Donate
Society and Politics

Несвященный союз: левые, исламисты и постколонизаторы

Olla_D14/03/24 11:16215

Пешрав Мохаммед


Как никогда ранее, левые, политический ислам и постколониальная интеллигенция образовали нечестивый альянс. Не понимая истории исламского экспансионизма, арабского колониализма и исламского антисемитизма, часть западных левых рассматривает каждое движение против Запада как борьбу с империализмом США. Таким образом, Исламская республика Иран и исламистские движения, такие как ХАМАС или «Хезболла», становятся частью антиимпериалистического блока.

Эти тенденции уже можно было наблюдать в связи с появлением «Исламского государства» (ИГ). Когда его террористы атаковали курдский город Кобани, курдские ополченцы сражались с ИГ в сотрудничестве с американскими войсками. Некоторые левые в Германии, Великобритании и Соединённых Штатах призвали США прекратить свою бомбардировочную кампанию.

С какой целью это было сделано? США нанесли авиаудары, чтобы дать возможность курдским наземным силам одолеть исламский терроризм. Если бы не бомбили позиции ИГ, это означало бы, что ИГ захватило бы курдские районы, чтобы обратить в рабство или убить женщин и детей. В итоге, как и в случае с езидами, можно было бы опасаться геноцида.

Зацикленность значительной части левых на США и одновременное безразличие к российскому, китайскому, иранскому или турецкому империализму привели к серьёзным политическим просчётам. Сюда же относится идея о том, что любая форма западной мысли, искусства или литературы является частью колониального проекта. Работы прогрессивных философов, таких как Руссо, Гегель, Маркс, Сартр и даже Франц Фанон, теперь рассматриваются как способствующие воспроизводству гегемонии белой Европы и поэтому отвергаются.

Это, возможно, способствовало развитию различных консервативных, отсталых и фанатичных идеологий, от исламистских движений до диктаторских правителей, выступающих против Запада, особенно в случае с Ираном. Из-за такой перспективы большая часть левых не в состоянии понять природу этих исламских и консервативных сил и настаивает на несостоятельном принципе, что враг твоего врага — это твой друг. Вместо того чтобы поддерживать прогрессивные, светские, либеральные и левые движения на Ближнем Востоке, левые обращаются к политическому исламу.

Исламофашизм и исламский антииудаизм

Почти шесть лет назад я приехал в Германию из автономного региона Курдистан в Ираке в качестве политического беженца. Я приехал в Берлин, рассчитывая жить в городе, полном левых и либеральных людей, и иметь возможность выражать свои политические и философские убеждения в свободной обстановке. Спустя почти три года я пришел к выводу, что левые здесь — это не то, о чем я мечтал.

Если я хотел открыто изложить свои взгляды на фашистские элементы в исламе и антисемитизм, меня не только не слушали, но и клеймили как человека, который либо не принадлежит к левым (часто подразумевалось, что меня считают крайне правым), либо плохо разбирается в исламе. Очевидно, что обсуждение исламского фашизма было несвоевременным. Но настало время открыто и недвусмысленно высказаться на эту тему.

Привлекательность фашизма для исламского радикализма — явление не новое. Ещё в 1935-м году Хасан аль-Банна, египетский основатель «Братьев-мусульман», одобрительно писал о политике Муссолини.

И наоборот, связь между политическим исламом и фашизмом можно проследить очень давно. Один из известных примеров — выдающийся фашистский мыслитель и основатель «исконного фашизма» Юлиус Эвола. Его многочисленные работы на тему традиций и современности и сегодня считаются ориентиром для неофашистов различных направлений, но Эвола также был очарован исламом. Ещё в 1930-х годах он восхвалял его традиционную мораль и чётко определённые социальные роли.

После арабо-израильской войны 1967-го года он был уверен в возрождении ислама: «Арабы, несомненно, важный народ. В настоящее время они находятся в запущенном состоянии. Арабский социализм им не подходит. Глобальное продвижение ислама ещё не остановлено. Когда придёт время — а я уверен, что это произойдёт скоро, — они смогут восстановить свой халифат». Интеллектуалы Исламской республики Иран считают Эволу важным философом. Террорист «Хезболлы» Фуад Али Салех, ответственный за серию терактов во Франции в середине 1980-х годов, во время судебного процесса также цитировал отрывки из работы Эволы «Восстание против современного мира».

В последнее время учёные и авторы всё чаще обращаются к фашистским элементам в исламе или анализируют политический ислам как современную форму фашизма. Манфред Хальперн был одним из первых, кто описал политизированный ислам как фашистское движение; в своём новаторском исследовании 1963-го года «Политика социальных изменений на Ближнем Востоке и в Северной Африке» он говорил о «неоисламском тоталитаризме». Французский марксист Максим Родинсон назвал исламские движения, такие как «Братья-мусульмане», «разновидностью архаичного фашизма», целью которого было создание «тоталитарного государства», в котором «политическая полиция» жестоко навязывала бы моральный и социальный порядок.

В 2014-м году египетско-немецкий политолог Хамед Абдель-Самад в своей книге «Исламский фашизм» проследил идеологические корни «Братьев-мусульман» в фашистской идеологии. Он отмечает, что некоторые арабо-исламские экстремисты используют Коран для унижения и угнетения неарабов, утверждая, что это доказывает превосходство арабов, поскольку последнее откровение Бога было на их языке.

На этом фоне такие современные явления как ИГ также следует отнести к категории фашистских. Флаги талибов и террористов ИГ можно было увидеть и на якобы пропалестинских демонстрациях в Эссене и Гамбурге в последние месяцы. Светские, либеральные и левые мигранты, в частности, уже давно предупреждают немецкое общество об опасности роста исламизма, но их игнорируют. Когда я указал на это своим немецким левым друзьям, на меня быстро навесили ярлык исламофоба, а в некоторых случаях и расиста по отношению к мусульманам.

Большая часть левых отрицает или релятивизирует исламский фашизм и антисемитизм в исламе. Они рассматривают антисемитизм как исключительно европейскую проблему. Тот факт, что исламские силы в различных формах были союзниками Гитлера, игнорируется или отрицается.

Сообщения об антисемитских лозунгах на «пропалестинских» демонстрациях в Европе не могут удивлять по двум причинам: во-первых, из-за клеймения евреев в Коране, которое передавалось на протяжении 1400 лет, и, во-вторых, из-за влияния современных идеологий на исламских мыслителей и исламский мир.

В Коране говорится, что евреи были наказаны за то, что отвернулись от откровений Аллаха, в том числе и за то, что они занимались ростовщичеством. Как и в христианстве, иудеи также обвиняются в убийстве пророка. Во времена пророка Мухаммеда они в виде унизительного ритуала должны были платить поголовный налог (джизья), де-факто деньги на защиту. Египтянин Саид Кутб (1906-1966), написавший в 1950-х годах влиятельное эссе под названием «Наша борьба с евреями», обычно считается самым значительным антиеврейским исламистом. Кутб считается своего рода главным идеологом «Братьев-мусульман», а суннитские джихадистские движения, в частности, ссылаются на него. Он вывел специфически исламский антисемитизм из религиозной традиции и западных теорий заговора.

Кутб писал, что евреи враждебно относились к исламу с момента его основания Мухаммедом в Медине. Он также утверждал, что ислам подвергался непрерывным «испытаниям» в «войне длиной 14 веков» и теперь стал жертвой «несчастий» и «махинаций» со стороны евреев. Кутб обвинил их в убийстве третьего халифа в 656-м году и последовавшем за этим расколе в исламе. Он также объяснил британскую оккупацию Египта в 1882-м году и распад Османской империи в 1918-м году еврейским влиянием. Кроме того, Кутб считал евреев создателями современности, которых он приравнивал к Марксу, Фрейду и другим «евреям», которые, де, уничтожают ислам.

По мнению Кутба, евреи вербуют «лакеев», то есть образованных и прозападных мусульман или «мусульман, находящихся под влиянием евреев», чтобы подорвать ислам и боевой дух мусульман. Поэтому он призвал мусульман всегда помнить об учении Корана, согласно которому «злейшими врагами мусульман являются евреи» и что «Бог их проклял». На протяжении веков Бог посылал «своих слуг», чтобы наказать евреев, и поэтому он «сделал Гитлера правителем над ними». Кутб считал, что их план начать «совместную войну крестоносцев и сионистов» приведёт к тому, что Аллах снова накажет их, уничтожив Израиль.

Обращение к тирадам Мухаммеда против евреев Медины и стихам Корана, по мнению Рональда Неттлера, редактора и переводчика эссе Кутба, придаёт этим негативным взглядам на Ближнем Востоке и за его пределами «исламскую правдоподобность», поскольку они, как представляется, основаны на истории и традиции. С точки зрения Кутба, социальный правящий класс в исламском мире был развращён еврейской и западной мыслью. Евреи также непосредственно устанавливали правителей и режимы в исламском мире, чтобы способствовать заговору против общины верующих.

Солидарность или антисемитизм?

Когда я присоединился к политическим левым в Германии, то через некоторое время понял, что левые, несмотря на свои заявления о солидарности с угнетёнными, избирательны в своей поддержке. Будучи курдом, я очень рано ощутил это на себе. Мне часто говорили, что курдов можно поддерживать только при условии, что они не будут вступать в союзы с США, ЕС или Израилем. Однако когда речь заходила о Палестине, левые выступали за безоговорочную поддержку палестинского движения, включая ХАМАС и все исламистские группировки.

Почему европейские левые безоговорочно поддерживают палестинское исламистское движение, а не курдов, хотя курдское движение является светским, лево-ориентированным, либеральным, феминистским и социал-демократическим и в наименьшей степени подвержено влиянию исламизма? Мне потребовалось время, чтобы понять ответ: их избирательность неразрывно связана с их антисемитизмом.

Некоторые левые с Ближнего Востока также придерживаются антизападной риторики. Эта якобы левая позиция особенно очевидна в контексте Ближнего Востока, где такие писатели и учёные, как Эдвард Саид, Тарик Али и уроженец Ирана Хамид Дабаши, встали на сторону палестинцев в их борьбе против США и Израиля, но редко обращались к политическим проблемам многочисленного курдского населения на Ближнем Востоке, которое продолжает испытывать этническую дискриминацию, языковое угнетение и принудительную культурную ассимиляцию.

Дабаши, например, сравнивает курдов с евреями и рассматривает создание независимого Курдистана как «второй поселенческо-колониальный Израиль». Он утверждает, что «создание независимого Курдистана было бы катастрофой для всех народов региона, включая самих курдов», и что этот процесс означал бы «израилизацию арабского и мусульманского мира» через Курдистан. Таким образом, антисемитизм и шовинизм встречаются не только в правых, но и в левых политических кругах.

Отношение иранских, турецких и арабских левых к курдам, безусловно, характеризуется национализмом и соответствующими имперскими идеями. И иранские, и турецкие националистические левые находились под влиянием европейских левых. Парадоксально, но Дабаши, который считает создание независимого Курдистана катастрофой для Ближнего Востока, видит путь к миру в создании палестинского государства и распаде Израиля. Из этого следует фундаментальное осознание: антисемитизм, который раньше в Европе представляли правые, теперь находит приют в левых политических кругах.

Начиная с 1960-х годов антисионизм и антисемитизм стали частью более широкой идеологической структуры, включавшей антиколониализм, антикапитализм и сильное недоверие к политике США. В глазах многих жителей развивающихся стран евреи стали символом Запада и, соответственно, объектом ненависти. Позиция по «еврейскому вопросу», хотя и не имела первостепенного значения сама по себе, стала показателем принадлежности к более крупному политическому движению, политических убеждений и общего культурного выбора.

В прошлом европейские антисемиты обвиняли евреев в возникновении капитализма и разрушении якобы органичных обществ феодальной эпохи. Позже европейские антисемиты обвиняли евреев в том, что они действуют как антикапиталисты и подрывают буржуазную цивилизацию. Иногда их обвиняли в войнах, потом в мире, потому что им, как «денежным людям», нужен был мир, чтобы управлять экономикой.

В наши дни левые не в последнюю очередь обвиняют евреев во всех катастрофах на Ближнем Востоке. Они демонизируют евреев как белых колонизаторов и поносят любого, кто признает право Израиля на существование. Никто из них не осмеливается осудить террористические атаки ХАМАСа на мирных жителей, похищения людей или изнасилования женщин. Они утверждают, что проблемы на Ближнем Востоке начались в 1948-м году, и считают, что выходом из ситуации является ликвидация государства Израиль. Антисемитизм, хотя и не неизменный, сегодня является почти частью левого мировоззрения или, по крайней мере, побочным эффектом левых политических движений.

Я думал, что смогу свободно говорить в левых кругах, считая их самыми демократичными и свободными. Первые три года я ничего не понимал, потому что не мог общаться по-немецки и не мог понять реакцию на свои идеи. Мне потребовалось время, чтобы понять, что происходит. Всякий раз, когда я хотела поговорить о философии, обществе или литературе, я чувствовала, что меня не воспринимают всерьёз. Некоторые друзья тоже были менее сдержанными: Мне говорили, что нужно говорить то, что они хотят услышать, а не то, что хочу сказать я. Я по-прежнему считаю, что левые пространства нужно спасать, потому что они важны. Но прежде всего они должны быть демократизированы.


Перевод с немецкого.

https://jungle.world/artikel/2023/51/linke-postkoloniale-und-islamisten-eine-unheilige-allianz

Author

Olla_D
Olla_D
Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About