можно обсудить в режиме реального времени через скайп, да и это, пожалуй, лишнее, зачем тратить время на обсуждение, когда можно, пролистав ленту ФБ, поставить мгновенный «лайк»! То есть, путешествие великих идей сократилось от года до секунды, ускорившись в несколько миллионов раз. Соответственно примерно во столько же раз снизилась и ценность передаваемой информации. А поэтому и обмен стал осуществляться не гениальными прозрениями, но всевозможными банальностями, типа того, кто какой кофе пил на завтрак. Простота и комфортность коммуникации моментально отразилась на её качестве. Ещё год назад мы были вынуждены писать короткие комментарии под дурными вестями («рука не понимается ставить лайк», «сочувствую и скорблю», и т.п.), а уже сегодня заботливый ФБ предложил нам линейку эмотиконов на все случаи жизни. Сто пятьдесят лет назад Виктор Гюго, интересуясь реакцией на выход в свет романа «Отверженные» послал своему издателю самую короткую телеграмму «?». Ответ на неё был не менее лаконичен «!». И если этот случай долгое время воспринимался как курьёз, то сегодня он стал нормой общения для миллионов пользователей.

Отклонение второе: Паттеран

Паттеран — цыганский знак, не имеющий аналогов у других народов!

Не знаю как сейчас (поэтичность вырождается, увы, повсеместно), а раньше цыгане оставляли на пройденном пути паттераны. Такие специальные знаки из двух скрещенных веточек, причём обязательно разной природы (то есть, чтобы сразу понять неслучайность знака). Из сосны и дуба, берёзы и ели, из черники и сирени… Паттеран — это своеобразный привет своему товарищу по скитаньям, своей возлюбленной, своему племени. Он означает только то, что я здесь проходил…

Георгий Кружков, переводя знаменитое стихотворение Киплинга «Тропою цыган» (в народе более известное, как романс «Мохнатый шмель»). Заменил паттеран — цыганской звездой! Что, безусловно, превосходная находка. Вот как звучит одно из четверостиший в вольном переводе Кружкова:

Так вперёд — за цыганской звездой кочевой -
На закат, где дрожат паруса,
И глаза глядят с бесприютной тоской
В багровеющие небеса.

В более близком к оригиналу переводе В.О. Станевич куплет звучит так.

За паттераном цыган плывём,
Где зори гаснут — туда…
Пусть ветер шумит, пусть джонка летит -
Не всё ли равно куда?

Это ли не поэзия — идти в неизвестном направлении, оставляя на пути своём паттераны! Посылая привет неизвестным путникам, повторяющим твои вольные странствия.

Увы, сегодня поэтичные и непредсказуемые паттераны повсеместно заменены на банальные лайки, которые далеко не всегда обозначают, что человек их оставляющий воспринял переданный месседж и он ему действительно понравился. Чаще, лайк обозначает, что я здесь был, я это просмотрел. Лайк — это своего рода деградировавший паттеран.

Важная, формообразующая личность информация не может и не должна передаваться легко. Путь к такой информации не менее, а иногда и более важен, чем сама информация. Усилие для преодоления любых препятствий на пути к заповедной информации уже само по себе красиво. А информация добытая не равна информации вбитой, или просто свалившейся с неба. Многие исследователи магического знания, не без оснований полагают, что это знание не имеет абсолютно никакого отношения, к тем сведениям, которые опубликованы в различных книгах и руководствах по практической магии, вернее перестало иметь! Как только знание становилось доступным для широкого круга пользователей, оно утрачивало магическую силу! Истинная магия скрыта за семью печатями, и ей нельзя научиться по книгам, а тем более по интернету.

Отклонение третье: Маленький принц

Несколько лет назад моя дочь привезла из Америки для своего четырёхлетнего брата Дэна роскошный подарок — волшебное издание «Маленького принца» с панорамными интерактивными иллюстрациями, с которыми можно было играть. Книга имела всего один недостаток, а точнее достоинство — она была на английском языке. Дэнка несколько лет играл с этой книгой, постоянно расспрашивая: о чём она? Что-то я ему рассказывал, и, как правило, мой рассказ завершался следующей фразой: «Вот подрастёшь, научишься читать, возьмёшь эту книгу в библиотеке, прочитаешь, и узнаешь, что дальше». Прошли годы, Дэнка пошёл в первый класс, записался в школьную библиотеку, и, разумеется, первая книга, которую он в ней взял — это «Маленький принц». Он читал её, не отрываясь, припадая к удивительным истинам Экзюпери как к живительному источнику. «— Одни только дети знают, чего ищут, — промолвил Маленький принц. — Они отдают всю душу тряпочной кукле, и она становится им очень-очень дорога, и если её у них отнимут, дети плачут…»;

«— Я сам зачерпну воды, — сказал я, — тебе это не под силу.

Медленно вытащил я полное ведро и надежно поставил его на каменный край колодца. В ушах у меня ещё отдавалось пенье скрипучего ворота, вода в ведре ещё дрожала, и в ней дрожали солнечные зайчики.

— Мне хочется глотнуть этой воды, — промолвил Маленький принц. — Дай мне напиться…

И я понял, что он искал!

Я поднёс ведро к его губам. Он пил, закрыв глаза. Это было как самый прекрасный пир. Вода эта была не простая. Она родилась из долгого пути под звёздами, из скрипа ворота, из усилий моих рук. Она была, как подарок сердцу. Когда я был маленький, так светились для меня рождественские подарки: сияньем свеч на ёлке, пеньем органа в час полночной мессы, ласковыми улыбками»;

«— Прощай, — сказал Лис. — Вот мой секрет, он очень прост: зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь.

— Самого главного глазами не увидишь, — повторил Маленький принц, чтобы лучше запомнить» (2).

И эта книга, подобно воде из колодца Маленького принца, впитала в себя не только энергию автора, но и долгие вечера, когда Дэн играл с загадочными иллюстрациями, мои пояснения и комментарии, первый поход в библиотеку, самостоятельный выбор книги… Это было новое знание, которое не просто свалилось на голову, а к которому Дэнка шёл несколько лет.


Любое великое произведение искусства, имеет свою историю, и эта история порой значительно важнее самого произведения. Сын великого китайского пейзажиста Го Си пишет: «В те дни, когда мой отец брался за кисть, он непременно садился у светлого окна, за чистый стол, зажигал благовония, брал тонкую кисть и превосходную тушь, мыл руки, чистил тушечницу. Словно встречал большого гостя. Дух его был спокойный, мысли сосредоточенными. Потом начинал работать» (3). Настоящие художники почти всегда работали неспешно. Оскар Уайльд в своей знаменитой пьесе «Критик как художник» создаёт блестящий образ художника Эллады: «Он писал заострённой серебряной палочкой и углем на пергаменте, на специально обработанных кипарисовых досках. На слоновой кости, на розовой терракоте он писал воском, разводя его соком олив, а потом погружая в раствор раскалённое железо, чтобы смесь застыла. Филёнка, и мрамор, и льняной холст становились чудесным материалом, когда к ним прикасалась его кисть, а жизнь, видя, как возникает собственный её образ, утихомиривалась и замолкала. Она вся принадлежала художнику — от рассевшихся кружком на рыночной площади торговцев до пастуха, завернувшегося в плащ, перед тем как улечься спать на холме» (4). В этой же пьесе присутствует и яркий образ неторопливых ценителей художественных произведений: «прохожие, неспешно двигаясь в струях прозрачного воздуха, осознавали, что их жизнь чем-то вроде бы стала легче, — в них пробуждалась мечта, а может быть, странная и захватывающая радость, и с нею шли они дальше в свои дома, к своим будням…» (5)

Повышая скорость созидания, передачи и восприятия мы всегда выигрываем в количестве и проигрываем в качестве.

Отклонение четвёртое: Путешествие в тайну

Однажды мой семилетний сын Дэн получил по емэйлу письмо от неизвестного адресата: «Уважаемый Дэниил, Ваш электронный адрес был выбран генератором случайных чисел и Вы стали, тем человеком, которому следует передать наши тайные знания. Для получения дальнейших инструкций сообщите пожалуйста Ваш почтовый адрес». Разумный и не раз предупреждённый родителями о всевозможных мошенничествах Дэн обратился ко мне за советом, стоит ли давать свой адрес? Посовещавшись, мы решили, что особой опасности сообщение адреса не представляет. Через некоторое время по почте пришёл красивый конверт со странными печатями, в котором на пожелтевшей от времени бумаге чернели загадочные письмена. Несколько дней ушло у нас на расшифровку этого послания, из которого следовало, что дальнейшие инструкции хранятся в дупле старого дуба на берегу нашего озера. Разумеется, мы немедленно отправились к дубу и обнаружили там нарисованную от руки карту. Карта привела нас к заброшенному бетонному колодцу на запретной территории бывшей военной части. В результате ещё нескольких поисковых итераций мы получили наконец-то финальное послание, в котором говорилось о том, что множество самых невероятных чудес и тайн разбросаны вокруг нас: в переменчивой игре облаков, шелесте листьев, зыбких отражениях в озёрных водах, весенней песне соловья, аромате травы после дождя и в других удивительных проявлениях жизни. Собственно, послание не открывало неведомую тайну, но лишь указывало нам путь к ней, тот самый путь, который видимо важнее конечной цели.

Отклонение пятое: Коммуникация

«Существует много средств коммуникации, — пишет Джон Уорри. — В их число входят гонцы, почтовые голуби, письма, телеграммы, книги, радио, почтовые и поздравительные открытки, газеты, телефоны, телевизоры, емейл, СМС, Интернет, видеоконференции и т.п. Простая классификация этих форм делит их на коммуникации «один-к-одному» (личное письмо), «один-ко-многим» (телевидение) и «многие-ко-многим» (электронная доска объявлений). Некоторые коммуникации являются двусторонними, например, телефонный звонок, а другие — односторонними, как телевизионная не-интерактивная трансляция. Каждая из этих форм коммуникаций заключает в себе различные системы, которые позволяют вычислять и отслеживать людей и объекты, образуя «технологическое бессознательное», которое приписывает «тела-в-среде» к определённому адресу, практически не предоставляя никакой информации на входе. Эти виды адресов, людей и объектов дают возможность совершать одни и те же действия практически не задумываясь. К подобным системам относятся адресные книги, расписания, номера домов, дневники, телефонные номера и справочники, системы бронирования, почтовые коды, электронные адреса, штрих-коды и т. д.»(6)

К этой развёрнутой классификации, пунктирно намечённой Уорри, хочется добавить «неспешную коммуникацию», скорее как не отдельный класс, а своего рода надстройку, которая может пронизывать любые системы общения. Причём, общения не только с другими, но и с самим собой, с абстрактным миром, в конце концов, с космосом, вселенной и мировым духом.

Важная, формообразующая личность информация не может и не должна передаваться легко. Путь к такой информации не менее, а иногда и более важен, чем сама информация. Усилие для преодоления любых препятствий на пути к заповедной информации уже само по себе красиво. А информация, добытая не равна информации вбитой, или просто свалившейся с неба. Многие исследователи магического знания, не без оснований полагают, что это знание не имеет абсолютно никакого отношения, к тем сведениям, которые опубликованы в различных книгах и руководствах по практической магии, вернее перестало иметь! Как только знание становилось доступным для широкого круга пользователей, оно утрачивало магическую силу! Истинная магия скрыта за семью печатями, и ей нельзя научиться по книгам, а тем более по интернету.

Обилие и доступность информации как это ни парадоксально ведёт не к расширению и углублению смысла, а наоборот к его разрушению, не к обогащению коммуникации, а наоборот к её обеднению. Об этом ещё в доинтернетовскую эпоху предупреждал Жан Борийар: «Информация пожирает свой собственный контент. Она пожирает коммуникацию и социальное.

Вместо того чтобы создавать коммуникацию, информация исчерпывает свои силы в инсценировке коммуникации. Вместо того чтобы производить смысл, она исчерпывает свои силы в инсценировке смысла.


В ответ на тавтологичность системы возникает амбивалентность масс, в ответ на апотропию — недовольство или до сих пор загадочное верование.

информация разлагает смысл, разлагает социальное, превращает их в некую туманность, обреченную вовсе не на рост нового, а, наоборот, на тотальную энтропию.

медиа и реальное составляют отныне единую туманность, истина которой не поддается расшифровке» (7).

Это эссе, никоим образом не нападает, на новые возможности коммуникации, которые дарят нам современные технологии, но лишь пытается поставить их на место, и напомнить о том, что существуют и иные, неспешные способы общения. Интернет всего лишь инструмент и пользоваться им нужно исключительно как инструментом, мы же, к сожалению, довольно часто становимся свидетелями того, как пользователи попадают в зависимость от своего помощника. А этот помощник, предназначенный для ускорения коммуникации, для хранения и передачи информации вдруг начинает жить своей, в определённом смысле неуправляемой, жизнью, и более того диктовать пользователям законы, по которым им следует общаться и мыслить. Безусловно, интернет и пользовательская сеть — это система с обратной связью. И как пользователи, так и интернет меняются во взаимодействии друг с другом. Интернет — несомненно, одно из величайших достижений цивилизации, однако не стоит забывать за его мегавеличием и о других способах коммуникации. Так, доехав до старого парка на суперсовременном автомобиле, мы оставляем свою машину у ворот с тем, чтобы «неспешно двигаться в струях прозрачного воздуха» по пешеходным тропинкам парка, и подобно этому мы должны отключать свои гаджеты во время неспешной беседы, посещения музея, скрипичного концерта или вслушивания в вечернюю тишину.

Именно с этой целью был задуман наш художественный проект «Шёлковый путь», в котором мы предложили художникам выстроить альтернативную дорогу коммуникации, где главным интернациональным языком общения будет искусство. Целью этого проекта стал сам путь, само общение, само строительство новой дороги. «Пусть новые горы взойдут за хребтом — движенье дороже итога, и дело не в том, что отыщешь потом, а в том, что подарит дорога» (8).


1. Лукреций Карр. О природе вещей

2. Антуан де Сент-Экзюпери. Маленький принц

3. Го Си. О высокой сути лесов и потоков (составление и предисловие Го Сы)

4. Оскар Уайльд. Критик как художник

5. Там же

6. Джон Уорри. Мобильности

7. Жан Бодрийяр «Симулякры и симуляции», 1981 г

8. Владимир Ланцберг. Костёр у поджножья

Подпишитесь на нашу страницу в VK, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе событий, которые мы проводим.
Добавить в закладки

Автор

File