Create post
La mia collezione degli articoli

При дверях

Nestor Pilawski 🔥
+16

Одинокий светоч разума вспыхнул на дверях Лубянки. «Это же порча чужого имущества», — сказали порядочные люди. «Пусть в мечети попробует», — сказали православные люди. «Отправьте его с канистрой в США, чтобы там посадили на электрический стул», — сказали грамотные люди. «Гасите здесь всё!» — заорали мундиры голубые. «Отправьте его в психушку!» — отозвался преданный народ. «Это майский ветер 68-го года, занесший в холодную Москву одного из парижских студентов и растерявший всех остальных по дороге десятилетий», — сообщили синоптики. «Это слишком интеллектуально, чтобы быть политикой. Вот если бы он украл из магазинов всю колбасу!» — добавили оппозиционеры. «Русские оппозиционеры — больные мазохисты», — заявили украинские русофобы. «Русофобы — больные мазохисты», — хором ответили русские украинофобы. «Антихрист близ есть при дверех», — вспомнили из Нилуса черносотенцы. «Это я стою у дверей и толку», — поправил Иисус. «А чем вообще дверь-то виновата?», — возмутились защитники мёртвой древесины. Светоч разума затрещал, прошипел что-то неразборчивое и погас.

Первое, что бросается в глаза, когда смотришь на художника Павленского — это его красивое средневековое лицо. Большинство его акций вольно или невольно вызывают ассоциации с самоистязательными практиками религиозных аскетов. Правда, в последнем действе Павленский поджигал не себя, а дверь ФСБ, но всем понятно, что и здесь он как бы испытывает на прочность нервы «инквизиторов», инициативно подкладывая поленья в костёр, на который добровольно взошёл. Надо думать, Павленский, придерживающийся левых взглядов, далек от религии, и, скорее всего, атеист. Но дела это не меняет. Именно христианство привило людям идею о том, что душа и тело по умолчанию, с рождения «сданы» человеку на основе сугубо индивидуального права и под индивидуальную ответственность, и он волен поступать с ними по совести и исходя из «свободы воли». Правда, эта идея на Западе победила по большей части уже с закатом религии, в своем светском издании, но исходила она из христианства. Более того: именно этой идее во многом мы и обязаны закатом религиозности: христианство, жертвенное не только в своих посылах, но и в методе своей исторической реализации, изначально содержало в себе индивидуализм, как яйцо — цыплёнка, который расклёвывает, а затем разламывает свою скорлупу.

В России тело и душа до сих пор глухо и дремуче принадлежат общине, собору, партсобранию, что-соседям-скажут, дяденьке-в-кремле, ещё-кому-нибудь, но только не себе, поэтому Павленского рано или поздно, скорее всего, посадят. Поэтому доморощенные российские искусствоведы после каждой его акции начинают говорить, что Павленский — не художник. Поэтому масс-медиа сообщили после того, как он отрезал себе мочку уха, самое глупое, что можно было сообщить: что Павленский последователь Ван Гога, но только вот ничего не нарисовал, потому, мол, не гениален (читай — один из нас, обычный человек), и уха, стало быть, отрезать права не имел. Поэтому моральная чернь беснуется в коментах под этими сообщениями, на-гора выдавая тонны однообразной дикости. Это нормальное состояние общества с крепостным правом на тело и сознание. Никому невдомёк, что, умей Павленский распрекрасно рисовать-писать-петь-плясать, то делать ему этого ни в коем случае было бы нельзя, поскольку его цель как раз в том и состоит, чтобы, будучи «одним из нас», поднять бунт. Христианские флагеллянты секли себя из смирения, но это смирение было, в принципе, тоже бунтом — против тварного мира грехов и страстей. Святые приносили своё тело на алтарь света, в жертву высшим идеалам. Павленский тоже приносит своё тело в жертву своим высшим идеалам и тоже протестует против мира, полного пороков: несовершенства, черствости, коррупции, насилия. Он делает то, что по-хорошему должен делать Патриарх Кирилл, ну или хотя бы протодиакон Кураев. Не говоря уже о том, что Павленскому никто за это не платит, а патриархам и дьяконам приплачивают за то, чтобы они жертвенно несли высокие идеи в мир сей. С этой точки зрения Павленский, может быть, имеет моральное право отрезать уши разным товарищам с толоконными лбами и позолоченными животами. Но он этого не делает, он не инквизитор, он распоряжается только своим собственным телом, своей собственной свободой, не посягая на чью-либо чужую. И этим вызывает ярость и непонимание у псевдо-христианского крепостного общества куда большие, чем, ежели бы он полоснул по уху какого-нибудь церковного иерарха или прибил к площади мошонку какой-нибудь официальной «совести нации» вроде художника Глазунова. Правда, теперь Павленский поджег чекистские двери, «врата ада» по его собственному определению. Но едва ли этот поступок можно назвать агрессивно-наступательным. Вся фактура в огненной кайме позади фигуры художника — он не портил и не разрушал двери преисподней, в которой и так всегда горит кровавый пламень, а поэтому врата её, конечно, сделаны из жаропрочных материалов: Павленский только приоткрыл эти врата, сделал селфи на фоне инфернального пламени и вызвал на себя ближайший отряд бесов.

Задача художника Павленского — затронуть сердца и всколыхнуть волны говн. Ему всегда удается выполнить её на отлично. Его искусство для этих самых сердец и говн, которые он хочет вести к свету, действительно актуально: они бьются и бурлят. Для тех, кто и так признает свободу индивидуума, а к судьбам сердец-говн гораздо более равнодушен, чем святой наших дней, гуманист Павленский, все его акции будут исчерпываться эстетическим конструктом. Этическим посылом они наполнены, впрочем, для позитивных индивидуалистов, какие, подобно самому художнику, пекутся о разуме, праве и прочем прогрессе для окружающих людей. Закавыка в том, что искусство Павленского внятно тем, кому оно не адресовано, и адресуется тем, кому не внятно. Правда, и своих адресатов оно не оставляет равнодушными. Они бурлят, недоумевают, моргают и бьют копытцем в землю, но не понимают, зачем всё это, ведь им и при инфернальном пламени вполне тепло-уютно, и не нужно никакой светоч разума тут ещё, понимаешь, разжигать…

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma
+16

Author