Написать текст

Так рождался «Новый день»

Mila Nilova

Сегодня артистический союз Настасьи Хрущёвой и Александра Артёмова не нуждается в представлении — на их творческой совести не одно уязвляющее арт-действо. А начиналось все ровно два года назад «Новым днем» марта 15-го, да так, что до сих пор жива в памяти дерзкая свежесть этого начала.

В драматическом театре, который, как известно, и сам явился порождением культовой песни в честь Диониса, роль музыки сложно переоценить. Особенно если она не сводится к внешнему эффекту — тогда действие получает дополнительное измерение. Композитор Настасья Хрущева знает это очень хорошо. С головой погрузившись в мир драматического театра, Настасья, кажется, поймала свою золотую рыбку, и теперь тянет за собой театр в концертное пространство, пусть и столь специфическое, как сводчатый зал петербургского Мемориального музея А.В. Суворова. Восхитившись некогда спектаклем «Нерест» Дмитрия Юшкова и Александра Артемова в Театре Тру, Хрущева не смогла не добавить этой пьесе еще одно измерение. Так родился «Новый день». Потому и жанр получившегося действа определен его авторами неоднозначно: «Спектакль. Хоровая кантата».

Спектакль-кантата стал третьим сотворчеством композитора с хором «Festino». Молодежный коллектив, руководимый Александрой Макаровой, уже успел заявить о себе исполнением старинной и современной музыки, а с легкой руки Настасьи Хрущевой получил театральную прописку в постановке БДТ «Что делать». «Новый день» открывается и завершается чисто хоровыми эпизодами, напоминающими о пароде и эксоде древнегреческой трагедии, а на протяжении всего спектакля хор звучит параллельно разговорным партиям актеров.

Хрущева, некогда создававшая захватывающе сложные академические партитуры, уже несколько лет намеренно избегает музыковедческого внимания, сочиняя, по собственным словам, «медленно и неправильно», преимущественно в технике минимализма. Вокальный материал сообщает этой технике свою, особую прелесть, привлекающую самых разных авторов: ее возможности в области хоровой музыки с необычайной силой раскрыл эстонский композитор Арво Пярт, философское преломление получил хоровой минимализм у Александра Кнайфеля, на более массовую аудиторию рассчитано обращение к голосам американского минималиста Дэвида Лэнга в его «Страстях по девочке со спичками»… Если в инструментальных пьесах Хрущевой эта техника порой служит усилителем банальности материала, то в хоре прием бесконечного повтора будто освящается вековыми традициями культовой музыки и далекой исторической параллелью со средневековой композиторской школой собора Notre Dame, авторы которой использовали идею варьированного повтора коротких сегментов. В кантате Хрущевой вся музыкальная ткань складывается из четырех контрастных вокальных узоров — то в параллель четырем эпизодам пьесы, то контрапунктом к ним.

Актеры Театра Тру — Евгений Сиротин, Александр Плаксин, Семен Афендулов, Андрей Панин — согласно внешнему плану пьесы представляют рыбаков. Их зычные выкрики, усиленные эффектом антифона (герои стоят по обе стороны хора), вместе с нагнетанием хорового остинато создают иллюзию огромного пространства, а упругий ритм многократных повторов придает самым незначительным словам сакральное значение. Между исступленными перекличками неожиданно, но в том же напряженном режиме страстного погружения в текст, рождаются пронзительные суждения о жизни: о любви, вере, счастье, искусстве.

Полные драматизма эпизоды актерского квартета с хором чередуются с отстраненными текстами, читаемыми в полной тишине голосом дирижера. Такая вполне музыкальная форма изначально присутствовала в пьесе «Нерест», равно как и заклинательные повторы слов и фраз. Так что избранная композитором техника продиктована самим текстом. И потому хор здесь не является «коллективным персонажем», не комментирует действие, не создает атмосферный фон. Он становится резонатором произносимого текста, усилителем его суггестивного воздействия. В итоге нет нужды в декорациях, реквизите, сценическом движении для действа, которое получилось после встречи пьесы Артемова и Юшкова с композитором Хрущевой и хором «Festino», и которому невозможно дать точное определение. Ведь, как говорит один из героев «Нового дня», «настоящее искусство головой понять нельзя, только почувствовать можно. Что выходит из тебя что-то, что-то не хорошее и легче тебе становится».

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Mila Nilova
Mila Nilova
Подписаться