Create post
Общество распространения полезных книг

Западные европейцы и русские

Michel Klimin 🔥comments5
+5

Michel Klimin

Общество распространения полезных книг (FB) (VK) (Telegram) (Instagram)

Блог читателя

«Общество распространения полезных книг» представляет книгу русского врача, мыслителя и необычного «квасного патриота», Ивана Яковлевича Зацепина «Западные европейцы и русские». Изданная в 1860 году, книга была забыта последующими поколениями, как и творческое наследие ее автора.

Зацепин, Иван Яковлевич (-1865).
Западные европейцы и русские / [Соч.] Д-ра Панезица [псевд.]. — Москва : тип. М. Смирновой, 1860. — 420 с.; 17.
Авт. установлен по изд.: Масанов И.Ф. Словарь псевдонимов… М., 1956. Т. 1. С. 345
Читать на сайте РГБ


Ничто так не тревожит русского человека, как вопрос — кто лучше мы или они, русские или европейцы. Это психологическое противостояние красной нитью проходит через всю русскую историю. Приводились тысячи доводов и контрдоводов, было разбито немало стаканов и голов, и самое главное, — все остались при своем мнении.

В настоящее время тема противостояния России и Запада невероятно актуальна. Масс-медиа постоянно утверждают, что Запад — это некая территория зла, где безверие и грех плетут свои козни. В этих сюжетах, хулящих Запад, есть одна отличительная черта — это циклически повторяющийся дискурс. Не случайно традиционные ценности — это что-то такое, что должно повторяться из года в год, из века в век. Вот и получается, что поколения друг за другом сходят в могилу, а характер речи остается одним и тем же. В качестве примера этого воистину бессмертного дискурса, я достану из тьмы забвения книгу Ивана Яковлевича Зацепина «Западные европейцы и русские», изданную в 1860 году.

Зацепин, Иван Яковлевич (-1865).Западные европейцы и русские / [Соч.] Д-ра Панезица [псевд.]. — Москва : тип. М. Смирновой, 1860. — 420 с.

Зацепин, Иван Яковлевич (-1865).Западные европейцы и русские / [Соч.] Д-ра Панезица [псевд.]. — Москва : тип. М. Смирновой, 1860. — 420 с.

История автора и его книги во многом показывает любопытные исторические особенности того, как функционирует забвение. Что мы знаем про автора, чтобы говорить о нем? Про Зацепина есть небольшая статья в энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, есть также несколько отзывов современников о его личности. Но, самое главное свидетельство его существования, как личности, способной к говорению, является его книга.

Приведу его биографию согласно Брокгаузу и Ефрону:

Зацепин (Иван Яковлевич) — проф. бывшей Моск. мед.-хирург. акд. В 1816 г. поступил студентом в СПб. мед.-хирург акд., а в 1820 г. перешел в Моск. мед.-хирург. акд., где окончил курс докторантом, в 1823 г.; получив степень докт. мед., З. поступил сперва учителем и библиотекарем, а потом младшим врачом в Моск. кадетский корпус. В 1835 г. был избран адъюнкт-проф. терапевтической клиники, и командирован за границу на 3 года. По возвращении из командировки стал читать энциклопедию медицины, а в 1840 г. избран ординар. проф. и ученым секретарем. При закрытии Московской медико-хирургической академии З. остался за штатом и поступил врачом в Моск. меж. инст., а потом врачом при гимназии, где и оставался до самой смерти, в 1865 г. Зацепин резко выделялся среди своих товарищей талантливыми способностями и большим запасом знания. Он владел многими европейскими языками и оставил ряд оригинальных и переводных трудов по медицине. Кроме того, с 1837 г. З. издавал «Терапевтический журнал», один из первых медицинских органов.

Это сухое биографическое изложение ровным счетом ничего не рассказывает нам о его жизни и мыслях, о том сложном противоречивом труде, которым он был занят всю жизнь. Что это за талантливые способности и оригинальные передовые труды? Дело в том, что Иван Яковлевич был очень большим патриотом и также сильно ненавидел Запад, как любил Россию.

В своей главной книге «Западные европейцы и русские» он подробно излагает свои взгляды и критические соображения. Сама книга в настоящее время находится в полном забвении, ничто не напоминает современникам о ее существовании, хотя голос ее в настоящее время мог бы причудливо подпеть государственной программе противостояния Европе и Америке.

В 1839 году вышла в свет его книга «О болезненных влияниях, господствующих в Германии», на которую Белинский не поскупился написать разгромную рецензию. Впоследствии данная книга вошла в книгу «Западные европейцы и русские», как одна из глав, к ней мы вернемся ниже. Вот, что пишет Белинский о путевых заметках Зацепина по Германии:

Белинский, Виссарион Григорьевич (1811-1848). [Сочинения]. Т. 3. Статьи и рецензии [1839].

Белинский, Виссарион Григорьевич (1811-1848). [Сочинения]. Т. 3. Статьи и рецензии [1839].

Вполне возможно, что именно после этой заметки словосочетание «квасной патриотизм» стало для автора таким болезненным. Хотя, ради справедливости, стоит сказать, что квасу Зацепин отводит весьма почетное место в своей книге.

Что интересно, судя по всему, Зацепину всю жизнь приходилось мириться с насмешками и издевательствами современников, считавших его чуть ли не сумасшедшим. Стоит привести цитату из воспоминаний цензора и богослова Н.П. Гилярова-Платонова, который оставил вполне благоприятный отзыв о Зацепине как о своеобразном Дон-Кихоте своего времени.

Гиляров-Платонов, Никита Петрович (1824-1887). Из&nbsp;пережитого : автобиографические воспоминания / Н.П.&nbsp;<nobr>Гиляров-Платонов</nobr> ; изд. подгот. А.П.&nbsp;Дмитриев, И.Г.&nbsp;Птушкина, Л.В.&nbsp;Дмитриева.&nbsp;— Санкт-Петербург : Наука, 2009-.&nbsp;— 22&nbsp;см.&nbsp;— (Литературные памятники). Т. 2.&nbsp;— с.&nbsp;63

Гиляров-Платонов, Никита Петрович (1824-1887). Из пережитого : автобиографические воспоминания / Н.П. Гиляров-Платонов ; изд. подгот. А.П. Дмитриев, И.Г. Птушкина, Л.В. Дмитриева. — Санкт-Петербург : Наука, 2009-. — 22 см. — (Литературные памятники). Т. 2. — с. 63

Каковы же были рассуждения забытого и замалчиваемого Зацепина? Прочитав его книгу, я был очень удивлен тому, как эта книга написана. В определенном смысле, эта книга может послужить прототипом для любой современной национально-патриотической литературы, начиная от вполне умеренных изданий и заканчивая явно профашистскими. Даже странно, что Зацепина не переиздавали в 90-х годах огромными тиражами!

Книга «Западные европейцы и русские» поделена на две части, первая критическая посвящается генезису и критике западного мира. Вторая раскрывает ложность клеветы на Россию и в опровержение этой лжи показывает нерушимое величие русского народа. Методом исследования автор выбирает достаточно яркую и неоднозначную смесь из богословия и цитирования медицинского журнала «The Lancet».

Ивану Яковлевичу не нравится, что русских называют «татарщиной». В отместку он находит не менее обидное происхождение европейцев. Оказывается, прародителями европейцев были рабы древнего развращенного Рима. А зарождением европейской нации стал бунт Спартака и других «расплодившихся» рабов. Именно из этих рабов, смешавшихся с северными варварскими племенами, происходят европейцы. Рабы римского разврата в прямом и переносном смыслах становятся ни чем иным, как «Каиновым племенем», которому противопоставляется «св. Православие». А от «татарщины» русские получили такие хорошие черты характера как «простоту нравов и живую фантазию». Таким образом, в самом начале книги выстраивается противопоставление аскетичных и нравственно чистых русских и родившихся в грехе европейцев. Именно русский народ, избранный богом, должен противостоять грязи, разврату и омерзительности «Каинова племени».

Выясняется, что западные авторы не только хулят Россию на своих «каиновых» языках, но и не брезгуют русским языком, таким образом, оскверняя всю чистоту речи «новых сынов Божьих». В качестве примера приводится известный труд, запрещенный царской цензурой и неблагоприятно показывающий быт русского духовенства. Книга «врага православной семьи» — И.С. Белюстина «Описание сельскаго духовенства» показывает становление духовенства и полна нелицеприятной правды. Белюстин последовательно доказывает неспособность духовной образовательной системы. Духовное воспитание лишь уродует психику человека, начиная с нечеловеческих условий, в которых обучаются дети и, заканчивая порочным кругом истязаний как душевных, так и телесных. Такая книга естественно была написана, чтобы подорвать авторитет «св. Православия». Вот занимательный пример про замерзших детей:

Беллюстин, Иоанн Степанович (1820-1890).Описание сельскаго духовенства [Текст].&nbsp;— Berlin [etc.] : A. Asher et C° [etc.], 1858.&nbsp;— с.&nbsp;8

Беллюстин, Иоанн Степанович (1820-1890).Описание сельскаго духовенства [Текст]. — Berlin [etc.] : A. Asher et C° [etc.], 1858. — с. 8

Тем не менее, Зацепин воспринимает книгу Белюстина, как личное оскорбление всему русскому народу, который по мнению автора неотделим от «св. Православия»:

В главе «О подозрительном характере настоящей образованности — цивилизации — западной» Зацепин приходит к следующим выводам. Он выстраивает умозаключение, согласно которому Западная цивилизация, в частности, Европейская и Американская цивилизация — это перерождение одной и той же древней цивилизации. Цивилизация в данном случае подразумевает под собой не что иное, как зверя, лишенного всего христианского. Неудивительно, что запад порождает зло, которое переходит от Египта в Грецию и далее в Европу и Америку. Отсюда и все изобретения западного мира — это изобретения зла. В этих умозаключениях мы можем увидеть предчувствие риторики холодной войны.

Размышляя о предназначении цивилизации и роли бога в этом процессе, Зацепин характеризует естественнонаучный подход как безумие:

Видя все зло современного мира в Западной цивилизации, Зацепин развивает претенциозную мысль, наполненную христианской дидактикой, которая то переходит в эсхатологические восклицания, то скатывается до угроз всяким «антихристам».

Разобравшись с теологической стороной своего повествования, Зацепин переходит к фактологической. Вторая глава посвящена «качеству западных европейцев», а именно: их пьянству, обжорству, лютости характера, расслаблению душевных и телесных сил, а также множеству болезней, которыми они страдают. Эти пороки, в которых обычно обвиняют русский народ, по мнению автора, изначально свойственны именно европейцам. Впрочем, Зацепин на этом утверждении не останавливается и идет дальше, утверждая, что эти пороки распространяются по миру и, в частности, в России именно от европейцев.

В разделе, посвященном пьянству, он приводит несколько примеров, характеризующих европейцев как беспробудных пьяниц. В Лондоне множество пьющих женщин, т.н. «жриц Бахуса». В Германии из 1800 самоубийств 1000 совершаются пьяными, ⅘ преступлений совершаются пьяными. В той же Германии пьяниц сотнями запирают в исправительные дома. А в Гамбурге от пьянства ежегодно сходят с ума 150 человек. Пьянство сводит в гроб ⅕ всего населения Европы. В Америке пьянство и вовсе имеет масштабы национального бедствия, что поспособствовало появлению первого антиалкогольного общества в Бостоне. Этим данным Зацепин противопоставляет поклеп на крепких сибирских мужиков, которые по описанию западных авторов в церковные праздники перепиваются до бессознательного состояния.

Но, если в плане пьянства всё в общем-то очевидно, то в плане еды у автора начинаются откровенные галлюцинации. В главе «Обжорство и чревобесие» Зацепин приводит доводы светского человека о том, что запрет на определенные типы пищи — это пустосвятство и суеверие. Автор возражает на это, что есть два стола — стол истинно верующих и стол язычников.

Подчеркивая в очередной раз, что европейская цивилизация — кровь от крови цивилизация богомерзкая и Вавилонская, он приводит особенно омерзительные примеры французской кухни. Цитируя медицинский журнал, он упоминает, как поедание лягушек и улиток, так и неожиданные блюда из замученных кошек и конины. Лошадиная кровь особенно хороша в виде молочного пудинга. Про истязания над кошками во французской культуре более подробно можно почитать в книге Роберта Дарнтона «Великое кошачье побоище и другие эпизоды из истории французской культуры».

В части, посвященной жестокосердию и лютости европейцев, приводится несколько примеров. Начиная с общего описания жестокости в войнах, религиозных гонениях и обыденной жизни, Зацепин приводит примеры невыносимого положения бедных детей в Англии. Особенно ярки примеры пыток в колониях и случай анатомирования заживо преступника, выжившего после повешения.

Совсем небольшая глава посвящена распутству, в которую входит всего два примера. Первый — это описание распутного Парижа, в котором существует 40000 пар, сожительствующих и размножающихся без брака. Второй объясняет о том, что в Лондоне на 60 домов один бордель, а каждая 16-я женщина — распутница. Упоминая проституток, автор переводит слово проститутка как «блядь». Таким образом, выходит, что в Лондоне живут 80000 «блядей».

За распутством следует пример о расслаблении телесных сил. В Англии, оказывается, «весьма большая часть молодых людей» уже в 30-35 лет — импотенты! К этому следует прибавить 21000 сумасшедших! Болеют также европейцы: золотухой, чахоткой, английской болезнью и немочью.

Совсем малая часть уделена венерическим заболеваниям, болезни эти, само собой, признаются иностранными. Мы можем сделать небольшое отступление и привести пример венерических болезней именно как национального бедствия. Так, один журналист, А.С. Панкратов при описании страшного голода 1898 и 1911 годов приводит совершенно ужасные описания распространения венерических болезней в русской глубинке. Его описание хоровода сифилитичек достойно особого пьедестала ужаса в истории русской культуры:

Панкратов, Александр Саввич (1872-1922). Без&nbsp;хлеба : Очерки рус. бедствия : (Голод 1898 и&nbsp;1911-12&nbsp;гг.) / А.С.&nbsp;Панкратов.&nbsp;— Москва : В.П.&nbsp;Португалов, 1913.&nbsp;— с.&nbsp;37

Панкратов, Александр Саввич (1872-1922). Без хлеба : Очерки рус. бедствия : (Голод 1898 и 1911-12 гг.) / А.С. Панкратов. — Москва : В.П. Португалов, 1913. — с. 37

Следующий раздел книги Зацепин посвящает одному из самых главных врагов русских — Германии. Именно эта часть книги вызвала столь нелицеприятную критику Белинского. В ней три основных главы, описывающие климат, нищету и нечистоплотность, которые особенно вредны людям и процветают среди немцев:

— «Частые и почти неизбежные случаи простуды, при климате весьма суровом и непостоянном»

— «Нищета, о какой в нашем благословенном отечестве понятия не имеют»

— «Нечистоплотность в высочайшей степени»

Впрочем, в Нью-Йорке бедняки живут и того хуже бедных немцев!

Описывая современное состояние медицины на Западе, Зацепин подробно разбирает случаи халатности врачей, их глупых предрассудков и корыстолюбия. Вот, например, критика фармакологии.

Доказывая особенную роль русского народа в мировой истории, автор прибегает к малопонятным схемам.

Оказывается, качество русского народа проявляется, в первую очередь, благодаря поговоркам и завещанию Владимира Мономаха. Именно благодаря этим двум факторам, русский народ всегда отличался крепостью тела и твердостью духа.

В питании для русского важны посты, а самой полезной едой оказываются хлеб и квас.

В качестве противопоставления привожу выдержку о вреде для детей хлеба и кваса из книги Г.И. Попова «Русская народно-бытовая медицина».

Попов, Гавриил Иванович (1856-1909). Русская народно-бытовая медицина : По&nbsp;материалам Этногр. бюро кн. В.Н.&nbsp;Тенишева / Д-р мед. Г. Попов.&nbsp;— Санкт-Петербург : тип. А.С.&nbsp;Суворина, 1903.&nbsp;— с.&nbsp;2

Попов, Гавриил Иванович (1856-1909). Русская народно-бытовая медицина : По материалам Этногр. бюро кн. В.Н. Тенишева / Д-р мед. Г. Попов. — Санкт-Петербург : тип. А.С. Суворина, 1903. — с. 2

Пьянство русским совсем не свойственно. Почему? Потому!

Разумные итоги.

В книге Зацепина мы можем проследить самые разные способы и возможности, с одной стороны, критиковать западную цивилизацию, с другой, — хвалить русский мир. Критика Зацепина хотя и остроумна, но переполнена сильными беспочвенными обобщениями, подтасовкой выводов, а местами и откровенным бредом. Так же как восхваление России перестает с самого начала быть адекватным и превращается в фанатичные фантазии автора. Несмотря на это, мне кажется, у этой книги сейчас найдутся как те, кто с удовольствием примет подобный способ описания мира, так и те, кто посмеется над очередным «квасным патриотом». Что же, каждый живет в собственном аду.

______

Michel Klimin

Общество распространения полезных книг

Блог читателя

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma
+5

Author