radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post

Тирольское восстание

Никита Новский
'«Возвращение Тирольского ополчения»', картина Франца фон Дефреггера.

'«Возвращение Тирольского ополчения»', картина Франца фон Дефреггера.

Продолжая тему о народном сопротивлении революционной заразе, распространившейся на рубеже XVIII и XIX столетий в Европе, а также опровергая миф о том, что, дескать, французские войска приносили на своих штыках народное счастье, свергая никому не нужных монархов, преступным было бы не упомянуть о Тирольском восстании.

Тироль — регион в самом сердце Центральной Европы, расположенный на востоке Альпийских гор. Несмотря на свою отдалённость и изолированность, Тироль покорялся и завоёвывался довольно многими завоевателями — родственными этрускам ретами, римлянами, лангобардами, славянами, баварцами. Последние, в итоге, и составили основу населения региона. Наряду с остальной Австрией, и как и соседняя Бавария, Тироль исторически был довольно религиозным регионом — католики составляют 90% населения земли и теперь, и именно из близлежащих к Тиролю земель в своё время и пошла Контрреформация (см. Тридентский собор). Герцогство довольно долгое время было самостоятельным, но, со смертью местной ветви Габсбургов в 1665 году, перешло под управление Вены, связанным с которой Тироль остаётся и по сей день. Большинство крестьян региона исторически было лично свободным, в герцогстве действовал ландтаг, в котором заседали представители 4 сословий — дворянства, духовенства, горожан и крестьян, позже отменённый в рамках централизации Иосифом II. Довольно важной привилегией края было отсутствия призыва в войска за пределами Тироля, но, при этом, всё мужское население края, начиная с восемнадцати лет, входило в ополчение, используемое для обороны Тироля.

Объективные условия региона препятствовали ведению сельского хозяйства, но за счёт удачного местоположения — Тироль лежал на торговых путях между Германией и Италией, а также развития ремёсел и горного дела, жители этого края не бедствовали. В регионе, в основном за счёт церковно-приходских школ, была широко распространена грамотность, а в 1669 году в столице края, Инсбруке, иезуитами был основан существующий и поныне университет. Довольные свои положением, горцы были преданы династии Габсбургов

Положение региона изменилось с баварской оккупацией региона, начавшейся по итогам проигранной Австрией войны Третьей коалиции (1803-1806), и заключённого Пресбургского мира (1805), лишавшего недавнопровозглашённую Австрийскую Империю её многих владений в Германии в пользу Баварии, которая к тому времени успела стать союзницей Франции, и проникнуться революционным просвещённым духом. Все права и вольности Тироля были упразднены, а сам он был разделён на 3 департамента, напрямую подчинённые Мюнхену — рациональность! С целью борьбы с попами были запрещены крестовые ходы, звон колоколов и отмечание традиционных сельских праздников, распущены многие монастыри и введена регуляции времени на молитвы. Мотив подобных действий был довольно просветительским: жители области живут недостаточно зажиточно, поэтому, чтобы они жили зажиточнее, нужно, чтобы они больше работали, а чтобы они больше работали, необходимо отменить праздники, убрать крестовые ходы, и т.д.

Департаменты, на которые был разделён Тироль, а также некоторые прилегающие земли, 1808 год.

Департаменты, на которые был разделён Тироль, а также некоторые прилегающие земли, 1808 год.

Ко всему прочему были довольно сильно увеличены налоги, ликвидировано Тирольское ополчение и начата мобилизация в баварскую армию, одновременно с запретом на транзитную торговлю. Такая политика, естественно, не могла пройти просто так. Движение недовольных возглавил Андреас Хофер — сын простого трактирщика, в 1791 году избранный депутатом в возрождённый тирольский ландтаг, а в дальнейшем, во время всё той же войны Третьей коалиции, бывший капитаном Тирольского ополчения, сражавшегося на стороне Габсбургов. В январе 1809 года он был во главе тирольского посольства в Вену, прибывшего с ходатайством о помощи в случае восстания. Император согласился, и делегация успешно вернулась домой. Что интересно, будучи достаточно культурным человеком, после заключения договорённостей, Хофер отправился в Венскую Оперу, что чуть не провалило весь заговор — простого крестьянина, в характерной народной одежде, увидели французские и баварские послы, о чём и доложили своему руководству, правда, без особой конкретики, которую они, конечно, знать не могли. Вскоре Гофер и его сподвижники (Гаспингер, Гормайер, Шпекбахер и др.) распространили идею о восстании по всему Тиролю. Что интересно, в подготовке восстания большую роль сыграл опыт аналогичного антиреволюционного движения в Испании и французской Вандее. В Вене печатались брошюрки с пояснением о том, как, собственно, надо бороться с французами, которые распространялись через церковные приходы, и, благодаря высокой грамотности региона, активно читались и усваивались тирольцами.

Руководитель восстания, Андреас Хофер.

Руководитель восстания, Андреас Хофер.

‘’Горцы спускали по горным ручьям прессованные шары из смеси муки, угля и крови, которые должны были подать сигнал к восстанию’’ — писал французский историк Васт. Призыв к восстанию подали и зазвонившие колокола церквей, извещавшие тирольских мужчин о необходимости взять в руки оружие. 8 апреля выступил только передовой отряд самого Хофера, 9 же числа восстал весь Тироль, и, одновременно, Австрия объявила войну Франции, начав тем самым войну Пятой коалиции. Вскоре обнаружилось, что в регион была переброшена и французская пехотная часть, но даже она не помогла баварцам — 11 апреля они были разбиты под Штерцингом, на следующий день — у горы Изель. В тот же день народные войска вошли в столицу Тироля, Инсбрук. Повстанцами широко использовался природный фактор — когда вражеские войска шли в теснинах, тирольцы вызывали искусственные снежные лавины и камнепады, тем самым значительно ослабляя противника. В графство вошли австрийские войска, восстановившие власть Императора в этом регионе. Как писал немецкий историк Артур Клейншмидт, ‘’по всей Северной Германии [находившейся тогда под французской оккупацией — прим. ред.] превозносили Андреаса Хофера, Иосифа Шпекбахера и их товарищей, как общегерманских национальных героев’’.

Однако, в сражениях при Тойген-Хаузене, Абенсберге, Экмюле и Регенсбурге австрийские войска потерпели сокрушительное поражение и были выведены из Тироля. После битвы при Вёргле, объединённые баваро-саксонские войска вступили в Тироль, и 19 мая заняли Инсбрук. Повстанцы же, впрочем, не сдавались, и уже 25 числа им удалось разбить ‘’освободителей’’ во Второй битве при Бергиселе. Дошли до инсургентов и вести о поражении Наполеона в Асперн-Эсслингской битве 21-22 мая 1809 года. Впрочем, после проигранной Ваграмской битвы 5-6 июля и Цнаймского сражения 10-11 июля того же года, австрийцы подписали перемирие, по итогам которого их войска окончательно выводились из Тироля. Тирольцы остались один на один с французами и их немецкими союзниками.

Горцы одержали победу в очередной битве при Бергиселе, но Вене вновь пришлось отвернуться от своих верноподданных. По заключённому 14 октября 1809 года Шёнбруннскому мирному договору, Австрия, помимо выхода к Адриатическому морю, Западной Галиции, Зальцбурга и некоторых других земель, отказывалась от прав на Тироль. Ошеломлённые руководители восстания не знали, что им и делать. Хофер, который после освобождения края сдал командование и удалился в родную деревню, решил продолжить сопротивление, и война продолжилась. Лозунгом горских повстанцев стал ‘’За Бога, Императора и Отечество’’, а знаменем, как и у вандейцев, Сердце Иисуса и Дева Мария. Впрочем, императорские власти обратились к повстанцам с просьбой о сложении оружия, и довольно многие послушались. Оставшиеся, во главе с самим Хофером, были готовы сопротивляться до конца, но, так как силы повстанцев были ослаблены и не равны, они оказались разгромлены.

Памятник Хоферу в Бергиселе, близ Инсбрука, Австрия.

Памятник Хоферу в Бергиселе, близ Инсбрука, Австрия.

Андреас Хофер, не желая покидать Тироль, бежал с женой и детьми в горы и укрылся в наспех построенном шалаше. Однако, польщённый наградой в 1500 гульденов, сосед Хофера, Франц Раффль выдал французам местоположение народного героя. Хофер был схвачен и отвезён в итальянскую Мантую, где его взору предстали разграбленные и осквернённые католические храмы и монастыри. По приговору военного суда и по приказу Наполеона I (написанному ещё до вынесения приговора), руководитель тирольского восстания был расстрелян 20 февраля 1810 года. Он не дал французам завязать себе глаза, отказался встать на колени, и сам скомандовал: ‘’Стреляй!’’.

Первый залп ранил Хофера, но он удержался на ногах и воскликнул: ‘’Да здравствует добрый кайзер Франц!’’. Второй залп раздробил ему лицо и повалил его на землю, но Хофер ещё оставался жив. Тогда солдат из Люксембурга Мишель Эйфес подошёл к нему и выстрелил в висок. Известие о смерти героя пристыдило венский двор, к тому времени уже активно готовящийся к свадьбе дочери императора Франца, Марии-Луизе, на Наполеоне Бонапарте, но дело уже изменить было нельзя — такова политика. ‘’Австрия осталась молчаливой свидетельницей казни Хофера’’, как писал Клейншмидт.

В современной Австрии, провозгласившей либерально-демократические ценности, память о Хофере жива, он чествуется как национальный герой, но внимание придаётся лишь национально-освободительному аспекту его борьбы, аспект же религиозный, бывший, пожалуй, даже более значимым, всячески замалчивается и не афишируется. Впрочем, не всеми. Во время широко отмечавшегося 200-летнего юбилея восстания в 2009 году, депутат австрийского парламента от партии зелёных заявил, что ‘’чествовать Андреаса Хофера сегодня это всё равно, что прославлять предводителя Талибана’’.

Так или иначе — память о Хофере и тирольских повстанцах должна жить в веках. Говоря сегодня о декоммунизации и Тамбовском восстании, мы не должны забывать о более ранних корнях большевизма, и более ранних примерах сопротивления агрессивной псевдорациональной идеологии, на иностранных штыках навязывавшей свой взгляд населению. Тем более что Ленин активно изучал и вдохновлялся именно Французской революцией, да и эпитет, с заглавной буквы, ‘’Великая’’ она получила, вообще говоря, только в российской, российской революционной среде.

Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma

Author