radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

«Русский лётчик по имени Иван Нагурский»

Никита Новский

Который на самом деле не был ни русским, ни Иваном. В этой статье пойдёт речь о знаменитом уроженце польских краёв, русском подданном и морском лётчике, гидроавиаторе, совершившим первый в мире полёт на самолете севернее полярного круга, Яне Иосифовиче Нагурском.

Ян Нагурский в русской императорской военной форме.

Ян Нагурский в русской императорской военной форме.

Родился Ян Нагурский 18 февраля 1888 года, во Влоцлавеке, что был тогда частью Царства Польского, в составе Российской Империи, в семье мелкого землевладельца и мельника. Не окончив местную школу из–за нехватки денег, он ушёл из неё после 6 класса. В 1905 году он, однако, сдал экзамены, и на некоторое время устроился работать преподавателем в местной школе в Кросневице. Провинциальная учительская жизнь, по-видимому, не устраивала молодого Нагурского, и вскоре он решает попытать счастье в армии. В 1906 году он поступает в Одесское юнкерское училище, откуда выпускается 12 августа 1909 года в чине подпоручика, и, в дальнейшем, проходит службу в 23-ем Сибирском стрелковом полку, расквартированном в Хабаровске.

В 1910 году, после положенного года службы, он подаёт рапорт на поступление в Высшее морское инженерное училище, и продолжает своё обучение в Петербурге.

Подпоручик Ян Нагурский, 1912 год.

Подпоручик Ян Нагурский, 1912 год.

Вдохновленный демонстрационными полётами Сергея Уточкина, одного из первых русских лётчиков и авиа-испытателей, он, в 1911-1912 годах, проходит обучение в Императорском Всероссийском аэроклубе в Новой Деревне, под руководством инструктора Раевского.

В 1912 году Нагурский поступает в Гатчинскую офицерскую воздухоплавательную школу, откуда уже через год выпускается в звании военного лётчика. Одновременно, в июле того же года, он успешно защищает диплом морского инженера и был назначен в Главное Гидрографическое Управление.

В 1914 году сразу три русские экспедиции (Русанова, Брусилова и Седова) считались пропавшими без вести, и, по инициативе Русского Географического Общества, Совет министров дал указание морскому министерству организовать их поиски. Миссия была возложена на Главное гидрографическое управление, чей начальник, генерал-лейтенант Жданко, решил посоветоваться с нашим героем.

Чтобы дать точный ответ, Ян Нагурский сначала завёл переписку с Амундсеном, а затем для поиска подходящего самолёта выехал в Париж, там же, во Франции, затем проведя тестирования. Для полёта в арктических условиях был выбран самолёт Farman MF.11 .

Самолёт Farman MF.11

Самолёт Farman MF.11

Хотя начальник экспедиции Исхак Ислямов был против полётов, Нагурский, благодаря поддержке норвежских полярных исследователей Руаля Амундсена и Отто Свердруппа, настоял на своём. 1 августа пароход ‘’Эклипс’’ с экипажем и необходимым снаряжением прибыл в порт Александровск-на-Мурмане (ныне Полярный), что на Севере России. Дальнейший путь спасательной экспедиции проходил на пароходе ‘’Печора’’ под командованием капитана 2-ого ранга Синицына.

Печора вышла в море 13 августа. 16 августа экипаж достиг Крестовой губы, где встретился с экипажем другого корабля — ‘’Андромеды’’. Самолёт был собран Нагурским на станции Ольгинской, что на Новой Земле, в условиях температуры +1 днём, и минусовой ночью. Сборка заняла 2 дня, и уже 21 августа были совершены первые полёты. Взлетая первый раз, Нагурский сделал всего несколько кругов и приводнился. Не теряя времени, Нагурский погрузил на борт продовольствие на 10 дней, винтовку, лыжи, и, вместе с Кузнецовым, в 16:30 вновь взлетел.

Гидросамолет Нагурского Farman MF.11 в бухте Крестовая губа на Новой Земле.

Гидросамолет Нагурского Farman MF.11 в бухте Крестовая губа на Новой Земле.

Позже Ян Нагурский вспоминал:

‘’Тяжело груженный самолет с трудом поднялся надо льдами, но затем стал быстро набирать высоту; перед нами открывались все более красивые виды. Направо находился остров с грядами островерхих хребтов и спускавшимися по ним ледниками, налево — белый океан, на котором кое-где виднелись темные пятна открытой воды. Ледяными верхушками сверкали живописные, фантастических форм айсберги. Они были расположены то ровными рядами, то беспорядочно разбросаны; по форме одни напоминали стройные обелиски или призмы, другие — странного вида коряги. Все они искрились, как бы обсыпанные миллионами бриллиантов, в лучах незаходящего солнца. Сознание, что я первый человек, поднявшийся на самолете в этом суровом краю вечной зимы, наполняло радостью и беспокойством, мешало сосредоточиться.’’

В 20:50, преодолев расстояние в 450 километров, Нагурский успешно сел на воду. Первый в истории человечества арктический полет длился 4 часа 20 минут.

Всего было совершено 5 полётов, но никаких следов пропавших экспедиций, кроме каирна Седова, найти не удалось. Однако, благодаря результатам полётов, были внесены изменения в существующие карты, а также получено немало другой полезной информации, изложенной Нагурским в докладе Жданко.

Кроме того, Нагурский изложил Жданко и проект полета к Северному полюсу. Главную базу экспедиции Нагурский предполагал организовать на острове Рудольфа — это самый северный остров Земли Франца-Иосифа, который, в то же время, обычно доступен для судов. От главной базы на север, через каждые 200 километров, планировалось построить три вспомогательные базы со взлетными полосами, запасами еды и топлива. Жданко был впечатлён идеей, но начавшаяся Первая Мировая война создавала более насущные проблемы для страны. По результатам экспедиции Жданко представил Нагурского к Ордену Святого Станислава.

Подробный отчёт Нагурского был издан в роскошном переплете из тиснёной кожи и преподнесён морским министром Григоровичем Царю. Через некоторое время отчёт вернулся с царской резолюцией: ‘’Прочитал с удовольствием’’. По такому случаю Нагурский 6 декабря 1914 года был награждён орденом Святой Анны III степени.

После возвращения, Ян Иосифович Нагурский продолжил службу в российской морской авиации. С русской базы в Або (ныне Турку) он совершал разведывательные полёты над Балтикой; командовал авиационным отрядом, а позже и дивизионом. 17 сентября 1916 года, пилотируя летающую лодку М-9 Григоровича, он выполнил петлю Нестерова — первую в мире мёртвую петлю, выполненную на гидросамолёте.

Летающая лодка М-9

Летающая лодка М-9

За свои заслуги на фронте наш герой получил три боевые награды: орден Святой Анны IV степени '«за храбрость»' в море над Балтикой в сентябре 1915 года, орден Святого Владимира '«с мечами»' за боевые действия над Балтикой в октябре того же года, и орден Святого Владимира II степени за, опять же, бои над Балтийским морем. В 1917 году самолет Нагурского был сбит, и он считался пропавшим без вести. Однако, после нескольких часов в море, он был спасён русской подводной лодкой и доставлен в госпиталь в Риге, после чего вернулся в строй.

После Октябрьской революции Нагурский какое-то время продолжал служить в российской авиации, вернее, в том, что от неё оставалось, но позже, в 1918/1919 году, уехал в воссозданную Польшу. Там он проживал как гражданский, с целью не воевать с Россией во время совето-польской войны скрыв от властей своё воинское звание. В дальнейшем, благодаря родственникам, он устроился на сахарный завод, а позже переехал в Варшаву, где стал работать в конструкторских бюро сахарной и нефтяной промышленностей. В 1925 году он встретился с американским полярным лётчиком Ричардом Бэрдом, которому передал свой опыт полярных полётов. К тому времени в новой Польше его практически забыли, а в СССР, из–за утери документов, считали мёртвым.

По окончанию Второй Мировой войны, Нагурский продолжил работу конструктором, на этот раз в Гданьске и Варшаве. В 1955-ом году он присутствовал на лекции известного полярного исследователя и автора многих книг, Чеслава Центкевича, который, между слов, упомянул о ‘’ давно забытом пионере авиации, русском лётчике Иване Нагурском, который погиб в 1917 году ’’. Услышав это, Нагурский встал и объявил, что он не русский, и вовсе не умер. Этот случай достаточно широко освещался в польской прессе, и Ян Нагурский стал знаменитым.

А 27 июля 1956 года он прилетел в Россию — впервые за почти 40 лет. В Москве Нагурский встретился с советскими полярными летчиками Чухновским, первым советским авиатором, совершившим полеты в Арктике после Нагурского, Водопьяновым, Шевелёвым и Титловым. В Ленинграде Нагурский познакомился с Верой Валерьевной, вдовой Георгия Седова, чью экспедицию он безуспешно пытался отыскать в 1914 году, а завершилась поездка Нагурского по СССР посещением Одессы, где он получил своё первое военное образование.

Нагурский был автором двух книг-воспоминаний: ‘’Первый над Арктикой’’, посвящённой его арктическим полётам, и изданной в Польше в 1958 году, и ‘’Над пылающей Балтикой’’, изданной в 1960 году, и посвящённой его военной службе в годы Первой Мировой.

Ян Иосифович Нагурский умер 9 июня 1976 года в Варшаве, в возрасте 88 лет и был похоронен на Северном Коммунальном кладбище города. Его именем названы мыс в северной части Земли Франца-Иосифа, а также ряд полярных объектов России. Он был одним из тех поляков, кто, будучи волей судьбы русскими подданными, связали свою жизнь с единой Империей и Россией, и остались в памяти обоих народов и стран.

Могила Яна и Антонины Нагурских в Варшаве, на Северном коммунальном кладбище.

Могила Яна и Антонины Нагурских в Варшаве, на Северном коммунальном кладбище.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Author