Написать текст
Refnews.ru

«Девушка из Дании»: трансгендерами не рождаются

Оксана Куропаткина 🔥
+1

Недавно вышедший фильм точно описывает глубокие эмоциональные и психологические проблемы, которые переживают трансгендеры, однако он не показывает реальность жизни после операции по смене пола и необходимость лечения сопутствующих психических расстройств.

Временами мне казалось, что я застрял в нескончаемом самодеятельном спектакле. Когда же закончатся предсказуемые реплики?

Фильм «Девушка из Дании» напичкан воздушными, слащавыми сантиментами, которые должны убедить «гомофобных» или «трансофобных» гетеросексуалов, что болезненные извилины и повороты в жизни трансгендера — это здоровая и мужественная борьба за то, чтобы принять свою истинную сущность. Фильм переполнен избитыми утверждениями ЛГБТ-активистов. В ключевом моменте главный персонаж восклицает: «Наконец-то я стала тем, кто я есть».

«Девушка из Дании» снята по одноименному роману Дэвида Ебершоффа (David Ebershoff), режиссером фильма стал Том Хупер (Tom Hooper); он рассказывает историю Лилли Элбе (Lilli Elbe), одной из первых известных личностей, сделавших операцию по смене пола. В фильме снимается Эдди Редмейн (Eddie Redmayne) в роли Эйнара Вегенера/Лилли Элбе (Einar Wegener/Lilli Elbe), женщины-трансгендера. Алисия Викандер (Alicia Vikander) выступает в роли Герды, его преданной жены, которая очень любит своего мужа и остаётся верной ему во все годы его движения по наклонной.

Хотя актёры хорошо исполнили свои роли, фильм в конечном итоге представляет собой нечто большее, чем просто инструмент ЛГБТ-сообщества. Трансгендеры действительно страдают. Однако фильм не показывает, что слишком часто пациенты-трансгендеры продолжают страдать даже после операции, потому что их психологические проблемы остаются без решения. Я знаю это из первых рук, потому что я тоже был женщиной-трансгендером и я сожалею о том, что сделал операцию по смене пола.

Сюжет

Фильм начинается в Дании в 1920-х годах. Когда мы впервые встречаем Эйнара, он являет собой образ мужа, талантливого пейзажиста, добившегося определённого успеха в мире художников. Он не проявляет никаких заметных гендерных странностей в поведении или гомосексуальных наклонностей. Герда тоже художник — привлекательная женщина, любящая своего мужа, но не получившая признания в профессии. Они представляют собой обычную влюблённую пару.

Все начинает меняться, когда Герде вдруг понадобилась женщина-модель, чтобы закончить картину. Герда просит Эйнара помочь ей, позируя в качестве женщины. Очевидно, Эйнар это делает впервые: ему нужна помощь жены, чтобы надеть мягкие нейлоновые чулки. Он надевает шелковые, маленькие по размеру женские сандалии и принимает женственную позу для картины. Он помогает с неохотой, хотя и поддается на уговоры Герды. Они превращают это в обычную игру, которая заходит слишком далеко.

Герду охватывает возбуждение от того, как Эйнар позирует в роли женщины. Она поощряет новоиспечённую женщину, которую она в шутку называет Лилли, быть милой и красивой. Герда обнаруживает в себе скрытую доселе художественную страсть, рисуя его, а он, в свою очередь, заворожен рисунками себя в роли женщины. Механизм запущен. Это не транссексуализм, а сексуальный фетиш, направляемый энергией и воодушевлением от поощрений Герды. Эйнар тайком начинает заниматься переодеванием, чтобы исследовать свою сексуальную привлекательность в то время, когда он одевается в мягкие шелковые ткани.

Медицинский термин, описывающий поведение Эйнара, мужчины, которого сексуально возбуждает идея быть или становиться женщиной, называется «аутогинефилия». Эйнар меняет свою супружескую любовь к жене на эгоистическую любовью к своему образу в зеркале и на рисунках.

Игра в роль женщины переходит на новый уровень, когда Герда просит своего мужа сопровождать её на выставку, переодетым в женщину. Герда надевает на Эйнара парик, наносит ему макияж, выбирает одежду и инструктирует его как ходить и вести себя в роли женщины. На вечеринке она приходит в восторг от того, что использует маскировку Эйнара, чтобы одурачить своих знакомых, до тех пор пока не застает его за романтическим поцелуем с гомосексуалом. Лилли выбегает за ворота, подпрыгивая от радости, а Герда наконец замечает, что она натворила.

Герда не уверена, что делать с Лилли, чьи нежелательные и неожиданные выходы в общество становятся все более частыми. Она обращается к другу детства своего мужа, с которым тот потерял контакт. Когда она говорит Эйнару, что тот хочет с ним встретиться, Эйнар рассказывает ей о давно забытом случае из молодости, когда этот друг поцеловал его, потому что он был «такой хорошенький».

Фильм неуклонно приближается к финалу, показывая пошаговое рождение Лилли и полное исчезновение Эйнара, а также метания, одиночество и разочарование его покинутой жены, горюющей от потери мужчины, который когда-то был ее мужем. Наблюдая за метаниями жены, я вспомнил другой фильм, «Игры разума», в котором жена беспомощно наблюдает, как её муж все больше и больше растворяется в психическом заболевании.

Параллели с моей жизнью

Опыт моего раннего детства пробудил во мне те же желания, которые появились у Эйнара. В его варианте на его дальнейшую жизнь повлиял случай из детства, когда друг поцеловал его, потому что он выглядел «очень хорошеньким». В моём случае у меня была бабушка, которая, начиная с четырех лет, тайком наряжала меня девочкой. Она шила мне специальные платья и говорила, какой я хорошенький, когда я устраивал для неё «показ».

Подобно Эйнару я женился и жил как нормальный мужчина. Также как и он, я тайком носил женскую одежду и в конечном итоге начал в открытую наряжаться женщиной. Я тоже чувствовал от этого прилив энергии. Через какое-то время моё желание быть женщиной возросло, и я почувствовал, что у меня нет другого выбора, кроме как превратиться в Лауру (имя моей женской личности), чтобы «быть тем, кто я есть». Подобно Лилли, я хотел убить свою мужскую сущность, чтобы Лаура могла жить. Вот почему я прошёл полную хирургическую трансформацию.

У Лилли не было возможности пожить как женщина-трансгендер, чтобы увидеть, отвечает ли жизнь в качестве женщины её ожиданиям и служит ли для неё путём к миру. «Она» умерла от инфекции через несколько дней после второй операции по смене пола. Сегодня операции по смене пола не так сильно опасны для жизни. Я восемь лет жил как женщина-трансгендер после того, как мне сделали операцию по смене пола. Часть этого времени я жил и работал в Сан-Франциско. Сразу после операции, как и Эйнар, я почувствовал воодушевление от того, что наконец завершил этот переход. Однако это воодушевление скоро исчезло.

Спустя какое-то время я обнаружил, что жизнь в качестве женщины не приносит мне миар. К своему разочарованию, я все ещё колебался между личностью Уолта и личностью Лауры, иногда по несколько раз на дню. Какой бы ни была причина, заставившая меня сменить пол, эта проблема не исчезла после операции и после того, как я пожил в образе женщины. Я продолжал искать ответ.

Точный портрет — до определённой степени

Фильм точно показал глубокие эмоциональные и психологические проблемы, с которыми сталкиваются люди-трансгендеры, изобразив, как неимоверно сложно диагностировать и вылечить подобные недуги. Он неплохо справился с задачей показать, как гендерный дисбаланс может начаться с казалось бы небольшого случая в детстве и затем перерасти во взрослой жизни в серьёзный дискомфорт, который в итоге приводит к операции по смене пола.

Зрители наблюдают, как Эйнар проходит путь от неохотного переодевания, чтобы помочь своей жене с картиной, к сексуальному возбуждению от идеи одеваться в женскую одежду, к наслаждению от становления Лилли и в конечном итоге — к отвержению своей личности Эйнара и брака с Гердой. Лилли отчаянно желает сделать операцию по смене пола, не смотря на риск для жизни. Сразу после операции Лилли выглядит поистине счастливой от своего решения.

Большинство трансгендеров могут заявить, что у них так все и было. Я сам наблюдал подобную прогрессию и в своей жизни. Но так как Лилли умерла сразу после второй операции, фильм смог показать только пред-переходные терзания и эффект непосредственно после операции, а не протяженную во времени реальность жизни после смены пола. В моём случае переход обещал хорошую жизнь, однако после того, как ушла первая эйфория, осталось лишь отчаяние. До тех пор, пока я не решил прекратить жить как Лаура и сделать все, что в моих силах, чтобы быть Уолтом, я не мог успокоиться. Моя готовность восстановить свою мужскую сущность изменила все.

Когда был поставлен правильный диагноз моего диссоциативного расстройства, началось действительно эффективное лечение. На это ушло несколько лет, но я настоял на лечение расстройства, и мои желания быть женщиной испарялись до тех пор, пока не исчезли совсем. Я понял, что операция была не нужна, но было уже слишком поздно. Моё тело было необратимо изувечено.

Расстройства порождают расстройства

Обычный диагноз, который ставят пациентам, считающим себя трансгендерами, называется «гендерной дисфорией». Согласно DSM-5 (последнему изданию Руководства по диагностике и статистике психических заболеваний), гендерная дисфория характеризуется заметным несоответствием между ощущаемым/выражаемым полом человека и его биологической принадлежностью, длящимся по меньшей мере полгода. Хотя об этом мало говорят, исследования показывают, что большинство пациентов-трансгендеров страдают от других сопутствующих расстройств.

Фильм достаточно очевидно показывает сопутствующие расстройства Эйнара. Сперва мы наблюдаем начало аутогинефилии, психического сексуального расстройства, при котором Эйнар становится объектом своей собственной симпатии в образе Лилли. После того как он тешился этим в течение определенного времени, расстройство переросло в нарциссическую одержимость самоудовлетворением за счет отношений с его женой.

Мы видим, как у Эйнара появляется желание быть женщиной, которую так красиво изобразила его жена Герда на своих картинах. Желание становится одержимостью. Сильные новые эмоции изменяют его взгляд на себя как на мужчину. В конечном итоге, Лилли отделяет себя от Эйнара, и две персоны начинают со-существовать в одном человеке. Это называется диссоциативным расстройством. Благодаря отсутствию ограничений, Лилли получает полный контроль и превращает Эйнара в изображение Лилли, в женщину.

Лилли утверждает, что Эйнар умер, его нет. Это утверждение указывает на расстройство, а не на реальность, потому что мы видим, что это Эйнар стоит и говорит эти слова. Я делал аналогичные заявления о Уолте. Я говорил, что хочу, чтобы Уолт умер, и даже провёл соответствующую погребальную службу по Уолту, чтобы Лаура могла жить, сбросив с себя его оковы. Это все рассуждения расстроенного ума. Как оказалось, у меня тоже были сопутствующие расстройства.

Создатели «Девушки из Дании» явно пытаются продать популярную идею, что всю жизнь в теле Эйнара томилась девушка. Не позволяйте себя одурачить этой «презентацией»! Присмотритесь повнимательней и вы увидите неправильно понятый и не диагностированный ряд психических расстройств, который привёл к тому, что Эйнар стал Лилли, женщиной-трансгендером. Трансгендеры не рождаются такими, а развиваются под влиянием ситуаций, формирующих их эмоции и желания.

Предоставление действительной психиатрической помощи

В конце фильма, когда уже шли титры, я повернулся к женщине средних лет, сидящей рядом со мной, и спросил, что она обо всем этом думает.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
+1

Автор