Третья волна феминизма

Olgerta Kharitonova
19:50, 06 марта 2019🔥1
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию

8 марта — Международный женский день, как его называют в России. Правда, уже и в РФ некоторые стали понимать, что 8 марта — это не тот единственный день в году, когда каждой женщине дарят цветы, а день, который избрали женщины для проявления своей воли, чтобы заявить в открытую о своих правах, потребностях, интересах и целях. В этот день в начале ХХ века женщины сами дали себе право голоса, потому что они хотели быть услышаны. Нас до сих пор не желают слушать. Поэтому и сегодня 8 марта — это день солидарности женщин в борьбе за равные права и эмансипацию. Наиболее актуальным для женщин ХХI века является освобождение всего общества от сексизма. Наиболее яркое проявление сексистских стереотипов случается в России именно 8 марта. Вполне логично ожидать многочисленные антисексистские выступления в этот день, учитывая еще и то обстоятельство, что во всем мире поднимается антисексистская волна, Третья волна феминизма.

Image

Феминистское движение, набирающее силу и мощь, не сводимое лишь к локальным выступлениям нескольких женщин по конкретным проблемам, а охватывающее разные страны, сотни тысяч активисток и затрагивающее разные вопросы жизни женщин, стали называть волной феминизма, которая поднимается в общественной жизни народов, как девятый вал, и растекается вширь, захватывая всё новых и новых участниц.

Начало Первой волны феминизма относят к середине XIX века, когда многие женщины и их сподвижники выступили в разных странах за изменение законодательства и улучшение социального положения женщин. По Европе и Америке прокатилась волна протестов против положения женщин в обществе и волна борьбы за изменение этого положения, за эмансипацию женщин. Основной задачей Первой волны была борьба за политические и экономические права — возможность для женщин избирать и быть избранными в органы власти, права собственности в браке, равноправие в браке, возможности получения образования и выбора профессии. Главный вопрос — о праве голоса для женщин как средстве для обеспечения законодательных реформ. Женщин, выступающих за право голоса (англ. suffrage), называли суфражистками, и именно среди них находились наиболее яркие представительницы Первой волны феминизма. Так родился либеральный феминизм, отстаивающий для женщин равные с мужчинами права. Однако уже тогда, наряду с феминизмом равенства, активно развивались воззрения и феминизма различий, например в таком его направлении как «феминизм особых прав».

После завоевания права голоса женщины разных стран добились выполнения и ряда других феминистских требований, касающихся брака, опеки над детьми и права на профессиональную карьеру. Таким образом, многие правовые вопросы, поднимаемые феминистками, были решены и к концу 1920-х годов Первая волна феминизма сошла на нет. Женщины отвоевали выборное право и формально им был предоставлен доступ к публичной сфере на равных условиях с мужчинами. В наши дни, как считают либеральные феминистки, перед женщинами стоит задача социального научения пользованию легальными методами исполнения феминистского требования равенства полов.

Вторая волна феминизма была связана с подъемом леворадикальных движений (студенческой и сексуальной революцией 1968 г.) и формированием новых социальных теорий в конце 1960-х — 1970-е годы. Многие идеи, которые впоследствии захватили умы теоретикесс Второй волны, были изложены еще в книге Симоны де Бовуар «Второй пол» (1949), где философиня экзистенциализма определяла содержание понятия «женская сущность» и особенности «женского удела», раскрывала конфликт внутри женщины между ее способностью быть субъектом и навязанной ролью объекта (права, политики, чужой власти).

Феминистки Второй волны рассматривали дискриминацию женщин как следствие патриархатного порядка, который перманентно воспроизводится и в публичной, и в приватной сферах. Именно они ввели понятие «патриархат» в фемтеорию. Так оформилось еще одно направление: наряду с либеральным появился радикальный феминизм. Его основные положения базируются на проговаривании, утверждении и педалировании различий между женщинами и мужчинами. Таким образом, радикальный феминизм относится к феминизму различий. Его обвиняют в биологическом эссенциализме при определении сущности женщины. Но никто из радикальных феминисток не сводит женщину лишь к ее физиологии. Просто никто из них не отрицает у женщины тело, присущую ей телесность и связанные с этой телесностью социальные проблемы (как например, репродуктивные права, право распоряжаться своим телом). Плюс к, отличающемуся от мужского, телу женщина всегда получает и иную гендерную социализацию, а также чисто женский опыт и выработанные за многие века внутри женского мира ценности (гинакси).

Радикальный феминизм ставит перед собой задачу не только освобождения женщины от мужской власти, но и определения женской субъектности, сексуальности. «Второй пол» — это и книга о подчиненном положении женщины, и книга о Другом поле, женском. Помочь в определении себя, психологическом искоренении в себе всех навязанных обществом стереотипов относительно места женщины в этом мире и мужского превосходства, должны были группы роста самосознания — очень распространенная в 1970-х годах форма феминистского активизма.

При этом всегда следует учитывать то, что радикальный феминизм возник на волне революционных настроений. Если Студенческая весна 1968 года мечтала перевернуть мир, то и радикальные феминистки ставили перед собой задачу совершения революции — радикального изменения общественного строя: они мечтали похоронить патриархат под его собственными обломками. Поэтому радикальный феминизм и называется так, что он видит перед собой цель в радикальном, то есть в коренном, изменении существующего общественного порядка, в переходе от патриархата к новому устройству общества на основе феминистских идей, на основе выработанных женщинами ценностей (то есть на основе гинакси). Однако социум к такому коренному перевороту оказался не готов, и потому радикальная часть феминистского движения Второй волны, не достигнув своих революционных целей, постепенно переместилась в академическую сферу.

Радикальный феминизм внес вклад в современную культуру, породив феминистское искусство и феминистскую философию, он «заставил женщин гордиться своим полом». Несмотря на то, что женщины тысячелетиями находились в подчиненном положении, они сумели выработать свою собственную культуру, свои ценности, они видят перед собой перспективы и готовы дать будущее всему человечеству. Правда, в современном мире женщины являются дискриминируемым и эксплуатируемым «классом» или социальной группой, и потому их можно рассматривать как концептуальную модель для изучения других форм угнетения.

Радикальные феминистки ввели в фемтеорию обсуждение таких сюжетов, как мужская монополия в культуре и знании, половая дискриминация в повседневной, в особенности — в сексуальной жизни. Государство для радикальных феминисток — инструмент контроля прежде всего за женской сексуальностью, мужчины — социальная группа, принуждающая женскую сексуальность к постоянному обслуживанию своих потребностей и желаний (поэтому радикальные феминистки критикуют законы об ограничении на аборты и на использование контрацептивов). Показав, как женское тело и сексуальность подавляются и используются при патриархате, радикальный феминизм вынес на общественное обсуждение ранее запретные темы — сексуальных домогательств, домашнего насилия, женского сексуального удовольствия.

Третья волна феминизма подхватила эти темы и вынесла их как основание для протестных маршей. Если в 1990-х и нулевых годах разговоры о третьей, четвертой волнах феминизма или о его конце и установившемся пост-феминизме звучали неубедительно, то с приходом к власти американского президента Дональда Трампа и подъемом женского протестного движения можно вполне обоснованно утверждать, что Третья волна феминистского движения охватила мир. В январе 2017 г. на следующий день после инаугурации Трампа, в столице США Вашингтоне и других городах США прошла масштабная акция протеста, именуемая «Марш женщин». В ней приняли участие около двух миллионов человек. Акция была посвящена защите прав женщин, прав ЛГБТ-сообщества, расового равенства, свободы вероисповедания и прав трудящихся, а также вопросам, касающимся реформы иммиграционного режима и реформы здравоохранения. Поводом для «Марша женщин» послужили высказывания Дональда Трампа, нередко расценивающиеся как женоненавистнические и оскорбительные.

В том же году в Стамбуле сотни женщин в джинсовых шортах и другой открытой одежде вышли на марш против насилия и против навязываемого консервативного дресс-кода. Они заявили, что не собираются одеваться более традиционно. «Мы не будем подчиняться, молчать, бояться. Мы победим через сопротивление», — такие лозунги выкрикивали участницы акции протеста. До этого, в июне 2012 года в Стамбуле прошла акция протеста турецких женщин против ограничивающего право на аборт законодательства. На улицы крупнейшего города Турции вышло, по разным оценкам, от трех до четырех тысяч женщин. Они держали в руках плакаты «Мое тело — мой выбор», «Руки прочь от моего тела».

В польских городах в октябре 2016 года прошли многотысячные акции против ужесточения закона об абортах — «Черный протест». В центре Варшавы собрались около 30 тысяч человек. Участницы выходили на демонстрации, одетые в черное, в знак скорби «по правам женщины в Польше». На демонстрациях присутствующие держали в руках металлические вешалки для одежды — символ подпольных, нелегальных и варварских абортов «подручными средствами». «Черный протест» в Польше не ослабевает до сих пор.

Увеличение насилия в отношении женщин в Латинской Америке привело к широкомасштабным протестным выступлениям в странах региона. Тот факт, что вызывающая тревогу статистика насилия и фемицидов в регионе делает его одним из самых опасных для женщин, стал отправной точкой для протестов. В 2016 году акции протеста начались с Аргентины, где они прошли в ответ на серию жестоких убийств женщин, произошедших ранее в разных частях страны. Протесты быстро распространились на другие части латиноамериканского региона, и в считанные дни Чили, Уругвай, Перу, Боливия и Мексика оказались охвачены волной выступлений, прошедшими под предводительством движений #VivasNosQueremos («Хотим жить») и #NiUnaMenos («Ни на одну меньше»).

Летом 2016 года прошла всеукраинская социальная флешмобная акция по проблеме гендерно-обусловленного насилия, подхваченная также российскими и белорусскими пользовательницами сети, #яНеБоюсьСказати (рус. #яНеБоюсьСказать).

2018 год был назван годом сопротивления и протеста женщин. Этому способствовала и развернувшаяся в том году кампания против сексуального насилия #MeToo, митинги за равноправие в Нигерии после нападений боевиков радикальной исламской группировки «Боко Харам», и продолжающееся масштабное уличное протестное движение Ni una menos в Латинской Америке.

В январе 2019 года миллионы жительниц штата Керала на юге Индии выстроились в единую живую стену длиной 620 километров, требуя гендерного равенства. Всего в акции приняло участие около трех миллионов женщин, что считается самым большим или длинным собранием женщин в мире.

Теперь даже ярым скептикам очевидно, что феминистское движение есть и оно испытывает подъем, который вполне обоснованно можно назвать Третьей волной феминизма. И если Первая волна требовала эмансипации женщин в рамках либерального феминизма, Вторая озвучила задачи радикального феминизма, то Третью волну можно назвать антисексистской. Она по-прежнему пытается решить вопросы методами либерального феминизма, но уже не ограничиваясь провозглашением формального правового равенства, а добиваясь для женщин реально равных прав и возможностей, и главное — стараясь изменить общественное сознание, искоренить и в жизни, в быту, и в общественном мнении проявления сексизма.

Термин «сексизм» был введен в фемтеорию активистками Второй волны. Под сексизмом подразумевается дискриминация женщин лишь потому, что они женщины, а также комплексная система идеологий и практик, поддерживающих патриархат, или мужское господство. Сексизм — это явное следствие патриархата. И если радикальные феминистки выступают за разрушение патриархата, то либеральные феминистки стремятся купировать симптомы, не покушаясь на основы. Борьба с сексизмом объединяет и тех, и других. Протестуя против сексизма, одного из проявлений патриархата, и либеральные, и радикальные феминистки борются за изменение места и роли женщины в обществе.

Акции против антиабортных инициатив, сексуальных домогательств, насилия в отношении женщин и детей, против неравенства в оплате труда, против сексуальной объективации, несправедливого разделения домашних обязанностей и т.п. — способны поднять на борьбу многих женщин, потому что эти проявления сексизма касаются всех. В условиях ренессанса консерватизма, отката к консервативным настройкам, в то время когда во многих странах происходит консервативный рефрейминг, ставить перед собой цель — похоронить патриархат — не просто самонадеянно, но стратегически крайне недальновидно. В таких условиях следует решать конкретные, достижимые и привлекательные для всех женщин задачи. Антисексистские акции — это как раз то, что объединяет и женщин, и феминисток всех направлений.

Некоторые утверждают, что нет единого феминизма, а есть много разных его направлений. Я так не думаю. На мой взгляд, у феминизма два главных течения: либеральное и радикальное (феминизм равенства и феминизм различия). Либеральный феминизм стремится добиться для женщин равных с мужчинами прав и сделать это в рамках существующего общественного порядка. Радикальный феминизм утверждает, что в рамках патриархата женщина всегда будет занимать подчиненное положение и поэтому конечной целью феминизма является построение общества на совершенно иных основаниях — на базе выработанных альтернативной женской культурой ценностей, гинакси.

При этом идеи как либерального, так и радикального феминизма можно обнаружить в трудах женщин эпохи Возрождения, Нового времени, Великой Французской революции, в текстах российских равноправок. То есть деление на два течения во многом условно. Феминизм един, так как в его основе лежит единая ценность — Женщина, ее достоинство, роль и место в обществе. Но вот как добиться для нее достойного места? По ответу на этот вопрос и по тому, на каких аспектах жизни женщины, ее судьбы и борьбы акцентируют внимание те или иные активистки, феминизм подразделяется на различные направления:

• анархо-феминизм,
• антипорнографический,
• антирасистский, или вуманизм, или черный феминизм,
• интерсекциональный,
• исламский,
• квир-феминизм,
• марксистский,
• сепаратистский,
• социалистический,
• поп-феминизм,
• постколониальный,
• постмодернистский,
• постструктуралистский,
• психоаналитический,
• сексуально-позитивный,
• транс-феминизм,
• христианский,
• эко-феминизм,
• и другие.

Разные направления развивают разные аспекты феминистской мысли. Например, интерсекциональность хороша тем, что слышит высказывания разных женщин с различным жизненным опытом, подвергающихся различным дискриминациям. Она рассматривает опыт пересечения угнетений. Движение антирасистского феминизма ставит во главу угла идею о том, что феминизм не должен ограничиваться борьбой за права белых представительниц среднего класса и должен обращать внимание на проблему угнетения женщин с разного цвета кожей. Марксистский феминизм связывает угнетение женщин с институтами частной собственности, а освобождение женщин считает частью классовой борьбы пролетариата. Постмодернистский феминизм критикует бинарную систему «женщина»/«мужчина», деконструирует эти понятия, стремится размыть границы и отказаться от строгой гендерной системы ради более сложной нюансировки. Сепаратистские феминистки выступают против гетеросексуальных отношений, против личных отношений с мужчинами в принципе: они считают, что мужчины не могут принести никакой пользы феминистскому движению и только способствуют утверждению патриархата. Трансфеминизм занимается защитой трансгендерных людей. Феминизм многогранен и безбрежен. И направлений у него не может быть много. Их ровно столько, сколько актуальных вопросов феминизма поднимают активистки.

Надо честно признать, что некоторые вопросы или провозглашаемые установки уводят в сторону от собственно феминистской проблематики. На мой взгляд, борьба с привилегиями женщин — это не то, что может привлечь женщин в феминистское движение. Борьба трансгендерных женщин за возможность проникновения в безопасное для других женщин пространство тоже ослабляет движение. Отказ квир-феминизма от понятия «пол» размывает понятие «женщина», а значит, и уводит от конечной цели феминизма

В связи с этим зачастую возникает вопрос: кто является настоящей феминисткой, как говорят пользовательницы сети, трушной? Я уверена, что не-настоящего феминизма нет. Есть только феминизм и не-феминизм. Женщина может быть феминисткой и высказывать по большинству вопросов феминистские взгляды. А вот по вопросу легализации проституции стоять на самых махровых консервативных позициях. Такая женщина перестала быть феминисткой или она не-трушная феминистка? Нет, просто по вопросу легалайза она занимает не-феминистскую позицию. Так бывает, к сожалению. Нельзя быть идеальной феминисткой в вакууме. Поэтому раздавать ярлыки «настоящая феминистка» или нет — это все равно что выдавать партийные билеты. Вот только феминизм — не партия, не часть. Феминизм — это целостная картина мира, в центре которого стоит женщина, ее потребности, интересы, ценности, ее перспективы и задачи.

Третья волна феминизма поднимается для решения проблем, касающихся каждой женщины: против насилия, против бедности, за права, за равные возможности, за достойное место женщины в этом мире — против сексизма во всех его проявлениях.

______________________

под светлым хэштегом #сгинь_патриархат

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File