«Уездные» декабристы

Neta Allas
14:04, 08 июня 2019
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Движение декабристов известно всем как революционное объединение дворян, позволившее себе открытое выступление против царского волюнтаризма и дикостей крепостничества. Каков вклад в это движение уездного дворянства, например Дорогобужского?

Дорогобужский уезд можно смело назвать предвестником Северного и Южного обществ.

Многие дворяне были недовольны противоречивой политикой Павла I. Крестьянам приходилось как всегда еще хуже. В 1797-1798 гг. в Дорогобужском уезде было несколько крупных крестьянских восстаний и мятежей. На их усмирение был послан эскадрон Петербургского драгунского полка.

Что же сделало командование, когда увидело причину этих выступлений: помещичье самодурство, разруху и голод? Командиры полка: П.С. Дехтерев, а затем П.В. Киндяков основали подпольный политический кружок. Так и зародились «Смоленские вольнодумцы». Своей «штаб-квартирой» они выбрали сельцо Котлино, т.к. там жила родственница полковника П.В. Киндякова Мария Ивановна Грибоедова-Розенберг. «Генеральша» Розенберг была родственницей еще двух известных «вольнодумцев»: писателя и дипломата А.С. Грибоедова и А.Н. Радищева — автора знаменитого «Путешествия из Петербурга в Москву». По легенде кто-то в большом роду Грибоедовой-Розенберг гостил в Котлино и привозил с собой черновые материалы произведения, чем оказал неоценимую услугу «Смоленским вольнодумцам». Они по черновикам могли ознакомиться с запрещенным «Путешествием» и обсудить его в своем узком кругу.

Собрание тайного общества

Собрание тайного общества

Мнительный Павел I зорко наблюдал за настроениями в дворянских кругах, в т.ч. и среди уездного дворянства. В июле 1798 года до императора дошли слухи, что в расквартированном в Дорогобуже для усмирения мятежа полку командование само готовит мятеж: шеф драгунского полка генерал-майор П.В. Мещерский доложил, что «у полкового командира полковника Киндякова завелось собрание, состоящее по большей части из молодых и легкомысленных офицеров…»

Своим верноподданным Павел такого «вольнодумства» простить не мог и прислал в город для более детальных донесений инспектора кавалерии фон Линденера. Он смог как настоящий тайный агент втереться в доверие к офицерам и узнать всех участников тайной организации не только в Дорогобуже, но и в соседних Смоленичах (лидером политического кружка был подполковник А.М. Каховский — дядя декабриста П.Г. Каховского). Инспектор составил Павлу I докладную записку, которая сохранилась. Вот что он писал: «Каховскому удалось создать тайную организацию, имевшую штаб-квартиры в имении Смоленичи и в Дорогобужском уезде — в имении Котлино от Дорогобужа в 15 верстах у полковницы Розенбергши, и в такой связи с ними были, что Дехтерева экипаж, бумаги и прочее у себя до сего времени, зная, что в Дорогобуже следствие о них было. Для запечатания бумаг, отряжен с дворянским предводителем той округи инспекционный адъютант Кононов… ". Особо Линденер упомянул в докладной записке и о полковнике П.В. Киндякове: "… проживал в сельце Котлино, у своей тетки, тамошней помещицы Розенбергши. Киндяков устраивал там собрания офицеров с публичным чтением запрещенных книг».

Тем не менее, офицеры не хотели ограничиваться только чтением книг и беседами. П.С. Дехтерев как-то написал П.В. Киндякову: «Что мы живем в одной губернии? На что у нас ружья, на что у нас пушки?» Об этом же свидетельствует и девиз, который избрали для себя «вольнодумцы»: «Брут, ты спишь, а Рим в оковах».

Павел не желал огласки: он приказал прекратить расследование и уничтожить все следственные материалы. Но имевшихся данных хватило для разгрома тайного общества и ареста большинства участников «Смоленских вольнодумцев». Впрочем, свободу они получили в 1801 году при восшествии на престол Александра I. Свержение императора Павла прошло без их участия.

После заграничных походов русской армии 1813-1815 годов народное недовольство вновь возросло. Многие дворяне, увидев жизнь европейцев, захотели благополучия и для своего Отечества.

В Дорогобуже в то время квартировался Лубенский полк, командиром которого был назначен П.Х. Граббе — активный участник Союза спасения, а затем Союза благоденствия.

Здесь он встречался с другими видными декабристами И.Д. Якушкиным и М.А. Фонвизиным (племянником писателя Д.И. Фонвизина).

«Меланхолический» (по утверждению А.С. Пушкина) И.Д. Якушкин сыграл видную роль в движении декабристов. Он был инициатором и вдохновителем декабристов в Смоленском крае, основав Смоленскую управу тайного общества. Иван Дмитриевич Якушкин на практике пытался применить идеи, провозглашавшиеся в Союзе спасения. В 1816 году по дороге в полк он заехал в свое имение Жуково и объявил дяде, который на тот момент управлял небольшим имением, что желает дать вольную всем крепостным. Дядя пожелание племянника не выполнил, так как подумал, что тот просто сошел с ума.

Портрет И.Д. Якушкина

Портрет И.Д. Якушкина

Но И.Д. Якушкина «сумасшедшие» идеи не отпускали, и в 1820 году он решил подробно написать императору о всех притеснениях крестьян в губернии. Только друзья Фонвизин и Граббе при новом обсуждении о созыве съезда в Дорогобуже смогли отговорить его от этой затеи, иначе тайное общество могло быть сразу раскрыто.

Но судьба этих декабристов, как мы знаем, не сложилась удачно. И.Д. Якушкин, как один из самых активных декабристов был отнесен к первому разряду преступников и приговорен к 20-тилетней каторге с последующим поселением в Сибири. М.А. Фонвизин осужден по четвертому разряду и приговорен к каторжным работам на 12 лет, а П.Х. Граббе четыре месяца провел в Динаминдской крепости.

Еще одним «вольнодумцем» был Андрей Иванович Барышников, сын помещика И.И. Барышникова из Алексино, расположенного неподалеку от Дорогобужа. Учась в Москве, он сдружился с Н.В. Басаргиным — будущим декабристом. Под его влиянием А.И. Барышников вступил в Союз благоденствия.

Н.В. Басаргин был осужден по второму разряду на 20 лет каторжных работ (затем наказание сокращено на 10 лет) и переводом на поселение.

А.И. Барышников избежал наказания, т.к. ко времени выступления он уже три года служил в Болгарии в армии главнокомандующего графа П.Х. Витгенштейна.

Тем не менее, он никогда не забывал друга и всегда морально и материально его поддерживал. «Добрый родственник мой, Барышников, доставил мне единовременно 4000 рублей, стал присылать сверх того ежегодно 1000 рублей»,- вспоминал Басаргин.

Сам Андрей Иванович Барышников хоть и не «сошел с ума», как И.Д. Якушкин, но слыл попечителем и меценатом Дорогобужского уездного училища, старался вводить прогрессивные идеи в управлении имением, отпускал крестьян для работы в город.

После возвращения из ссылки в 1857 году Басаргин с семьей некоторое время жил у своего лучшего друга в Алексине: «Дождливая погода нас преследовала, а недостаток с лошадьми на станциях и страшная грязь замедляли наше путешествие. Целых одиннадцать дней мы ехали с небольшим семьсот верст. В Алексине (имение Барышникова) мы приехали прежде него».

Декабристы и их движение стали важной, яркой и запоминающейся вехой в истории развития российского демократизма.

Дорогобужский уезд внес некоторый вклад в движение декабристов. Именно идеи «Смоленских вольнодумцев» вдохновили офицеров продолжать пропагандистскую и просветительскую работу.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки