Написать текст

Цензура: за и против

Natalya Kovalchuk 🔥

В каждом из нас живет противоречие. Но мы научились смешивать две противоположности для создания удовлетворяющего нас гибрида. Сложно выделить разные полюса, когда они слились воедино и стали незавершенным целым. Разорвать мысль на две части? Разорвать себя на две части? Эксперимент начинается.
Цензура: за и против.

Против.

Кто-то владеет информацией, а кто-то владеет миром. И вторые стараются заткнуть рот тем, у кого есть информация. Справедлив ли этот искусственный закон? Да плевать на справедливость, потому что она канула в Лету вместе с динозаврами. Свобода слова давно порабощена. И имя поработителя — Цензура. Именно это кровожадное существо впивается в правду клыками и высасывает из нее всю кровь, до тех пор, пока ее тело не падает безжизненно, издавая последний, самый мучительный, выстраданный вздох. Именно цензура обладает самым большим кладбищем захороненных истин.
Молчание безопасно. Или опасно еще в большей степени? Оно порождает спираль молчания, при которой выигрывает меньшинство благодаря добровольному слабохарактерному молчанию, застывшему в глотках большинства.

Думаешь не как все и гордишься этим? Тогда и к тебе придет цензура, со своими жнецами, и уж поверь, они сумеют заставить молчать.

Плюрализм? Где, а? Никто не обращает внимания на обмен глупостями. Но как дело доходит до серьезной информации, идеи, способной повлиять на мир или общественное мнение хоть в малой степени, то цензура, как страж порядка (мнимого и выдуманного) тут как тут.

Зачем она? Видимо кому-то очень невыгодно вольнодумие. И в этом корень проблем современного общества. Мало информированности и мало критического мышления для отсеивания важного/неважного. Если нас пытаются оградить циничной заботой от процесса мышления, то пора подыскивать во Вселенной другую планету для существования, потому что так дальше жить невозможно. Пессимизм ли это? Этот пессимизм давно приобрел статус реализма, в то время, пока в нас пичкали выгодную для кого-то информацию.

Взорвать границы, мыслить вольно, объемно, широко, стереть горизонты и научиться принимать всё, но отсеивать главное — вот какого умения лишает нас цензура. Так нужна ли она нам? Лживая маска, под которой никто не желает добра кому-то кроме себя. Так нужна ли она нам? Та, которая отнимает остатки наших прав. Та, которая, парализует органы распространения идей, нависает над каждым вольнодумцем как разрушающая волна. А мы что? Мы и не сопротивляемся, а если и оказываем сопротивление, то никто об этом не знает… И сами знаете почему.

Кто-то считает, что думает за нас? Или кто-то думает за нас, а считаем по-другому мы? Но я знаю одно: я хочу думать за себя и говорить свободно, выражать мысли и идеи, противоречащие общественным установкам, от которых не могут оторваться, только потому что все так привыкли. Я хочу думать-говорить и гордиться этим, а не ждать, когда волна цензуры смоет меня, как песчаный замок из–за того, что он не может противостоять силе, даже, если и хочет этого всем существом.

За.

Хаотичность мира приобретает статус порядка. Причина кроется во вседозволенности и безнаказанности. А виноват в этом каждый из нас, потому что допускает это. Мы смотрим на вещи, в которых кроется очевидная неправильность и снисходительно позволяем глупостям свершаться. Снисходительность ли — добродетель или она — результат равнодушия? На этот вопрос у меня ответа нет, но я точно знаю, что не хочу, чтобы в мире совершались действия, диктуемые глупостью, на которые я не могу отвечать снисходительностью. Наверное, потому что мне не все равно.

Я не могу мириться с неряшливо выплюнутыми мыслями незрелого разума, убежденного в своей правоте. И самое неприятное в этой ситуации, что ложная правота имеет отклик в обществе. А всё почему? Анализом, синтезом и логической обработкой получаемой информации занимается маленький процент людей. Остальные же, принимают на веру всё, отбрасывая разум и впитывая нелогичные результаты, которые якобы благоприятно скажутся на их жизни.

Каждый как хочет, смешивает слова, исковеркивая настоящее и объективное своим незнанием, агрессией, инфантильностью….да не важно чем! Важно, что калечится реальность, покрытая бредовыми бесформенными обрывками чьих-то мыслей, которые заползают в чужие мозги и начинают пускать там корни.

Кто-то говорит чушь, а я должна слушать? Нет уж, увольте меня от такой участи. Если каждый начнет говорить обо всем, что ему вздумается без всяких табу — это первый шаг к анархии. Потому что, если, общие ценности и идеалы, на которых еще хоть как-то держится трескающийся по швам мир, рухнут, то ничем это хорошим не кончится. Анархия. А я, увы, монархист, не признающий беспредел. В таком мире для меня не будет места. Но следует помнить, что каждый беспредел имеет свою завершенность, свой предел. И хорошо, если он наступит не с вымиранием последнего человека на земле.

Для того, чтобы хоть как-то сохранить китов, на которых держится единство народа и вера хоть в какие-то ориентиры и идеалы существует цензура. Именно она закрывает доступ к свободному перемещению разрушительных идей от человека к человеку. Она удерживает инфекцию, передающуюся воздушно-капельным, печатно-зрительным и риторически-аудиальным путем, которая поражает единство, а в нем — сила.

Рано еще вольнодумию штормить запутанные умы, которые не могут со своими мыслями справиться, не то, что с чужими. Всему свое время.

Сегодня две спорящие между собой части меня думают о цензуре именно так, и никто не знает кто из них победит завтра. Даже я.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Natalya Kovalchuk
Natalya Kovalchuk
Подписаться