Пасть собачья и волчья

Nikita Tsitsagi
03:23, 15 августа 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

Закрытые бойцовские турниры проходят каждый год и начинаются с приходом осени, когда собачья шерсть быстрее заживает от ран и порезов. Мы постарались запечатлеть историю одного такого турнира, а также изучить культуру этого закрытого сообщества — его обычаи, законы и правила жизни между боями.

Фотопроект целиком опубликован на сайте Colta

Примечание редакции сигмы: в тексте есть описания жестокого обращения с животными. Мы однозначно выступаем против организации и участия в собачьих боях, которые запрещены законодательством Российской Федерации

Image

Бои волкодавов появились в России в конце 80-х. Когда-то давно этот спорт зародился в Средней Азии, затем стал популярен в Закавказье и на Кавказе, пока наконец не дошел до центральной России. Созданный пастухами с целью научить своих собак защищать стада от волков, в городской среде он трансформировался в нечто другое. В кровавый спорт, в котором благородство и жестокость идут рука об руку. Акгуш, Черный Екимен, Тохмет, Кара-Келе — все имена, не клички. Потомство этих знаменитых чемпионов Средней Азии было нелегально вывезено в Россию незадолго до развала Советского Союза. Прошло несколько лет, и здесь появились свои чемпионы мира.

Первые турниры проходили в пригороде Коломны и Серебряном Бору. В небольшом ринге на окраине леса собак разных пород стравливали между собой. В этом было мало логики, зато много зрелищности. Ведь одни породы всегда проигрывают другим.

Прийти посмотреть на эти схватки мог любой желающий, таким же неразборчивым был и сам состав участников. Но вскоре собачьи бои объявили вне закона, и публичные турниры прекратились. В спорте остались только те, для кого волкодавы стали частью их жизни.


Image
Image
Image



                                Перекличка

Первый тур Чемпионата состоялся в октябре. Неровная деревенская дорога, по которой два раза в день проезжал автобус, вела через лес на закрытую ферму в нескольких часах езды от Москвы. Здесь должен состояться Чемпионат Мира по боям волкодавов. К участию в этом чемпионате допускались только те собаки, у которых уже были победы в серьезных региональных турнирах. Такие турниры проводятся каждый год, начиная с осени, когда животные начинают набирать вес, а их шкура быстрее заживает от ран и порезов. Но раз в год или два проводится один главный турнир, который объединяет титулы всех остальных состязаний и выявляет сильнейшего волкодава в своем весе.

О месте проведения боев я узнал на встрече собаководов, организовавших притравку своих питомцев в волчьем приюте. Если собака будет паниковать перед волком в вольере, то чего от нее ждать в реальной схватке?

— Если хочешь приехать на чемпионат, можешь добраться до этого места. Там все увидишь, — сказал мне участник притравки. Через неделю я выехал из Москвы в сторону ближайшего областного города.

Я добрался до него только к вечеру. Расписание захолустной автостанции, повешенное на стене, показывало всего две отметки. Через час автобус подъехал к зданию и, набрав достаточное количество людей, выехал за черту города. Его кабина долго петляла через лес и пустые села, подпрыгивая на каждой яме, пока наконец один из бесчисленных темных поворотов дороги не открыл нужный мне указатель. Я вышел из автобуса и оказался посреди деревни с разрушенным старым храмом. Где-то далеко в темноте оборвался собачий лай. Небо, казалось, заплыло черной кляксой. Еще несколько километров дороги через лес и в образовавшемся проеме деревьев показались очертания фермы. Вход на территорию был открыт. Кто-то из участников чемпионата уже стоял у входа в здание, греясь у мангала, и громко переговариваясь. Получив ключ от общей комнаты на верхнем этаже, я лег на раскладушку и быстро заснул.

Когда я проснулся, за окном еще толком не рассвело. В воздухе стоял холодный туман. Какие-то люди доставали из «газели» тяжелые напольные весы и тащили их к ангару. Через главные ворота на территорию заезжали все новые и новые черные машины, из их багажников выпускали собак и вели на прогулку в поле, чтобы дать размяться после долгой езды.

Быстро одевшись, я вышел на улицу и направился в сторону ангара, откуда доносились громкий лай и говор людей на разных языках. В одной толпе здесь стояли волкодавщики из Армении и Азербайджана, бойчатники из Румынии, чем-то похожие на цыган, их соперники из России, Молдовы, Украины и Грузии. Прилетел даже кто-то из Китая, Израиля и Ирана. Поучаствовать в чемпионате мира приехал весь костяк движения.



Image
Image
Image









— Участники, мы начинаем взвешивание! — выкрикивает судья. — По очереди подводите своих собак к весам. Говорите кличку, возраст и в каких турнирах участвовали.

Сперва идут легковесы, самые быстрые и выносливые бойцы, затем средневесы и, наконец, тяжеловесы и полутяжеловесы — огромные 70-килограммовые волкодавы, напоминающие медведей. Когда они приближаются к толпе, кто-то инстинктивно отходит на пару метров назад. Тут же начинается перекличка бойцов. Под лязг напольных весов из рук в руки передаются деньги, грамоты и справки участников.

— Эу, Арарат, подходи, ты следующий.

Из припаркованной темной машины выводят черного волкодава с белым крапом. Он тащит за собой хозяина, который с силой оттягивает пса за железный ошейник.

— Как кличка?

— Кандал.

— 72 килограмма, пойдет к тяжам. Какой титул?

— Чемпион Московской области — 2018. Призер Алтая — 2017.

— Хорошо. Следующий.

К весам подходит коренастый мужчина с густой копной черных волос. Хотя на улице холод, на нем только тонкая кожаная куртка. Он ведет за собой спокойного волкодава с косматой бежевой шерстью и широкой грудью.

— 64 килограмма, средневес. Как кличка?

— Монгол, чемпион Москвы и области.

— Хорошо. Сколько лет?

— Пять лет, идет шестой. Деньги я тебе уже отдал.

— Записали. Следующий.

— Отойдите, собака злая на людей! — предупреждает следующий участник.

Толпа расступается, и к весам подводят мускулистого кобеля, больше похожего на питбуля, чем на волкодава. Вся его морда покрыта широкими шрамами.

— Это что, волкодав, что ли? — спрашивает кто-то в толпе.

— И не говори: намешали пород — и теперь выпускают подраться. Ну посмотрим, как он выступит.

Взвешивание продолжается еще около часа, пока наконец судья не объявляет количество получившихся пар. Около 30 будут драться в первый день и более 50 — во второй.

— Брат, ты со своими собаки приехал?

— Неее, мои молодые. Рано пока.

— Но Вы все равно приехали на турнир? — спрашиваю я у него.

— Понимаешь, брат, собаки это такая болезнь… Алкаш по улице с бутылкой бегает, накроман под шприцом сидит или наркотики ищет. А у меня есть собаки. И я от них оторваться никак не могу.

— Участники, бои начинаются через час! — кричит судья. — Все собираемся в ангаре. Будьте готовы, в клетку заходим по очереди.

— Н-даа. сколько собак приехало. Не помнишь, когда последний раз столько было?

— Нет.

— Я тоже.

— Все собаки сильные. Будем драться по пять раундов.

"— Понимаешь, брат, собаки это такая болезнь… Алкаш по улице с бутылкой бегает, наркоман под шприцом спит или наркотики ищет. А у меня есть собаки и я от них оторваться никак не могу"

Правила боев волкодавов просты:

— поражение присуждается за уход от соперника, а также если собака больше не может продолжать схватку;

— поражение присуждается за лай или крик — волкодавы должны драться молча, не подавая голоса. Скулеж, лай, визг означают поражение;

— запрещено наносить секущие волчьи удары, показывать оскал, наносить мелкие укусы без последующего хвата;

— владельцу собаки делается замечание в случае неэтичного поведения в ринге.


Image
Image
Image

                    

                            Первый бой

Просторный ангар быстро заполняется людьми. Рядом со входом у собак проверяют их шерсть и клыки, протирая их выжатым в молоке полотенцем. По правилам турнира нужно убедиться, что в шерсти не спрятано битое стекло или что она не измазана кровью текущей суки или каким-нибудь другим раствором. К рингу уже почти не протолкнуться, зрители обступили его плотным кольцом. Отовсюду доносится оглушительный лай. В опилки, покрытые плевками и окурками, втыкают судейские палки — ими будут разжимать челюсть собак в конце раунда.

Бойцов по одному заводят в клетку. В центр выходит судья:

— Хозяины, приготовьте своих собак!

Закрываются двери клетки. На трибуне становится тише. Все смотрят в сторону ринга, где двух собак начинают медленно подводить друг к другу.

— ПУСКАЙ СОБАК!

Вылетают ошейники, и волкодавы моментально срываются вперед, сцепляясь в прыжке. Одному из них сразу удается схватить соперника за загривок и опрокинуть вниз. Но тот быстро встает и, выгибаясь всем телом, освобождается от захвата. На арене одобрительный гул, слышны выкрики хозяев, поддерживающих своих бойцов. Но волкодавы дерутся молча, не издавая ни звука. Если бои питбулей напоминают боксерский матч, то бои волкодавов — борцовский спарринг.


Image
Image
Image









Через несколько минут первому волкодаву снова удается повалить соперника на землю. Он хватает его за грудь и начинает рвать из стороны в сторону. В зубах остаются куски шерсти. Поверженный волкодав встает, но снова падает. Соперник давит всем телом, крепкая хватка на шее крадет воздух из легких. Вдруг доносится легкий скулеж — судья дает предупредительный сигнал и поднимает палец вверх. Наступает тишина, все прислушиваются к ходу боя. Еще несколько секунд и скулеж повторяется. Теперь все кончено.

— Снимайте собак! — владельцы подбегают, оттаскивают псов, накидывают ремни. — Победил Тахмет! Сдачей в первом раунде!

Звучат громкие аплодисменты. На трибуне звенит свист. Выиграл фаворит — более опытный кобель, победитель многих турниров. В следующем туре ему предстоит встреча с другим соперником, не менее именитым. Из–за разницы в опыте бой продлился недолго. Чем ближе финал, тем дольше длятся бои. Порой они идут в течение часа с короткими перерывами.

Какое качество волкодава в боях ценится больше всего? Может быть, терпячка? Способность драться молча, не издавая ни звука несмотря на раны и боль. Умение переждать проигранные минуты, чтобы победить тогда, когда соперник ослабнет? Выносливость и высокий болевой порог. Эти качества наследуются волкодавом по крови и проявляются с первых же боев. Или не проявляются вовсе.

                          Смерть в клетке

Судья объявляет участников следующего боя. В ринг заходит женщина с молодым кобелем, напротив нее встает мужчина в папахе. Он известен тем, что привозит на турниры сразу несколько псов и выпускает их по очереди. Кто-то из них почти всегда доходит до финала. Берет не качеством, а количеством.

Бойцовские качества волкодавов передаются по крови и проявляются в них с первых боев. Они дерутся молча, не издавая ни звука. Если бои питбулей напоминают боксерский матч, то бои волкодавов — борцовский спарринг.

Судья опускает руку, и начинается бой. Вскоре пес мужчины захватывает инициативу. Сделав удачный захват, он прижимает соперника к забору и начинает медленно сжимать его шею. Ноги кобеля запутываются, и он сваливается, правда, все еще пытаясь вырваться. Тогда соперник перепрыгивает через него и сжимает шею жертвы поудобнее. В обычной ситуации он бы ослабил схватку. Волкодавы славятся своим благородством: если видят, что соперник слабее, предпочитают отпустить его и отойти в сторону. Но этот турнир диктует свои правила.

Изо рта пса валит пар, он не скулит, но уже не может подняться. Весь рот забит опилками.

— Снимай кобеля! Снимай кобеля! — кричит кто-то его хозяйке с трибуны.

Но она, осекшись на долю секунды, продолжает скандировать кличку своей собаки. Несколько напряженных секунд проходят в полной тишине, и вдруг начинает кричать вся трибуна. Судья останавливает бой, помощники забегают в ринг и оттаскивают волкодава победителя. Второй пес остается лежать с вываленным изо рта языком, его сердце учащенно бьется. Люди берут его за лапы и относят к ветеринару, дежурящему у клетки. Рядом собирается толпа.

Ветеринар делает укол и грубый массаж сердца. Он пытается размять лапы, но становится уже поздно. Через несколько секунд пес умирает. Кто-то резко отдергивает меня за руку и запрещает снимать.

— Кровь закипела, — бросает хозяйке мужчина в папахе. — Сердце не выдержало адреналина. Нужно было раньше снять с боя.

Женщина с помощниками направляется в лес и закапывает там погибшую собаку. Затем быстро собирается и уезжает на машине. Никакой таблички не остается. Бои продолжаются.

Image

К концу первого тура становится совсем темно. С опилок, пропахших слюной и потом, снимают ринг и убирают освещение. Я выхожу из опустевшего ангара и иду в сторону главного здания. В темноте у машин кто-то горячо спорит и обсуждает результаты боя. Многие остались недовольны тем, как все прошло. В ринге произошло несколько скандалов, дело почти дошло до драки.

Рядом с машиной на привязи лежит алабай и ест снег, чтобы остудиться. Ветеринар под присмотром хозяина колит ему обезболивающее:

— С этого хватит, с ухом порядок, через неделю следа не останется.

Алабая поднимают и уводят в машину. Снег на его месте остается красным.

В главном здании тем временем начинается банкет. Играет музыка, к столам подносят еду и вино. Участники делятся последними новостями и слухами: у кого-то на Кавказе волки ночью загрызли овцу, у другого собаки защитили овчарню, кто-то получил потомство от породистой суки и хвастается теперь щенками на фото. Снова разгорелся спор о том, кто победит в честной схватке: волкодав или волк. Вскоре почетных гостей чемпионата, которые участвуют в боях уже больше 20 лет, просят выйти в центр и сказать пару слов.

Пока продолжается отдых, я прохожу через кладовую и попадаю в длинный плохо освещенный коридор, затем еще несколько дверей и попадаю в конюшню. Здесь в темноте конных стойл ночуют собаки. В воздухе пахнет навозом, сеном и лошадьми. Я медленно прохожу между вальерами и заглядываю внутрь. В дальнем углу на соломе спит волкодав. Кажется, он дрался в начале в тяжелом весе. На двери подписано- «Спартак», номер владельца. Вдруг сзади на решетку с рыком бросается другой волкодав. Поднимается шум. Тяжеловес продолжает спать, не пошевельнувшись. Из глубины коридора появляется охранник:

— Сюда никому нельзя, кроме хозяев, — говорит он мне и спроваживает обратно в коридор


Image
Image
Image



                             Родина волкодавов

Второй тур чемпионата состоялся в декабре. Но на очередные бои я решил не ехать. От непрекращающегося лая, визга и слюней становилось тошно. Вместо этого я отправился в закрытый питомник волкодавов, находящийся недалеко от Москвы. Его хозяин Бяшим (имя изменено) когда-то приехал из Туркменистана, чтобы разводить здесь своих собак. Род волкодавов, бегающих по его двору, восходит еще к среднеазиатским бойцам-чемпионам. Их потомки теперь участвуют в боях в России.

Меня интересовало, как воспитывают волкодавов и какой жизнью они живут вне ринга. Я узнал, что к разведению этой породы в России и Средней Азии относятся совершенно по-разному.

У входа меня встретил молодой парень Тимур — помощник Бяшима. Он родился в Узбекистане и еще будучи ребенком, как и многие другие молодые ребята, наблюдал за боями волкодавов. На родине этой породы бои проходят по-другому. Там пастухи избегают длинных схваток и не культивируют у своих собак притупленный болевой порог. Животные дерутся естественно и быстро, как при встрече с волками. Пастухи, глядя на ход боя, определяют, чьи качества им понравились больше всего, и решают, кого им оставить для разведения потомства, а кого — нет.

— Мы стараемся не ездить на эти турниры. Посмотри, какие собаки там выступают. В них перемешано столько пород. Они дерутся по пять раундов и не чувствуют боли. Разве это нормально?! Скажи мне, если волкодав встретит волка в пустыне, разве он будет с ним обниматься по полчаса? Он либо сразу его разорвет, либо уйдет, чтобы остаться в живых — рассказал Тимур.

На родине алабаев собачьи бои проходят по-другому. Там пастухи избегают длинных схваток и не культивируют у своих собак притупленный болевой порог. Животные дерутся естественно и быстро, как при встрече с волками. Пастухи, глядя на ход боя, определяют, чьи качества им понравились больше всего

Те псы, которые бьются за титулы на турнирах, воспитываются не для пастушьей работы. Они воспитываются лишь для боев.

— Это не наш путь, — объяснил Тимур. — Мы не держим наших собак в клетке, и они не боятся людей. Поднеси к ним руку — и они дадут себя погладить. Но если кто-то прямо сейчас нападет на тебя или меня — этот алабай встанет грудью на нашу защиту и никого не пропустит.

Это то, как воспитывают алабаев в Средней Азии.

И все же иногда Бяшим тоже выставляет своих питомцев на турниры, но делает это очень редко. Только когда нужно проверить их бойцовские качества. Но они почти никогда не вызывают сомнений.


Image

                                    Финал

Финал чемпионата мира был намечен на конец весны 2021-го. После череды тяжелых поединков и скандалов драться за высший титул предстояло нескольким бойцам в каждой весовой категории. Все ждали финальной схватки между Монголом и Синдбадом. Оба они были сильными и опытными бойцами, не умеющими проигрывать схватки. В назначенное время я вновь оказался на той же ферме под Москвой.

— Крепкая грудь и дерется хорошо, но спина слабая, — объясняет мне зритель. — Посмотри на его неправильные задние ноги, и спина к хвосту низко идет. Монгол на выносливости выигрывает. Ждет, пока соперник выдохнется, а потом пережимает. У него и дед был таким. Я еще застал его поединки. Терпел любые укусы, а потом переворачивал бой и выигрывал.

— На кого бы поставили?

— На него. Он и выиграет, думаю. Но это неправильно. Станет чемпионом, все начнут с ним вязаться. А у волкодава не должно быть такой спины и костяка такого не должно быть. И драться он должен по-другому. Вон, выходят, смотри.

В дальнем углу ринга уже стоит Монгол. Из его косматой шерсти горит непроницаемый спокойный взгляд. Затем на ринг заводят Синдбада — статного, красивого, высокого и хорошо сложенного кобеля с короткой бежевой шерстью. За последние два года он успел одолеть серьезных бойцов и стать чемпионом в нескольких турнирах. Он умный, опытный, умеет работать в бою по всем частям тела соперника. Особенно любит кусать лапы. И если начнет давить, то уже не отпустит.

Пока организаторы выдают в микрофон последнюю речь перед боем, Синдбад спокойно смотрит на соперника.

Хозяева собак подходят к центру и обмениваются рукопожатием, желают друг другу удачи. Зрители и боковые судьи молча ждут начала боя.

— Пускай!

Синдбад кидается вперед, и Монгол встречает его в прыжке. Ухватившись за шеи друг друга, они начинают быстро вращаться по кругу. Несколько минут яростной схватки — и Синдбад валит Монгола на землю, но тот, умело защитившись задними лапами, отталкивает морду соперника, подскакивает и встает. Так повторяется несколько раз, пока не становится очевидно, что Синдбад физически сильнее своего противника, а из–за длины корпуса его тяжелее валить и удерживать на земле.

В конце раунда Синдбад перекусывает бедро Монгола и начинает рвать его мощными челюстями. С каким-то отчаянным упорством Монгол кусает его в ответ и удерживает хватом, пока ему не удается вывернуться и подняться на землю. Теперь всем замечают, как сильно он начал хромать

Image

Следующие раунды инициатива постоянно переходит от одного волкодава к другому. В какой-то момент Симбад начинается теряться. Он не понимает, что еще он должен сделать, чтобы победить в этом бою. Он валит Монгола, кусает его и душит на земле, но тот снова встает и делает с ним тоже самое.

Перерыв до следующего раунда. Хозяева разводят своих питомцев по углам и растирают холодный снег об их грудь. Бежевая шерсть почернела от земли и опилок, на шкуре зияют следы от укусов. После хвата Монгола из носа Синбада течет кровь.

— Давай, Монгол… Ох, давай, Монгол… Ох, давай, Монгол… Ох, давай… — тихо шепчет хозяин Монгола ему на ухо, разглаживая шерсть.

Через 5 минут судья дает отмашку. Следующий раунд. Собак отпускают. Они медленно подходят друг к другу. В последний момент кто-то из них бросается вперед, и они вновь сворачиваются в грязный шерстяной клубок. Один хватает другого за шею, каждый из них еще пытается победить. Проходит несколько неясных минут борьбы и вдруг раздается приглушенный голос… Затем опять… И опять.

Три пальца судьи поднимаются вверх. Хозяин Симбада радостно кричит и поднимает на руки своего питомца. Бой закончился.

             Послесловие: законы и традиции

В 2018 году Госдума приняла новый закон «Об ответственном обращении с животными». Организация притравок и собачьи бои оказались под запретом. Формулировки закона не менялись с 2011 года, и любые бои с участием животных находились где-то в серой зоне права. Иногда полиция приезжала и накрывала какой-нибудь турнир, но так происходило редко. А привлечь к ответственности кого-то было почти невозможно. Может быть, тут занимаются притравкой? А это зоотехническое мероприятие.

После принятия нового закона участники собачьих боев насторожились. Стало опасно выкладывать в интернет кадры или видео боев, вести трансляции. Буквально через месяц должен был состояться крупный турнир в Казани, и многие раздумывали, как поведут себя власти и стоит ли туда ехать.

Азарт в итоге победил осторожность. Было решено организовать бои на окраине города, подальше от посторонних глаз. Но через несколько часов после начала турнира к лесу подъехали полицейские машины и перегородили все выезды на трассу. Участников стали задерживать. Местный депутат, приехавший как зритель, поспешно завернулся в шарф, сел в свой джип с тонированными стеклами и уехал. Кому-то удалось уйти по тропам через лес.

Image

Создалось ощущение, что облава не произошла случайно, а была показательной. Так оно или нет, но уже через месяц стартовал новый сезон. Однако теперь в интернете все стали вести себя еще осторожнее.

К слову, среди любителей собачьих боев много как представителей закона, так и, наоборот, людей, связанных с криминалом. Споров на этой почве обычно не возникает, ведь на первом месте всегда стоит страсть к волкодавам. А во всем остальном — ринг всех рассудит.

Что привлекает людей в нелегальных собачьих боях? Азарт и деньги. У посторонних такие соревнования часто ассоциируются со ставками. Но на деле за победы редко полагаются существенные призы, а подготовка к турнирам отнимает много времени и усилий. Тренировать собак начинают за полтора месяца: бег, сгонка лишнего веса, правильное питание. Огромное значение играет и психологическая подготовка. Собака должна хорошо чувствовать своего хозяина в бою. А главное — обладать бойцовским интеллектом. Только тогда у нее есть шанс на победу.


Image
Image
Image









За чемпионский титул своего волкодава хозяин может получить достойную награду: автомобиль, дорогую технику или просто крупную сумму. Но еще важнее возросший авторитет внутри движения. К победителям выстраивается очередь из тех, кто хочет вязать сук с сильным кобелем для получения перспективного потомства.

А еще есть Китай. Там собачьи бои пользуются огромной популярностью и почти никак не контролируются законом. Состоятельные китайские бизнесмены с радостью покупают готовых чемпионов в России и других странах, а затем увозят их к себе на родину. Для этого они даже отправляют на турниры специальных людей, которые высматривают лучших псов. Особенно ценятся тяжеловесы. В Китае нет популярнее боя, чем схватка двух тяжеловесов. Поэтому за победителей чемпионата мира китайцы выкладывают десятки тысяч долларов.

Вот только в Поднебесной бои идут почти без правил. В одной клетке травят всех собак без разбора — шарпеев с волкодавами, дворняг с питбулями, буллибаев с догами. Схватка продолжается до тех пор, пока окончательно не определится победитель. После нескольких кровавых драк чемпион «сгорает» и становится больше не нужен.

Image
Image
Image
Image
Image
Image
Image
Image
Image


Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки