radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Notes

«Северный Ветер»: возрадуйся, Ницше!

Nemo

Посвящаю Н. К.


царство мое огромно

и войско мое сильно

я сама бесправна

© Рибике


Слышу хрустальный звон

С неба слетает снег

Словно со всех сторон

Гости спешат ко мне


Но бесконечен путь

Полночь ударит в срок

Боже, хоть кто-нибудь

Переступи порог

© В.М.

И всему-то здесь есть воздаяние

Женщины и их меха — Захер-Мазоху

туманы, особняк, ворон, слабые мужчины и война за горизонтом — Викторианской эпохе и готическому роману, апофеозом которого стала не книга, но фильм “Другие”

железный кружочек на голове, наркотический газ и исправитель носа — стимпанку

разрушение да ветшание дворянских гнёзд — кому угодно от По и Тургенева до Чехова

Прекрасный Вишнёвый сад прорастает сквозь коридоры и двери, ибо рубить-нельзя-помиловать — что, не узнали, что ли?

Кстати, про Чехова

Фильм Литвиновой — это 100% театр, где даже муж и жена, скандаля, делают паузы между репликами, паузы как на репетиции, где каждый заботливо ждёт, пока другой отыграет свою сцену, отыграет, попадая в ноты, и это вычурно, это подчёркнуто, это так и должно быть, потому что этот театр, кажется, стремится вернуться к своим истокам: не показать историю, а рассказать о ней, и рассказать отстранённо

Ницше в своём “Рождении трагедии из Духа музыки” говорит, что Аполлон — это форма, форма, её триумф, это расстояние и порядок. Это видимое искусство, и если угодно, сама Красота в привычном визуальном её понимании

— Да, мне вот так красиво, — говорит Литвинова, и зрителю демонстрируют её профиль, этот холодный идеально-скульптурный профиль, от которого Пракситель пришёл бы в восторг

Спасибо, Рената, нам так тоже красиво

Вслед за профилем в кадре возникают ноги, с которых слетают туфли — фильм вообще фетишистский во всех смыслах этого слова. Он начинается с демонстрации девушек в форме — вроде ничего особенного, но это «ничего особенного» возникает то тут, то там на протяжении всей ленты

Театр Ренаты — это театр Расина, это абсолютно классицистическое умение скрывать Боль. Жан Мориак называл Расина “кристально жестоким” за то, как виртуозно он расправляется с героями (и, особенно, героинями), которые пустили в свою душу страсть и страдание. Ренате, ах, простите, Маргарите чуждо страдание и невестки, и сына, потому что греческим статуям (см. “Лаокоон” Лессинга) была понятна боль (к примеру, от удушения), а не страдание. Поэтому Рена…простите, Маргарита превращает одно в другое, на пару минут становясь (спасибо гримёрам и актёрской игре) горгонейоном Дома

То, что происходит в конце с её сыном — опять отсылка к Викторианской традиции, где мёртвые всегда (рука об руку) идут с любимыми живыми. Сам фамильный тост Дома — “Любить до гроба и после гроба” — туда же

Можно, вероятно, провести параллели с Андерсеном и его “Снежной Королевой” — Зимнее Царство, Белая Женщина, молодой человек, устремлённый к ней

Однако это настолько очевидно, что я, конечно же, воздержусь от этого сравнения

Как и от того, чтобы вспомнить Кибелу с её Аттисом, Венеру/Персефону с Адонисом, Иштар с Думузи и весь этот полк Великих Матерей с их красивыми, но такими невразумительными мальчиками, которые не вознеслись, как Бенедикт, а наоборот

Ну и провокация, конечно. Мне до сих пор непонятно, почему ленту не подняли на вилы феминистки: вот же, главная героиня — типичная мамамальчега, которая убивает невинную женщину (мать своего внука, алё!) за то, что этот самый мальчег своим эмоциональным абьюзом довёл последнюю до края и безумия. На самом деле, это мало того, что провокация, так ещё и добрым девушкам урок — лучше уходи от козла, а то убьёт, не он, так его мать

До финальных минут “Северный Ветер” кажется сказкой, созданной для глаз, не для чувств. Вот красивые женщины, вот их украшения, вот пейзажи, вот Кремль, наконец, смотри, наслаждайся, ни о чём не думай, главное — ни о чём не чувствуй и даже не складывай слово “Вечность”, тебе и так коньки подарят!

Но вот Рената, простите, Маргарита влетает в метро и видит Того, кто не успел к ней, Незрячей, к ней, Ждущей, кто не успел к двенадцатому удару

Поэтому-то её часы всегда били тринадцать

— Но они замирают глаза в глаза, и становится сказка вдруг не о том © А. Д.

P. S. Почему не показали Аду и Сарру? Я должен и дальше воображать этот голубой кошмарный цвет?!

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author

Nemo
Nemo
Follow