Приложение к выставке Пещеры Герцлии. Грот Диониса. Эссе.

Новое Еврейское Искусство
16:54, 14 мая 2019
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Image

Анонимность и всеобщность движения породит войну. Война породит свободу. Свобода породит союз. Союз воспоет нас.

НЕИ

Новое Еврейское Искусство — организация основанная в январе 2017 года на территории Украины.

Перед вами записка-эссе одного из участников движения, написанная после пребывания в сакральной пещере, где отцам-основателям были переданы тайные знания.


Грот Диониса

Часть первая. Последний предел

Большое пространство, забитое автобусами. Они стоят хаотично. Тут совсем нет песка и даже запаха моря. В городе уже никого не осталось, последний предел достигнут. Патриархи умерли так и не передав власть. Мы не нашли в себе сил ее присвоить, мы испугались и уехали. Кто? Куда?

Берлин, Варшава, Натания, Гент….

Последнее поколение проводило много времени на берегу. Пили, теряли в песке документы, в приступах страха голыми ныряли в море. А потом пришли жернова свободы, которые вытеснили их детей на кромку моря. Заняв весь пляж своими подстилками, настроив строения на склонах, на берегу, на воде. Нам ничего не осталось, только стоять на краю.

С детских лет — не скрою!

Так любимый мною город мой!

Звонкие арыки, древние чинары

Гордые,

Льётся, как тропинка, речка Душанбинка

Горная,

В ней звенит эхо всех долин,

Где тюльпаны нежно цветут.

Схема Пещер, наложенная на план захвата Арсенальной горки. Протяжённость главного «Центрального» маршрута – 1300 м, средн

Схема Пещер, наложенная на план захвата Арсенальной горки. Протяжённость главного «Центрального» маршрута – 1300 м, среднее время прохождения – 46 часов.


Мне очень хочется противопоставить себя традиции Одесского концептуализма, но я не могу порвать с прошлым, которое меня сформировало, так же и не могу отделить себя от настоящего, в котором живу. Но моё неведение о том, как они молились, ставит большую преграду к проникновению в интимную сферу их религиозной жизни, и поэтому некоторые глубины души одесского концептуализма остаются для меня навеки недостижимы.

Где находиться край в моем городе? Как найти границу? Как перестать считать краем море?

Море уже давно для меня не край, скорее это место куда невозможно попасть, материя, которую невозможно больше увидеть, потрогать. У моря есть только иллюзорная форма, для нас иллюзорная. Отсутствие формы моря меня очень пугает. Мне страшно.

Формализм. Был ли он вообще в этих краях? Или форма здесь никогда не могла существовать без слова. Или слова это и есть наша форма.

Улица Костанди.

Загазованная, зеленая, наполненная плачам маршрутки Богдан, нелепыми домами, много проводов и еще больше ям.

Мне нужно опуститься вниз, чтобы отыскать этот грот. Он точно находиться там, в склонах Большого фонтана. Отыскать ворота, пещеру, которая переносила их вместо для мистерий. Место, где однажды их посвятили, дали им силу, создавать. Моя задача провести антропологическое расследование, а потом взять веник и подмести пустоту, разложить все по своим местам и тихо сдать город.

Я стою один, передо мной большая площадь, когда-то она была забита некрасивыми автобусами. Теперь здесь пусто. Все уехали, Я стою под звук уезжающего последнего автобуса, моя миссия провожать, а потом подметать остатки пыли. Я с этим отлично справляюсь.

Я спускаюсь все ниже и ниже, я уже вижу груды ракушняка. Там грот Диониса, я смогу в него попасть, я чувствую, как все указывает на это. Я начинаю ползти по горе, я найду декорацию, смогу уловить символ коллективного творческого порыва.

Я почувствовал сырую теплоту застоявшегося воздуха и очутились перед естественной каменной стеной

необыкновенной высоты. Можно было подумать, что это навсегда окаменевший

гладкий серый водопад, неподвижно свергающийся откуда-то с высот

безоблачного сицилийского неба. В этот миг мне показалось, что я уже

когда-то видел эту серую стену или, по крайней мере, слышал о ней…

Но где? Когда?

Передо мной был Грот Диониса.

Я вошел в естественный вход в пещеру, тянуло холодом. Бирюзовый пол, декадентские формы камня, я почувствовал, что отсюда мне нет возврата…нет возврата!

В голове начал звучать стих:

Там, где выступ холодный и серый

Водопадом свергается вниз,

Я кричу у безмолвной пещеры:

«Дионис! Дионис! Дионис!»

Утомясь после долгой охоты,

Запылив свой пурпурный наряд,

Он ушел в бирюзовые гроты

Выжимать золотой виноград…

Дионис! На щите золоченом

Блеклых змей голубая борьба.

И рыдает разорванным стоном

Устремленная в небо труба…

Бетонный макет входа в одну из пещер.

Бетонный макет входа в одну из пещер.

Часть вторая. Пещеры Герцлии

Выше, выше на Герцлию. Случайная остановка, сделанная наугад. Расчет. Пришло время. Сухой расчет. Предтеча старого мира, одичалый автобус. Мимо Офаким, Урим, Цеэлим, Мивтахим, Вевивим, Тилалим. Горный автобус устойчивый перед каменным характером гор. Нам нельзя останавливаться. Они слили Гену, они ворвались в мой дом, сорвали игрушки с моей елки, увидели, как все обстоит. В пакгаузах пустых нет пищи крысам. Им больше ничего у меня не забрать. Одинокие путники, совсем незнакомые с моей армии. Вместе, мы устремим взгляд наверх, нам нужно быть выше. Мимо Кирьят-Малахи через Бней Реем, обогнув Гедеру мы опустили свои воспаленные ноги на землю, нам нужно всего лишь попасть в порт, намочить свои ступни. В этом порту много кораблей, самолетов и большой караван, набитый парчой и слоновой костью, идет навстречу судьбе нашего народа. Три грека: Янаки, Ставраки и Папа Сатырос устремили свое желание двигаться дальше. Мы заберем собой русского физика, спасем его от жадных рук Цфата. Он сможет разбить нам лагерь, полный палаток и хлеба. Мы откажем, потому что нам нужны Пещеры. Мы там заночуем, а на утро с первым лучом покинем их, не захотев там остаться. Горе нам! Горе! Нас охватила тоска по бессарабской степи.

Высадка зеленой армии. Операция "захват Акведука"

Высадка зеленой армии. Операция "захват Акведука"

Ты захотел остаться в Герцлийских пещерах, ты не стал морем. Твои жилы, они надуваются от гнева. Ты не познал эту землю, захотел обратно к холмам, устал от бремени, которое возложил на тебя наш народ. Предал наши кипарисы. Беги, может ты успеешь и наши отряды тебя не догонят. Храбрые воины в зеленых беретах. Черная шпага «Звезда Каира» выйдет из ножен и сделает сокрушительный удар. Беги безумный Армян. Тебе не познать тайны Герцлийских пещер. Мы гоним тебе, потому что ты осквернил наш чертог. Дал разлиться яду в этой пылкой земле.

Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.

Блаженны плачущие, ибо они утешатся.

Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостию, и всем разумением твоим.

И жить тебе хлебом одним, и не осушить тебе ни один бокал. Растопчу я тебя, как топчет народ, незваный ты гость. Уходи! Уходи!

Мимо Бней — Брака, Рамат Гана, Рамат — ха- Шарона на улицу Ахи Дакар. Стой у красной вывески на коленях, перед красным фонарем, фарфоровым фонарем, полусгнившим фонарем.

И на пепел сожженного нарда,

Опьяненный, я падаю ниц:

Надо мной голова леопарда,

Золотого вождя колесниц!…

Забетонированный кусочек текста в окружении.

Забетонированный кусочек текста в окружении.

Антресоль захламленной квартиры, традиционная скатерть и унылый темный двор за окнами. Необъяснимо.

Тебе больше не вернуться в Пещеры Герцлии.


Гарри Краевец

Одесса, Апрель 2019

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки