radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

«Персонифицированный звук» в «Обстоятельствах» Жоржа Апергиса

Nataly Kolesova

Когда стирается грань, разделяющая понятия загородного дома и концертного зала, публики и артиста, исполнительской интерпретации и авторского замысла? — Когда сценическая площадка превращается в уютную гостиную, концертное исполнение оборачивается непринужденной беседой, а повседневные заботы и радости, пристрастия и увлечения, повадки и привычки музыкантов становятся основными структурными элементами нового нотного текста.

Одним из последних сочинений француза с греческими корнями Жоржа Апергиса, созданным по заказу Армина Кюляра для Festival Musiktage Donaueschingen, стало произведение «Situations». Написанное специально для ансамбля Klangforum, оно не только (как всегда) произвело исключительное для новой музыки однозначно положительное впечатление на слушателей, но и застолбило для автора очередную чистую страницу в антологии композиционной техники нашего времени (впрочем, тоже как всегда). Поиски новых структурных приемов и свежих выразительных средств привели Апергиса к очередным экспериментам в области формы, а детерминированность исполнительского состава и богатый опыт совместной работы с участниками премьеры обрекли первоначальную идею моделирования заказного concerto grosso с тщательно прописанными tutti и soli на небытие, подтолкнув композитора к созданию музыки с подчеркнутой и ярко выраженной ролью сольной партии каждого из 23 исполнителей. Здесь только на первый взгляд старые игры в ансамбли солистов, и нафталина нет. В основе пьесы — беспрецедентный метод репродуцирования музыкальной ткани из геномов нейронной сети исполнителей.

Страстное увлечение Апергиса музыкальным театром и кропотливая работа в рамках синтетических проектов с людьми разных творческих профессий открыли композитору знания в области психологии исполнительской интерпретации и слушательского восприятия, логики артистического поведения и принципов смены зрительских чувств. Все это позволило ему вывести законы аудиальной коммуникации и подобрать ключ к слушателю. Изобилие музыкальных красок и множественность композиционных приемов сменились скупостью звукового материала и экономностью выразительных средств. Аскетичность и избирательность стали ключевыми принципами строительства нового корпуса звуков. Как и в предшествующих «Обстоятельствам» Четырех этюдах для оркестра, мировая премьера которых состоялась в Кёльне в исполнении WDR Кельнского симфонического оркестра под управлением близкого по духу Апергису Эмилио Помарико на полмесяца раньше, здесь жестко ограничен материал. Музыкальная ткань, сплетенная словно из миллионов одинаковых узлов, не имеет потенциала контрастных сопоставлений. Смена эпизодов подобна спайке кадров в киноленте, где каждый новый кадр является продолжением все той же пленки. Кинооператор меняет положение, варьирует план, ракурс и фокус, но узор ткани, которую он снимает все тот же. Длина отреза может быть разной — структура едина и неизменна.

В «Обстоятельствах» нет ведущих партий. Сольные и ансамблевые эпизоды отвечают найденному еще в период работы композитора с l’ATEM принципу неирархичности строения. Вес звуковой массы свободно переходит от одного музыканта к другому словно в вакуумном антигравитационном пространстве. Равные среди равных они просто существуют на сцене. Это не полилог, не беседа, это вербальная иллюзия, основанная на мимической имитации. Игру музыкантов можно принять за выступление, они по-прежнему (в рамках традиции) играют по нотам, но на деле они проживают себя. Композитор даровал им полную свободу, закрепив ее в партитуре. Речь не идет об алеаторике, нотный текст предельно подробен. Апергис изменил представление о музыкальном сочинении, воссоздав музыкантов в музыке.

Мировая художественная культура полна примеров музыкальных портретов, оммажей и посвящений. В них много лиц, характеров и настроений. Еще Й.П. Саломон утверждал, что Й. Гайдн всегда сочинял музыку, имея в виду характерные типы человека, а В.В. Медушевский находил выразительные лица ярких женских образов в музыкальных темах Моцарта. Но все эти бесчисленные лики — мнения авторов, выраженные звуками музыки. Апергис нивелировал авторское начало, он стал окном в мир исполнителя, освещенного софитами, но все же остававшегося в тени.

Теперь не музыкант доносит публике замысел творца, а композитор выражает идеи исполнителя — транслирует его мысли, позволяет открыть себя, стать темой своего выступления. Из средства превратиться в цель. Стать центром внимания.

«Обстоятельства» — это жизненные ситуации сквозь объектив скрытой камеры. Торшер, ночник в виде игрушечного мишки, люстра из венецианского стекла, мягкий диван и соломенное кресло-качалка — вокруг каждого музыканта создан свой микромир. Музыка вписана в сценический рельеф, а декор интерьера — в музыку. Но свет освещает не сцену, а звуки. Переход концертного пространства в театральное эфемерен, как эфемерен феномен ансамбля во время концерта. Здесь нет Klangforum, но есть Аннет Бик, Маркус Дойтер, Лорелея Доулинг и еще 20 особ. 23 микромира за нотными пультами растворяются в сотнях микромиров в креслах зрительного зала. Но здесь нет и зрительного зала — это частная собственность, личное пространство. И публики нет — есть только прожитая и проживаемая жизнь.

«Благодаря тому, что каждый рассказал мне о том, как он воспринимает свой инструмент, как его позиционирует, как живет и как чувствует, я узнал их немного лучше. — Говорит Апергис о солистах Klangforum в своем интервью с Эриком Деню за четыре месяца до премьеры. — Я получил ментальные портреты музыкантов, и это помогло мне найти заветную разницу внутри одного и того же материала». По словам композитора «Обстоятельства» — это своего рода древовидное образование, произрастающее отовсюду — от солистов, дуэтов, трио и т. д. Это естественный организм, взращенный без какого-либо форсирования и сублимации. На основе индивидуальных предпочтений прописаны приемы звукоизвлечения, музыкальные интервалы, ритмические формулы… вокальные вставки и декламационные эпизоды. Флориану Мюллеру нравится читать книги, Йонасу Ахонену — рассказывать детские считалки, Вере Фишер — петь… теперь они могут заниматься любимым делом прямо во время концерта. Это особые «Обстоятельства», сложенные композитором по их личным вкусам.

Почти год потребовался Апергису на то, чтобы написать 65 минут музыки. За это время он успел узнать не только то, как выглядят родственники Бенедикта Лейтнера, что перед сном читает Вера Фишер, какое зрение у Ули Фуссенеггера, что ест на завтрак Димитриос Полисоидис и чего боится Йонас Ахонен, но и то как меняются их голоса от настроения, настроения от погоды, а погода от графика гастролей. Композитор провел долгие месяцы в переписке и телефонных разговорах с 23 мало знакомыми прежде ему людьми — разного пола, возраста, противоположных вкусовых предпочтений и различных религиозных убеждений. Он собрал информацию об их привычках, повадках и склонностях, сделав типы их нервных организаций геномами «Обстоятельств». Он довел до абсурдного предела свой девиз «делать музыку из всего», сделав музыкой музыкантов.

Автор: Наталья Колесова

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author