radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Центр изучения кризисного общества

Политические ценности россиян

Оксана Куропаткина 🔥

Политическими ценностями, актуальными для россиян в целом, оказались верховенство закона, государственный патернализм и стабильность.

Игнат Богдан,

Центр изучения кризисного общества

Методология исследования

Эмпирической базой исследования являлся анкетный опрос на тему политических ценностей, проведенный кафедрой социологии и психологии политики МГУ в 2013 г. Выборка составила 2050 человек из 42 субъектов РФ, выборка сбалансирована по полу, возрасту, образованию.

В данной статье мы рассматриваем следующие компоненты когнитивного среза репрезентации политических ценностей: — актуальные политические ценности — ценности, которые присутствуют в данный момент в политическом сознании населения. Для выявления актуальных ценностей в сознании населения мы использовали метод незаконченного предложения («Идеальное государство — это…»). В ответах респондентов мы экспертным методом выделяли политические ценности.

Кроме того мы выявляли кластеры политических ценностей, которые дают представление об отношениях между ценностями, о том, каким образом они группируются по смысловому признаку в массовом сознании. В полученных ответах респондентов зачастую можно было выделить не одну, а несколько политических ценностей. Автором было подсчитано, как часто в ответах респондентов политические ценности называются одновременно. По результатам подсчета был построен граф, в вершинах которого указаны соответствующие политические ценности, а над ребрами — количество случаев, когда политические ценности были названы в рамках ответа одного респондента. Дополнительно никаких математических методов обработки данных не применялось, так как простое графическое построение графа дает четкое представление о собирании актуальных политических ценностей в кластеры.

Что касается эмоционального компонента репрезентации политических ценностей в массовом сознании, мы рассматриваем отношение к 18 распространенным политическим ценностям. Эмоциональное отношение к объекту/явлению (о методике выявления эмоционального отношения см. в подписи к табл. 2) связано со значимостью его для индивида, поэтому вышеуказанную методику можно рассматривать как вполне адекватную в плане выявления эмоционального отношения к политическим ценностям как к понятиям.

В разделе, посвященном поведенческому аспекту репрезентации политических ценностей, мы анализируем, как связаны рассмотренные когнитивные и эмоциональные компоненты c политическим поведением. Политическое (электоральное) поведение респондентов оценивалось вопросом «за какую политическую партию вы голосовали на последних выборах в Госдуму?» («Правое дело» и «Патриоты России» не рассматривались по причине недостаточных выборок). Связь когнитивных и эмоциональных компонент с поведением выявлялась путем сравнения средних значений эмоционального отношения/актуальности по выборке и таковых для респондентов, выбравших определенный вид электорального поведения.

Для того чтобы узнать, насколько согласованны политическое (электоральное) поведение и политические ценности в современной России, сравнивалось отношение к ценностям и актуальные ценности в сознании электората партий с тем, какие ценности население приписывает политическим партиям.

Гипотезы исследования

Эмоциональные компоненты репрезентации политических ценностей и актуальные ценности в политическом сознании различаются. Актуальные политические ценности несут на себе отпечаток текущей ситуации, в то время как эмоциональное отношение к ценностям отражает более глубинные, фундаментальные и слабо изменяемые явления.

Политическое поведение сильно подвержено влиянию политических ценностей; на основании представленности определенных политических ценностей в массовом сознании можно предсказывать политическое поведение населения. Эмоциональные компоненты репрезентации политических ценностей в массовом сознании будут оказывать большее влияние на политическое поведение, чем набор актуальных политических ценностей.

Результаты исследования

Когнитивные компоненты репрезентации политических ценностей

Начнем с того, какие политические ценности присутствуют в данный момент в политическом сознании населения России. После обработки ответов на открытый вопрос «Идеальное государство — это…» было получено следующее распределение (табл. 1):

Политические ценности, полученные из анализа ответов респондентов, можно разбить на три группы: антиценности, малоактуальные ценности (каждую из которых назвали менее 1,6% респондентов) и актуальные ценности (каждую из которых назвали более 3,7% респондентов). Некоторые ценности, представленные в таблице, не являются политическими (например, материальный достаток), однако, как будет показано в дальнейшем, они дают ценную дополнительную информацию при анализе.

В табл. 1 можно выделить как минимум две дихотомии: «государственный патернализм — автономия от государства» и «материализм — постматериализм». Также можно вслед за А.В. Селезневой и О.Ю. Малиновой рассмотреть дихотомию «Традиционные — заимствованные политические ценности», представленную полярными группами ценностей. Из табл. 1 видно, что в массовом сознании современной России преобладают первые части дихотомий — патернализм, материализм, традиционные ценности, что не является новым знанием, а только подтверждает предыдущие исследования других авторов, касающиеся ценностей россиян, и служит дополнительным подтверждением валидности исследования.

Что логично, актуальные ценности у разных групп населения различаются, хотя в целом три ведущие ценности: верховенство закона, государственный патернализм и стабильность — актуальны для всех.

Политические ценности не существуют сами по себе, обычно, когда населению предлагаются ценности, им предлагается ценностный кластер, например, в виде идеологии. Рассмотрим, в какие кластеры объединяются актуальные политические ценности (рис. 1).

Видно, что самой популярной ценностью является верховенство закона.

Чаще всего другие ценности объединяются с ней. Если отсечь эту ценность, ценности распадаются на два кластера.

Первый кластер можно условно назвать «клишированным кластером», в нем объединяются свобода и равенство. Однако данный кластер клишированным является только на первый взгляд: последнюю часть известной триады — братство — респонденты упоминали редко, предпочитая зачастую заменять его тем же верховенством закона. Далее, как демонстрируют глубинные интервью, свободу и равенство в сознании респондентов объединяют «возможности». Часто респонденты понимали свободу как наличие возможностей, а равенство — как равенство возможностей.

Второй кластер можно условно назвать «традиционно-материалистическим кластером». Сюда входят такие ценности, как государственный патернализм, стабильность, безопасность и материальный достаток (последний, как было сказано, политической ценностью не является, однако дает представление о логике собирания данных ценностей в кластер). К данному кластеру примыкают также две ценности: сильное государство и порядок.

Эти два кластера не являются полностью изолированными и на частоте 5–10 сочетаний ценностей начинают пересекаться между собой и с другими ценностями, не вошедшими в рис. 1.

Эмоциональные компоненты репрезентации политических ценностей

Было измерено отношение населения к 18 политическим ценностям. По возрастанию эмоционального отношения ценности были расположены следующим образом (табл. 2):

Следует заметить, что в целом отношение к ценностям и их актуальность сходны: ведущие места в обоих случаях занимают безопасность, верховенство закона, права человека, стабильность и т. д. И по актуальности, и по отношению одинаково мало антиценностей.

Чаще всего как антиценности назывались национализм (25,9%), коллективизм (11,5%) и толерантность (7,3%). Ценности, которые население оценило как не имеющие значения, — коллективизм (27,9%), национализм (27,5%), традиционность (25,7%), солидарность (21,2%) и толерантность (20,5%).

Как видно, списки антиценностей, «нейтральных» и наименее популярных политических ценностей сильно пересекаются, что говорит в пользу оправданности принятой методики расчета отношения.

Однако важное отличие было найдено, когда было рассмотрено, различается ли отношение к ценностям в группах, разных по возрасту, доходу и уровню образования. Была обнаружена значительная гомогенность в отношении к политическим ценностям (чего не скажешь об актуальных ценностях) среди данных групп — почти всегда «аутсайдерами» были национализм и коллективизм, а ведущей — одна и та же пятерка (по убыванию позитивного отношения: безопасность, мир, законность, порядок, права человека). Таким образом, отношение к ценностям намного более стабильно для всех групп населения, чем их актуальность.

Дополнительным свидетельством того, что отношение отражает более фундаментальные и инертные процессы, чем актуальность, является, например, то, что по выборке имеется среднее-позитивное отношение к новым «западным ценностям», но очень позитивное к «миру» — одной из основных политических ценностей советского времени, не присутствующей в политическом дискурсе сейчас, поэтому мало актуальной.

Поведенческие компоненты репрезентации политических ценностей

Вопрос о связи политических ценностей и поведения далеко не праздный и выступает постоянным предметом споров в политической психологии. Ряд исследователей говорит о незначительности связи, в частности потому, что между ценностями и поведением находится множество опосредующих механизмов. Другие же авторитетные исследователи говорят о наличии такой связи, однако замечают при этом, что ценности определяют поведение не по отдельности, а только в виде кластеров. Кто же из исследователей прав в случае современной России?

Если говорить о связи актуальных ценностей и политического поведения, можно сделать некоторые обобщения.

Что касается голосования за партии на последних выборах в Государственную думу, наибольшей спецификой по сравнению с электоратами других партий обладает электорат «Яблока». В электорате «Яблока» больше респондентов, указывавших такие ценности, как права человека, верховенство закона, свобода, автономия от власти. И меньше, чем у электората других партий, тех, кто указывал безопасность, стабильность, порядок, государственный патернализм.

Практически по всем этим ценностям электорату «Яблока» противостоит электорат «Справедливой России». Электорат партии чаще, чем электораты других партий, называл такие ценности, как материальный достаток, государственный патернализм, порядок, справедливость. И реже — права человека, верховенство закона.

Электорат «Единой России» чаще электоратов других партий называл стабильность, электорат ЛДПР — демократию. Электорат КПРФ чаще всех других называл государственный патернализм, безопасность и реже всех — свободу.

Что касается связи электорального поведения и кластеров политических ценностей, можно заметить следующее:

— кластер ценностей «свобода — равенство» не является определяющим для электорального поведения;

— «традиционно-материалистический кластер» представлен довольно четко. Этот кластер слабее всего представлен у электората «Яблока» и сильнее у партий, прошедших в Думу (относительно массовых партий), в среднем по всем ценностям кластера самые высокие позиции занимает электорат «Единой России». Более значительная связь просматривается между политическим поведением и отношением к ценностям.

Можно выделить ценности, эмоциональная оценка по которым в целом совпадает для всех партий, и ценности, по которым ряд партий имеет свою специфику по сравнению с общей выборкой.

Общими ценностями, эмоциональное отношение к которым голосовавших за все партии относительно одинаково, являются мир, свобода, законность.

Что касается отношения к равенству, то самую высокую оценку дает электорат КПРФ, следом за ним — ЕР. Самое негативное отношение к равенству у электората ЛДПР. Наименее значима солидарность для электората «Яблока» и чуть более значима — для неголосовавших. Электорат «Яблока» выделяется положительным отношением правам человека и к толерантности, у электората КПРФ, ЛДПР и неголосовавших оценка ниже, чем в среднем по выборке. Порядок менее значим для электората «Яблока», чем для всей выборки. Безопасность и справедливость наименее важны для электората ЛДПР. Единственная найденная специфика «Справедливой России» — то, что ее электорат больше всех ценит стабильность.

По ряду ценностей четко прослеживается континуум «КПРФ — “Яблоко”». Патриотизм наиболее важен для КПРФ, аналогичной силы отрицательное отношение к нему у электората «Яблока». К коллективизму отношение выше среднего по выборке у электората КПРФ (на 70% выше) и ЕР, у электората «Яблока» отношение на 70% ниже. Частную собственность электорат КПРФ оценивает ощутимо ниже всех, электорат Яблока — значительно выше всех. Традиционность выше всего была оценена сторонниками КПРФ, на втором месте — ЕР, резко отрицательно по сравнению со всей выборкой оценивает ее электорат «Яблока». Демократию оценивают ниже среднего по выборке электорат КПРФ и неголосовавшие, выше всего — электорат «Яблока».

Еще один континуум — «ЛДПР — “Яблоко”“. Отношение к национализму у электората партий значительно более негативное, чем в среднем по выборке, самое негативное отношение у «Яблока”; единственная партия, чей электорат оценил национализм позитивнее, чем в среднем вся выборка, — ЛДПР (зато в 12 раз!). К индивидуальной инициативе наиболее отрицательное отношение у электората ЛДПР, самое положительное — у электората «Яблока».

Рассмотрим, насколько согласованы политическое поведение и политические ценности в современной России. Сравним отношение к ценностям и актуальные ценности в сознании электората партий с тем, какие ценности население приписывает политическим партиям (табл. 3).

В целом здесь видна значительная согласованность, ярких несоответствий практически нет.

Ценность свободы наиболее актуальна для электората «Яблока» и наименее — для КПРФ, то же самое с приписыванием этой ценности КПРФ и «Яблоку». Логично совпадение высокой актуальности и частого приписывания ценности «справедливость» «Справедливой России» (та же ситуация наблюдается с «порядком»). «Яблоко» — лидер как по актуальности, так и по приписыванию ценности прав человека. У ЕР совпали актуальность и частота приписывания ей ценностей «демократия» и «стабильность».

Если рассматривать отношение к ценностям, то ранее выделенные континуумы совпали почти полностью с распределением приписывания определенных политических ценностей партиям. В паре «КПРФ — “Яблоко”» — совпали разбросы по традиционности, патриотизму, коллективизму, демократии, а в «ЛДПР — “Яблоко”» — наблюдается соответствие по национализму. Также совпало самое негативное отношение к солидарности для электората «Яблока».

Таким образом, можно говорить о том, что были получены данные, свидетельствующие в пользу связи политических ценностей и электорального поведения в современной России. При этом можно заключить, что если сравнивать ценности, приписываемые партиям, с актуальностью и отношением к ним населения в целом, то

голосование за партии в 2011 г. не отражает ценностные предпочтения всего населения: при совпадении ценностей электората и ценностей, приписываемых партиям, это может быть свидетельством того, что во время голосования электорат не представлял адекватно население.

Например, по логике КПРФ должна была занять одно из последних мест при голосовании, если сопоставлять ценности, которые ей приписываются, и ценности массового сознания, а «Справедливая Россия» должна была обогнать как минимум и КПРФ, и ЛДПР.

При оперировании устойчивыми кластерами ценностей вероятность предсказания электорального поведения повышается. Так, например, электорат всех партий, прошедших в Думу, в отличие, например, от не прошедшего туда «Яблока», назвал в числе самых актуальных ценности «традиционно-материального кластера», и в первую очередь это был электорат победившей «Единой России». Таким образом, данные исследования говорят в пользу результатов, полученных Ш. Шварцем, В. Брейтвейт, Г. Капрарой и др., подтверждая идею о том, что наборы ценностей населения могут достаточно адекватно предсказывать его политическое поведение, по крайней мере в России.

Выводы

Можно сказать, что в целом гипотезы, сформулированные в начале исследования, по большей части подтвердились.

Действительно, при значительном совпадении актуальность политических ценностей и эмоциональное отношение к ним различаются. Основное различие состоит в том, что эмоциональное отношение менее подвержено ситуативным факторам, в отличие от актуальности, оно намного более гомогенно для различных групп населения (ценности, отношение к которым наиболее позитивно у всех групп населения, в порядке убывания позитивного отношения: безопасность, мир, законность, порядок, права человек; наиболее негативно — национализм и коллективизм). Можно заключить, что эмоциональный компонент репрезентации политических ценностей является выражением более глубинных процессов в политическом сознании населения и сильнее связан с политической культурой, чем когнитивные компоненты политических ценностей.

Политическое поведение в России действительно обнаруживает связь с политическими ценностями. Однако предположение о том, что эмоциональное отношение к ценностям — более валидный предсказатель политического (электорального) поведения, подтвердилось только частично.

Суммируя данные по поведенческому компоненту репрезентации политических ценностей, можно заключить, что связь политических ценностей и политического поведения в России достаточно сложна. В детерминации политического поведения принимают участие и когнитивные, и некогнитивные компоненты репрезентации политических ценностей. В России когнитивные компоненты представлены в первую очередь кластером «традиционно-материалистических» ценностей, который позволяет прогнозировать массовость поддержки партии населением России. Некогнитивные компоненты представлены отношением к ряду политических ценностей, которые позволяют предсказывать голосование за определенные партии (например, положительное отношение к национализму и голосование за ЛДПР). Таким образом, становится очевидно, что для наиболее адекватного предсказания политического поведения на основании политических ценностей необходимо учитывать когнитивные, эмоциональные и, скорее всего, бессознательные компоненты их репрезентации в массовом сознании.

В заключение можно сказать, что изучение некогнитивных аспектов репрезентации политических ценностей в массовом сознании (политические ценности не только как понятия) представляет не только теоретический, но и практический интерес (как было показано, например, в контексте связи их с политическим поведением). Спецификой отечественной политической культуры является выраженное влияние некогнитивных и неосознаваемых представлений (особенно ярко это было заметно на выборах в начале 1990-х, когда поддерживали одних, а голосовали за других), следовательно, изучение некогнитивных компонент репрезентации политических ценностей в сознании населения России может способствовать более глубокому пониманию специфики политической культуры России.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author