radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Общество распространения полезных книг

Образцовый читатель или «Лиза-романист» (1816)

Michel Klimin 🔥
Врачебно-полицейские и&nbsp;<nobr>судебно-медицинские</nobr> изыскания об&nbsp;утопленниках / [Соч.] Заблоцкого, Имп. С.-Петерб. мед.-хирург. акад. э.-орд. проф…&nbsp;— Санкт-Петербург, 1845.

Врачебно-полицейские и судебно-медицинские изыскания об утопленниках / [Соч.] Заблоцкого, Имп. С.-Петерб. мед.-хирург. акад. э.-орд. проф… — Санкт-Петербург, 1845.

Michel Klimin

Общество распространения полезных книг (FB) (VK) (Telegram)

Блог читателя

Сегодня мы прочитаем самый настоящий книжный раритет — стихотворение «Лиза-романист», написанное Дмитрием Ярославским (?) и увидевшим свет в 1816 году в «Харьковском Демокрите». «Лиза-романист» — это сатирическое стихотворение, построенное на пересечении сразу нескольких векторов культуры. При всей простой и незамысловатой форме, в нем мы можем увидеть не просто сатиру, но и отражение чувственных переживаний, вызванных чтением, — меланхолии, готического ужаса и полового возбуждения.

Обратимся к книге Вадима Вацуро «Готический роман в России», где и находим упоминание об этом стихотворении:

Вацуро, Вадим Эразмович. Готический роман в&nbsp;России / В.Э.&nbsp;Вацуро.&nbsp;— Новое литературное обозрение, 2002.&nbsp;— 544 с.&nbsp;— (Филологическое наследие).

Вацуро, Вадим Эразмович. Готический роман в России / В.Э. Вацуро. — Новое литературное обозрение, 2002. — 544 с. — (Филологическое наследие).

Лиза, девушка, которая прозябает в глуши и единственной отрадой ее жизни становится чтение. Как и всякий читатель своего времени, она увлечена современными романами, стремящимися возбудить избыточную чувственность. Посмотрите, что она читает: Жанлис, Крамер, г-жа де Сталь, Руссо, Радклиф, Дюкре-Дюмениль, «Лувет Кувре», «Фоблаз» и «Вертер».

Все это типичный, как бы мы сейчас сказали «суповой набор» интеллектуалки начала 19 века. Все эти тексты были призваны возбудить в читателе романтические или «готические» чувства. Читатели, зараженные романами, погружались в мир избыточной чувственности. Такой чувственности, которая могла вызывать и меланхолию, и половое возбуждение. Посмотрим, что пишет про таких читателей Катрин Юханнисон в книге «История меланхолии»:

За счет эстетизации и эротизации границы сенситивности расширились. Некоторые гиперчувствительные натуры прославились в обществе особой утонченностью вкусов и желаний и с удовольствием поддерживали эту репутацию (слово «извращенность» тогда еще не было в ходу). Кое-кто даже получал удовольствие от созерцания или представления чужой боли. Вот что по этому поводу пишет Г. Уксеншерна (9 марта 1771 года, 21 года от роду, он был свидетелем казни в Стокгольме): «Сегодня сжигали на костре 17-летнюю девушку, которая подожгла чужой дом. Она была красива, и ее страдание, слезы, катившиеся из ее глаз, делали ее еще прекраснее».

Сенситивность также могла проявляться в склонности к половому самоудовлетворению. Нравственность дала трещину, и образ раскрасневшегося человека в дезабилье, который, не дочитав страницы и не доев конфеты, мастурбирует на диване среди горы подушек, уже никого не мог удивить. Мастурбировать боялись, и все же, примеряя к себе любовные переживания персонажей, прибегали к этому способу для получения дополнительного наслаждения от прочитанного. Ведь гиперчувствительность, помимо всего прочего, характеризуется ослаблением сексуальной энергии, разжечь которую удается лишь с помощью фантазии.

Как мы видим, Лиза именно такой читатель. «Изолированная» от мира Лиза оказывается один на один с миром собственной фантазии, чувственного переживания, романтических историй и таинственного готического мрака.

К моменту написания стихотворения, история чтения как готических, так и сентиментальных романов уже переживала свой закат. Давайте посмотрим, какие именно типы чтения подвергаются сатире в «Лизе-романисте».

В первую очередь сразу бросается в глаза ее имя — Лиза. Это прямая отсылка к повести Карамзина «Бедная Лиза». Карамзин имел необычно сильное влияние на свое поколение, и история самоубийства девушки, к которому приводит избыточность чувств, была для целого поколения читателей образцом сентиментального переживания. Читатели Карамзина приходили к мрачным стенам Симонова монастыря, располагались в тени деревьев у пруда и погружались в меланхолическое переживание любви, смерти и «готического ужаса».

Текст Карамзина отсылает нас к «Страданиям юного Вертера», который не просто создал моду на вертеровские камзольчики, но и породил целую волну самоубийств по всей Европе. Текст имел настолько мощное влияние на чувства читателей, что волна самоубийств читателей Гете впоследствии стала основой для концепции «синдрома Вертера».

Также, как мы видим, Лиза читает Радклиф — неоспоримую повелительницу читательских душ, девушек замученных в казематах и проклятых призраков, воющих в черных замках. Радклиф была настолько популярна в России, что в книжных магазинах появилось множество романов-подделок, которые писались зачастую студентами-переводчиками.

«Лиза-романист» — это сатирический итог, который подводится под читательской аудиторией, увлеченной чтением романов. Сатира не просто над такими нерадивыми читателями, попадающими в ловушку собственных чувственных переживаний, но и сатира на общественное мнение. Именно ханжеское и консервативное настроение общества, отравленное идеями Тиссо, порождало панические настроения и стремления обезопасить детей от чувств — будь то чтение романов или мастурбация, которая по мнению самого популярного врача-«сексолога» того времени Тиссо, вызывала в теле мастурбатора болезнь, схожую с последними стадиями рака. Общество должно было защитить себя от разлагающей тело подростка чувственности, и общество начало защищаться.

Дмитрий Ярославский сатирически описывает происходящую ситуацию сразу с нескольких ракурсов — с ракурса читателя и с ракурса воспитателя. Эта двойная сатира, выраженная в достаточно примитивном стихотворении, оказывается не просто шуткой, но и своеобразным итогом чувственных и сентиментальных переживаний российского читателя. Ярославский показывает в стихотворении анатомию «падения», которое могло бы случиться с каждым из нас даже сейчас.

Я склонен видеть в типаже Лизы-романиста — образцового читателя, чувственного, страстного и стремящегося погрузиться в темные чащи леса. Такие девушки спустя сотню лет оказывались героинями порнографических текстов Жоржа Батая и, уже в свою очередь, героинями наших чувственных переживаний и социальных ожиданий.


Дмтр. Ярслвский Лиза-романист. Повесть Харьковский Демокрит 1816.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author