Написать текст

Заявления о. Всеволода о ситуации в Бирюлеве вызывают немало вопросов

Оксана Куропаткина

Оксана Куропаткина,

16 октября 2013

В первом заявлении о. Всеволод говорит, что есть некие «принятые в русских городах нормы общежития, и «человек, который нагло, вызывающе попирает» их, должен понести кару. Не понятно, о каких нормах идет речь. Абзацем ниже он призывает государство разобраться с этим инцидентом.

Проанализируем эти высказывания. Из них следует, что есть некие нормы, которые должно защищать государство. Но что оно может защищать? Государство защищает прежде всего правовые нормы, которые отражают не столько этнические, сколько общественные устои. В таком случае, если уж о. Всеволод призывает государство навести порядок, то нужно сказать о нормах, принятых в российских городах, а не в русских, кавказских или иных, и о нормах, которые регулируются российским законодательством.

Кроме того, из–за таких неосторожных и непродуманных заявлений в очередной раз поднимается вопрос о целостности России как государства. Есть нормы, которые обязаны соблюдать все граждане, и государство — институт, который обеспечивает их защиту и тем самым объединяет всю нацию. Делать акцент на том, что есть «русские» нормы, а есть (что логически следует из высказывания о. Всеволода) «нерусские», — значит, подрывать то самое единство. Глупо не замечать, что в России есть много народов, которые часто живут по разным укладам, но делать на этом акцент, тем более призывая государство в защитники одного этноса (пусть и самого многочисленного), мне кажется неразумным, тем более в устах представителя Церкви, которая должна быть озабочена в данном случае национальным согласием, а не углублением различий и конфликтов.

Это первое.

Второе. Проблема с мигрантамисвязана и с развалом СССР, и с неясностью отношений с бывшими советскими республиками, и с тяжелой социально-экономической ситуацией в России и в Средней Азии, и с кризисом национальных отношений в РФ, и с кризисом самосознания русского народа и роста в нем этнонационализма. Все это — серьезнейшие проблемы нациестроительства, за которое прежде всего ответственно, опять же, государство. А у о. Всеволода получается, что мигранты вкупе с этнической преступностью, чуждостью и опасностью для русских появились сами по себе и представляют не связанную ни с чем, кроме банальной коррупции, проблему.

Такое представление частично совпадает с массовым и удачно «переводит стрелки» с государственной власти на «нелегалов», которые виноваты во всех национальных бедах.

Третье. «Найти этого преступника — значит показать, что государство у нас есть. Не найти — значит показать, что ни государство, ни закон в стране не действуют», — говорит о. Всеволод.

Трудно не признать, что такое требование обосновано. Но ясно, что проблема возникла не потому, что конкретный преступник убил конкретного человека. Если призывать государство навести порядок, то нужно говорить о том, чтобы оно не только нашло отдельного убийцу, а вообще озаботилось подобной преступностью. О. Всеволоду надо отдать должное — он говорит об этом, но не договаривает до конца: коррупционная система, которая использует труд незаконных мигрантов и поддерживает «клоаку серой торговли» (по выражению о. Всеволода), выгодна прежде всего самому государству. Тому самому, которое отец протоиерей призывает в роль арбитра. Ясно, что введение визового режима со странами, откуда идет широкий поток нелегальных мигрантов в Россию, — это решение не уровня начальника полиции Западного Бирюлева. Равно как и решение проблемы с Северным Кавказом — это тоже не уровень, скажем, мэра Москвы. Ясно, что не они принимают решения в этом случае. Призыв к государству должен был бы содержать постановку более острую и глобальную.

В следующем своем комментарии о. Всеволод предлагает создавать народные дружины. Эта идея тоже кажется сомнительной. Мы уже неоднократно говорили, что при дезинтеграции большой общности — российской нации — создание небольших идеологизированных групп со своими ценностями, субкультурой и т.д. представляет угрозу общности в целом. Да, без них, без этих групп, не построить большой общности. Но намеренно их создавать или усиливать — это порождать конфликтогенную ситуацию.

Отец Всеволод и ранее, пять лет назад, призывал создавать дружины — по религиозному принципу. Если абстрагироваться от российской ситуации, в принципе идея не лишена смысла: что плохого в том, что активные граждане организуются и в рамках закона помогают представителям власти?

Но поскольку в нашей стране полиция часто бездействует и в массовом сознании связана с коррупционерами, криминалом и пр., то люди будут считать такие дружины некой альтернативой полиции.

Сколь бы ни были плохи наши правоохранительные органы, но отдавать их полномочия другим группам просто опасно. Это может привести к прямым столкновениям с самой полицией и вообще к стремлению граждан решать свои проблемы вне правового поля. У нас в России и так это принято, и ситуация в Бирюлеве показала, что люди на полицию не надеются (и часто справедливо) и решают проблемы тем способом, который им кажется единственным. Но зачем же их побуждение, которое возникает от отчаяния, легализовывать, возводить в принцип? Лучше бы следовало навести порядок в правоохранительных органах. Но опять-таки, это решение не начальника полиции Западного Бирюлева и не начальника полиции Москвы — это вопрос к высшей государственной власти.

Третье. Отец Всеволод высказал мнение о том, что необходимо давать работу только жителям данного региона при наличии регистрации: «Хочешь работать в Москве — добейся достойной зарплаты, позволяющей снять жилье». Здесь возникает много вопросов, и первый из них — не про мигрантов, а про российских граждан. Ведь ни для кого не секрет, что в Москву приезжают работать жители других регионов, где они не могут получить достойную зарплату за свой труд. Они едут в столицу не от хорошей жизни, а потому, что региональная политика выстроена так, что вся страна «кормит Москву» (именно по этому ее так не любят — от Калининграда до Дальнего Востока).

Ситуация, при которой человек без московской прописки приезжает в столицу и там работает, — это ситуация вынужденная. А значит, если наводить в ней порядок, то не такими мерами, которые вдруг предложил о. Всеволод: следует обеспечить нормальное социально-экономическое развитие регионов. А если просто лишить людей возможности работать в другом регионе за более достойную зарплату (то есть фактически в очередной раз ограбить население), то ни к чему, кроме роста недовольства, это не приведет.

Очевидно, что достойная зарплата зависит не только от работника, но и от возможности и желания работодателя ее платить.

Опять же, вопрос к государству: как оно выстраивает отношения с малым и средним бизнесом, почему оно провоцирует коррупционные связи в этой сфере, что в свою очередь толкает бизнесменов на то, чтобы сильно урезать зарплату своим работникам?

А с работниками-мигрантами представители бизнеса вообще очень часто ведут себя бессовестно, наживаясь на их бесправии. За использование рабского труда несут ответственность бизнесмены, но это и вопрос к представителям власти: почему они часто закрывают глаза на явные и грубые нарушения трудового законодательства?

Наконец, четвертое. Призывы отца Всеволода к неотвратимому наказанию и вообще избыток жесткой лексики выглядят неоднозначно. Конечно, нельзя ожидать реакции в духе «да отпустите вы этого преступника, давайте ему все простим». Это было бы неэффективно и неубедительно. Но все же, когда общество и так крайне озлоблено, когда, как показали беспорядки в Бирюлеве, людьми легко манипулируют погромщики и радикальные националисты,

— в этих условиях говорить что-то, что подливает масло в огонь и легализует эту озлобленность, сколь бы понятна она ни была, странно для представителя Церкви, которая, служа Богу, служит и примирению людей, приведению их в здравое состояние.

Небольшое резюме. Если о. Всеволод взялся от лица Церкви говорить об острых проблемах, нет оснований ждать, что он станет обходить острые углы и говорить что-то «благостное»: это вызовет только пожатие плечами и раздражение. Но если уж он начал говорить жесткие вещи, то ждешь от него, что он доведет логику рассуждений до конца. Если довести ее до конца — то получается, что обличать нужно не только незаконных мигрантов, погромщиков и коррупционеров, но прежде всего государство как институт, которое не справляется со своими прямыми обязанностями — обеспечивать защиту своих граждан и единство страны. А в данной ситуации выходит, что государство манипулирует людьми, создавая образ врага, который отвлекает от реальных проблем и реальных виновников, а Церковь подыгрывает государству в этой опасной игре.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор