Зимние яблоки

Варя Добросёлова
16:14, 30 июля 2019
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
René Magritte - Les Pommes Masquées

René Magritte - Les Pommes Masquées

Она бы­ла оча­рова­тель­на — ми­лый-ми­лый ры­жик. Ро­зовые щё­ки, свет­лые рес­ни­цы и го­лубые гла­за, гля­дящие на ме­ня вос­хи­щён­но. По­чему она ко мне так доб­ра? Я по­дума­ла, что это мой шанс про­вес­ти Но­вый год нор­маль­но, как в да­лёком бе­зоб­лачном детс­тве, по­это­му взя­ла про­тяну­тую мне ру­ку, и мы пош­ли к ней до­мой. Её ро­дите­ли на­кор­ми­ли ме­ня, отог­ре­ли, выс­про­сили под­робнос­ти о жиз­ни, ка­кие мо­гут ин­те­ресо­вать толь­ко ро­дите­лей: кто мои ма­ма и па­па, кем ра­бота­ют, кем я хо­чу стать, ког­да вы­рас­ту — и я от­ве­чала, как об­разцо­вая уче­ница: да-да, та­кие-то и та­кие-то, хо­чу стать вы­да­ющим­ся вра­чом-кос­мо­нав­том, най­ти ле­карс­тво от ра­ка и стать пер­вой жен­щи­ной, сту­пив­шей на Марс. Я сва­лилась им как снег на го­лову, от ме­ня пах­ло вод­кой и ман­да­рина­ми, но оку­тан­ные ми­шурой праз­дни­ка они бы­ли бес­ко­неч­но ми­лы.

По те­леви­зору по­казы­вали пов­тор «Пес­ни го­да», муж­чи­ны с уса­ми приг­ла­шали дам. Я приг­ла­сила Олю. Я уме­ла и по-дру­гому, но та­нец в при­сутс­твии ро­дите­лей мог быть толь­ко тан­цем ма­лень­ких де­вочек. Не­вин­ное пе­реп­ле­тение паль­цев, шаг впе­ред, шаг на­зад, кру­жение пар­тнёр­ши, нак­лон. Оли­ны па­па и ма­ма и их друзья с уса­ми и жем­чужны­ми се­рёж­ка­ми под­ра­жа­ют нам — ка­жет­ся, нет воз­раста не­вин­нее, чем воз­раст взрос­лых ро­дите­лей. Кто-то вык­лю­ча­ет свет, ми­га­ет те­леви­зор, го­рит гир­лянда на ёл­ке, но быс­трая ме­лодия раз­би­ва­ет па­ры.

 — Я-яб­ло­ки на сне­гу… Яб­ло­ки на сне­гу-у! — по­ёт Олин па­па, пе­рес­ту­пая с но­ги на но­гу и пот­ря­сая пе­ред грудью ку­лака­ми. — Ты им ещё по­мо-ожешь, я уже не-е мо­гу!

Оля сме­ёт­ся и уво­дит ме­ня в дру­гую ком­на­ту.

Ког­да она улы­ба­ет­ся, угол­ки губ при­под­ни­ма­ют и ок­ругля­ют щё­ки. Воз­ле глаз по­яв­ля­ют­ся смеш­ли­вые мор­щинки. Она си­дит на кро­вати, я — воз­ле её ног на по­лу и что-то го­ворю.

 — Я та­кая ду­ра, ты во мне ра­зоча­ру­ешь­ся, — обыч­ный мой пь­яный трёп.

 — Мы не мо­жем знать об этом на­вер­ня­ка, — она улы­ба­ет­ся. — Мо­жет быть, ты ра­зоча­ру­ешь­ся во мне ещё рань­ше.

 — В те­бе? — я под­ви­га­юсь. — Не-е-ет, ты что? Ты же со-ол­нышко!

 — Как знать, — она смот­рит на ме­ня свер­ху вниз. — У ме­ня есть один страш­ный сек­рет, — го­ворит шё­потом: — Хо­чешь знать в чём де­ло?

 — Ко­неч­но.

Она от­ки­дыва­ет во­лосы на спи­ну и нак­ло­ня­ет­ся впе­рёд.

 — Де­ло в том, что каж­дую но­вогод­нюю ночь…

Я хи­хикаю. Она про­тяги­ва­ет ру­ку с сог­ну­тыми паль­ца­ми и ца­рапа­ет воз­дух.

 — Я прев­ра­ща­юсь… — мы хи­хика­ем вмес­те, пы­та­ясь сдер­жать го­лос, —…прев­ра­ща­юсь в очень страш­ное… на­секо­мое!

Я хо­хочу, а она тол­ка­ет ме­ня на спи­ну и на­виса­ет на­до мной смеш­но выс­та­вив пе­ред­нюю че­люсть впе­рёд.

 — Я те­бя уку­шу, и ты ста­нешь мо­ей ра­бой! — её во­лосы ще­кочут мне шею, од­ним дви­жени­ем она пе­реб­ра­сыва­ет их на дру­гое пле­чо и нак­ло­ня­ет­ся. Я сме­юсь, бры­ка­юсь, слов­но ме­ня ще­кочут, и вдруг за­мираю, гля­дя ей гла­за.

 — Ты не хо­чешь ещё шам­пан­ско­го? — она вста­ёт. — Я при­несу, ес­ли ос­та­лось. — И ухо­дит.

 — Я-яб­ло­ки на сне­гу! — до­носит­ся из рас­кры­той две­ри. — Яб­ло­ки на сне­гу!

12 января 2017

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File