Медвежьи годы Александра Маркина

Michel Klimin
16:22, 24 февраля 20162410
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию


Michel Klimin

Общество распространения полезных книг (FB) (VK)

Блог читателя


Маркин, Александр.

Дневник (2011-2015) / Александр Маркин. — [Тверь] : Митин Журнал : Kolonna Pumlications, [2016].

Тираж 300 экземпляров!

На прошлой неделе в издательстве «Kolonna Publications» вышел третий том дневников Александра Маркина, именно по этим дневникам культурные антропологи будущего будут судить о нашем времени. Может быть, поэтому с выходом каждой новой книги Александра Маркина все сильнее и сильнее ощущается уходящее время. И это вполне ожидаемо, так как по умолчанию описание чужой жизни должно вызывать рефлексию о скоротечности времени, парадоксальности и бессмысленности жизни, и, наконец, смерти. Но, в отличие от других дневников, авторы которых уже умерли, дневники Александра Маркина заставляют задуматься о трауре настоящего и ушедшего времени.

Например, каждый раз, когда я вижу красную обложку дневника 2002-2006 годов в его красной обложке я вспоминаю, как в 2008 году впервые пришел в гости к И., в его огромную квартиру на чистых прудах. Оказался я там по приглашению Д., которая тогда с И. встречалась. И. практически не дружил с мальчиками, а на полу его кухни или библиотеки всегда сидели самые разные девушки. И вот мы сидели на ковре в библиотеке, пили вино и разговаривали. В комнату вошел И. с коробкой конфет, так как другой еды в квартире не было. Речь зашла про Маркина и вот, поедая конфету за конфетой, с характерным московским акцентом И. пересказывает одну из записей. Кажется, про негра Пушкина, Гончарову и про то, каково это, когда тебя ебет вся тьма русской литературы. Тогда я увлекался в основном книгами по экспериментальной медицине и грязными романами Жоржа Батая, от этого дневник совершенно вылетел у меня из головы, и вспомнил я про него уже в 2012 году, когда вышел второй том.

Можно достаточно много говорить про впечатления и истории, вплетающиеся в память при чтении дневников. Благодаря этому чувствуется, как менялся язык дневника. Создается ощущение, что в какой-то момент Маркин перешел от модели ненадежного рассказчика, которая занимала большую часть первого тома дневников к специфической форме «социалистического» реализма, когда стирается грань между личной жизнью, жизнью общества и жизнью сверхреалистической, подлинность которой невозможно распознать. Главный герой оказывается не просто в России или Швейцарии, а в мире, описанном через новости, передаваемые из уст в уста слухи, сексуальные фантазии и опыт. Благодаря этому книга превращается во что-то, что мы могли бы прочитать на одном дыхании — в новостях, услышать от родственников и испытать сами, почувствовав при этом смерть и одиночество рядом с теплым мехом медведя, который, как теперь кажется, на протяжении всех последних лет находился всегда рядом.

Тираж книги всего 300 экземпляров, так что можно быть уверенным, что через полгода она станет редкостью.

Фрагменты из книги:

Добавить в закладки