Create post
Центр изучения кризисного общества

Мигранты как проверка европейской идентичности

Оксана Куропаткина 🔥
+2

Как мигранты выявляют «европейскость» Старого Света — в материале Гаяне Хачатрян.

Гаяне Хачатрян,

Центр изучения кризисного общества

В последнее время миграционные проблемы в Европе стали одной из популярных тем в российских СМИ. Освещение европейских событий и комментарии сильно варьируется — от сочувствующих репортажей до злорадных выпадов в адрес «толерантной Европы» («Европейская стена: мигранты не ко двору в толерантных странах»; «Предсказуемый финал европейских игр в демократию») и апокалиптических прогнозов «смерти Европы» («Смерть Запада, или Мигранты как угроза целостности страны»; «Нелегальная миграция в Европе: выбор между пулеметом и Мечетью Парижской Богоматери»).

С одной стороны, критике подвергается «проамериканская» политика европейских стран, в результате которой произошел кризис в регионах Ближнего Востока и Северной Африке. С другой — сами мигранты. По утверждению ряда авторов, они, во‑первых, представляют угрозу для европейской «христианской» культуры и создают среду для появления мусульманских экстремистов, во‑вторых, приводят к повышению безработицы: во многих обзорах подчеркивается, что беженцы не собираются работать, а хотят жить на пособия, либо что для беженцев в принципе нет рабочих мест. В очередной раз всплыла проблема мультикультурализма — «С последствиями политики мультикультурализма, внедренной Западной Европой, сражается Европа Восточная».

Реакция самого «Запада» неоднозначна. Известна жесткая оценка премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, который заявил, что намерен привлечь армию для охраны границ от мигрантов. Позиция Венгрии вызвала негодование у главы МИД Франции Лоран Фабиуса: «Каждая страна должна откликнуться на призыв предоставить убежище. Франция и Германия уже это сделали, но некоторые страны не хотят этого делать. Я считаю это возмутительным. Особенно это касается стран Восточной Европы. Например, Венгрия — это часть Европы, но она проявляет неуважение к европейским ценностям. И европейские власти должны серьёзно обсудить с ними вопрос беженцев».

Германия также выступила в защиту беженцев: по словам канцлера Германии Ангелы Меркель, «те кто нуждается в защите, должны ее получить, и с этой целью нам нужны внутри ЕС обязательные квоты, чтобы разделить обязанности […]Это — принцип солидарности».

В ответ на это лидер ультраправой националистической партии Франции «Национальный фронт» Марин Ле Пен заявила: «Германия, вероятно, считает, что население страны находится на грани вымирания, и власти, возможно, стремятся снизить уровень заработной платы и продолжить нанимать рабов благодаря массивной миграции».

Отношение населения к беженцам в целом сочувственное, если судить по опросам. Как показал недавний опрос, 93% немцев считают правильным предоставить беженцам убежище (большое количество людей сами предоставляют им на время свои дома). Но в то же время в Европе отмечается рост неонацизма, одним из проявлений которого была акция протеста в немецком городе Хайденау, вызвавшая, согласно опросам, «большое беспокойство» у 67%немцев. По некоторым данным, число преступлений, совершенных правыми экстремистами, во много раз превышает число преступлений, совершенных исламскими радикалами. Но следует отметить, что на сегодня это все–таки маргинальные группы населения.

Возвращаясь к российским комментариям и реакции на европейские события, отмечу, что

одна из характерных особенностей — перенос проблемы в культурологическую / религиозную/ цивилизационную плоскость. Во многих обзорах подчеркивается, что большинство беженцев — это мусульмане, ситуация представляется, как борьба христианской и исламской цивилизаций и смерть европейской/христианской цивилизации.

Европа, которая до недавнего времени была символом «Содома и Гоморры», оплотом безнравственности, превратилась в символ христианской культуры, которая противостоит исламу.

В репортажах / комментариях о беженцах можно обнаружить страх перед «исламизацией христианской Европы» (а затем и всего мира, включая Россию) вместе с фактическим отрицанием нравственных принципов, которые утверждаются христианством, в частности, сочувственного отношения к этим самым беженцам. Если переносить проблему беженцев в поле религиозной или цивилизационной борьбы, то необходимо четко представлять цивилизацию, о которой идет речь, ее ценности. В официальном европейском дискурсе подчеркивается, что помощь нуждающимся, «принцип солидарности» — это одна из европейских ценностей. Это та самая христианская ценность, которая определяет цивилизацию. Если не принимать ее во внимание, то непонятно, о какой «христианской» цивилизации идет речь?

Кроме того, если речь идет о цивилизации, то цивилизации имеют свойство трансформироваться. Средневековая Европа также испытывала влияние мусульманского мира, и сегодняшний облик некоторых европейских стран сформирован, среди прочего, под влиянием арабской культуры. Возможно, сирийские беженцы и изменят облик Европы, но судьба «христианской цивилизации» находится в руках христиан, которые следуют или не следуют своим принципам.

Любопытно то, что знаменитая история про Содом и Гоморру, которую любят вспоминать в связи с пороками Запада, в традиционном библейском прочтении — это как раз история про гостеприимство. В библейском повествовании противопоставляются жители Содома и Гоморры, которые хотели надругаться над «чужаками», пришедшими из другого города, и Лот, пригласивший странников к себе в дом и пытавшийся защитить их (подробнее об этой истории см. Блог библеиста. Что такое содомский грех).

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma
+2

Author