Donate
Technology and Science

Тим Маршалл: Будущее географии. Как политика в космосе изменит наш мир. Часть 1: Здесь и сейчас

Парантеза25/11/23 09:11508

Космос — новый фронтир человечества, неосвоенное пространство, в котором не действуют никакие законы, кроме законов силы и скорости. Отправка первого человека в космос была вопросом престижа. Теперь символизм отброшен, и пришла очередь более прагматичных соображений: национальных интересов и сфер влияния. А это означает, что нас ждёт размещение вооружений на орбите, создание спутников-шпионов и противоспутникового оружия, строительство баз на Луне, добыча полезных ископаемых на астероидах — и первый космический конфликт. Или.?

ЭПОХА АСТРОПОЛИТИКИ

«В первый день космического полёта мы выделяли наши страны. На третий и четвёртый — наши континенты. К пятому дню мы поняли, что у нас одна общая Земля».

Султан Бин Салман аль-Сауд, астронавт


Многие из нас по-прежнему представляют себе космос как нечто отдалённое в пространстве и времени. Однако космос — это здесь и сейчас, неизведанное пространство, до которого мы можем дотянуться. Целью «Космической гонки» было доставить человека в космос. Теперь мы заявляем права на то, что там есть. По мере того, как всё больше стран будут становиться космическими державами, будет больше сотрудничества, но и больше конкуренции. Это неизбежно приведёт к перенесению земных конфликтов в космос, возникновению «сфер влияния» и территориальных споров. И военные, и гражданские игроки вовсю составляют планы на пространство от пояса спутников до Луны и далее.Это эпоха астрополитики.Великие теоретики геополитики XIX и XX веков, Альфред Тайер Мэхэн и Хэлфорд Джон Маккиндер, определяли пределы достижимого для той или иной страны на основе географического положения, расстояний и ресурсов. Долины, реки и горы создают условия, в которых мы торгуем и воюем друг с другом.Те же самые принципы действуют и в «астрополитике». Как и геополитика, она основана на географии. Космос — не просто пустое пространство; в нём есть области высокого излучения, огромные расстояния, сверхскоростные магистрали, стратегические корридоры и богатые природные ресурсы. Последние привлекают великие державы, которые рассчитывают с их помощью сохранить своё положение в мире. Какие участки космоса наиболее выгодны? На каких планетах могут быть вода и полезные ископаемые? Какова плотность их атмосферы? Есть ли планеты, которые можно колонизировать?

Астрополитику невозможно понять без понимания географии космоса.

География космоса начинается на Земле, поскольку в космос сначала нужно попасть. Стоимость космических полётов существенно снизилась со времён программы «Аполлон», однако чтобы стать космической державой (или компанией), по-прежнему нужна приличная сумма денег и либо стартовый комплекс, либо связи с теми, у кого он есть. Наиболее подходящее место для запуска — то, которое позволяет извлечь максимальную выгоду из вращения Земли, чтобы достичь космоса как можно быстрее и с минимальным расходом топлива. Следовательно, место для запуска должно быть расположено вблизи экватора, где скорость вращения Земли самая высокая. Вот почему США используют стартовую площадку Космического центра Кеннеди во Флориде, ЕС — во Французской Гвиане, а Россия — в Казахстане. Важно также, чтобы ракетные ускорители сбрасывались над малонаселёнными районами.В идеале страна должна быть достаточно большой и иметь достаточно кадров, технологий и редких ископаемых, чтобы не нуждаться в поддержке извне; а её граждане должны искренне верить в важность научно-технического развития. Кроме того, чем крупнее страна, тем большую часть неба она может наблюдать со своей территории, и тем легче ей следить за своими (и чужими) спутниками.Это объясняет, почему Китай, США и Россия имеют наибольшее присутствие в космосе. В перспективе к ним могут присоединиться ЕС и Индия.

Итак, мы взлетели. Согласно классификации НАСА, собственно космос начинается на высоте 80 километров над уровнем моря, а по мнению Международной авиационной федерации — на высоте 100 километров (это так называемая линия Кармана, преодолевая которую летательный аппарат освобождается от земного притяжения). Достигнув низкой околоземной орбиты (от 160 до 2 000 километров над уровнем моря), можно увидеть Международную космическую станцию, которая находится на высоте около 400 километров. Это пространство сильно изменилось во времён запуска ракеты «Спутник». В 1993 году космические агентства США, России, Европы, Японии и Канады договорились построить космическую станцию. В 1998 году на орбиту был выведен первый модуль. С тех пор более 160 американских и 50 российских астронавтов делили жилое пространство и научные лаборатории с десятками астронавтов из других стран, в том числе 11 из Японии, 9 из Канады, 5 из Италии и по 4 из Франции и Германии. Максимальное число людей, когда-либо находившихся на станции одновременно — 13. В большинстве случаев астронавтов доставлял на станцию пилотируемый корабль «Союз».

МКС — это символ того, чего можно достичь в космосе благодаря сотрудничеству. К сожалению, срок эксплуатации станции приближается к концу. В 2031 году она будет сведена с орбиты и затоплена в Точке Немо в южной части Тихого океана.

Однако, учитывая обилие других аппаратов, МКС можно и не заметить. Низкая околоземная орбита — привлекательное место; именно здесь сосредоточено большинство спутников. А без спутников системы связи и навигации не смогли бы функционировать. Если заглушить или уничтожить эти спутники, фургон доставки не сможет найти ваш дом, спасательные службы не приедут на вызов, корабли собъются с курса, а развитые страны вроде Британии начнут терять около 1 миллиарда фунтов в день. Роль спутников в современном мире невозможно переоценить; а ещё они играют ключевую роль в современных методах ведения войны.Встречаются спутники разного размера и веса — от маленьких, размером с кубик Рубика, и весом всего 1,33 килограмма, до огромных, весящих около тонны. Спутники выводятся на орбиту при помощи ракеты-носителя и обращаются с запада на восток, в том же направлении, в котором вращается Земля. Спутники на полярной орбите обращаются с севера на юг; они преимущественно используются для составления карт, наблюдения за погодой и разведки. Спутники, обращающиеся с запада на восток, совершают полный оборот вокруг Земли за 90—120 минут, в зависимости от их удалённости от планеты, и проводят над каждым участком всего несколько минут. Они, как правило, работают группами, образуя «сеть», и обмениваются информацией друг с другом. Например, американская система GPS насчитывает не менее 24 спутников.

Низкая околоземная орбита, как правило, используется для спутниковой фотосъёмки, так как относительная близость к Земле позволяет получить лучшее качество изображения. Уровень детализации, на который способны военные спутники, впечатляет. Метеорологический спутник, например, имеет разрешительную способность 1 километр (то есть не позволяет увидеть объекты размером менее 1 километра), тогда как современный военный спутник — 0,15 метра.

Низкая околоземная орбита — это геостратегическая точка, вроде как Суэцкий канал и Ормузский пролив на Земле: узкое пространство, которое можно легко заблокировать.

На высоте около 2 000 километров над уровнем моря начинается средняя околоземная орбита, заканчивающаяся на высоте 35 786 километров. Спутники, находящиеся на этой орбите, совершают оборот вокруг Земли за 12 часов. Многие из них обеспечивают позиционирование и навигацию, и оборудованы атомными часами, измеряющими время на основе колебаний атомов. Они согласуются с атомными часами на Земле, которые настолько точны, что не сбиваются даже на 1 секунду за миллионы лет. Спутник со скоростью света посылает сигнал устройству на Земле (смартфону или системе навигации в машине). Так определяется ваше местоположение.Далее расположена высокая околоземная орбита. Низкая околоземная орбита — неподходящее место для спутников связи, так как они двигались бы настолько быстро, что наземные станции не успевали бы за ними следить. На большей же высоте скорость обращения спутника равна скорости вращения Земли, поэтому он постоянно находится над одной и той же частью планеты. Один такой спутник может охватить до 42 процентов земной поверхности. Здесь военные спутники соседствуют с теле- и радиоспутниками, а также некоторыми спутниками для наблюдения за погодой.

Именно здесь находится американская группировка спутников защищённой связи Advanced Extremely High Frequency, которая обеспечивает связь с военными самолётами, вооружёнными силами союзников и системой предупреждения о ядерной атаке. На этой же орбите находятся российская Единая Система Спутниковой Связи (ЕССС) и китайская Спутниковая навигационная система «Бэйдоу». Ещё выше расположена область, куда многие спутники отправляются умирать. Когда срок эксплуатации спутника подходит к концу, он сходит с геосинхронной орбиты вглубь космоса, где он не будет представлять опасности для других.Пространство вокруг Земли всё больше заполняется. Сегодня собственные спутники имеют более 80 стран, а в космос эти спутники доставили 11 стран, имеющих (или имевших) свои стартовые комплексы. Самые крупные игроки — это Китай, США и Россия; за ними расположились Япония, Индия, Германия и Британия. В поясе спутников также есть аппараты таких стран, как Тунис, Гана, Ангола, Боливия, Перу, Лаос, Ирак и многих других, которые обычно не ассоциируются с космическими достижениями. Многие из этих спутников были запущены частными компаниями, а не государствами.

По данным Союза обеспокоенных учёных, вокруг Земли ныне обращается более 8 тысяч спутников, 60 процентов из которых действующие. В будущем их станет намного больше. Места хватит ещё для сотен и тысяч, однако с каждым новым спутником вероятность столкновения (а, значит, и конфликта) будет повышаться.

Другая важная для спутников область — это точки Лагранжа, космические «стоянки», где силы притяжения Земли и Луны уравновешены. Это позволяет спутнику или космическому аппарату «парить» в такой точке с минимальным расходом топлива. В будущем можно будет доставить в эту точку партию добытых на астероиде ископаемых или оборудование, необходимое для строительства космической станции, и быть уверенным, что они по-прежнему будут там, когда вы за ними вернётесь.

Каждая система из двух космических тел имеет 5 точек Лагранжа. Телескоп «Джеймс Уэбб» прибыл в точку L2 системы Солнце—Земля в 2022 году и сможет пробыть там ещё 20 лет, почти не расходуя топлива. Точки L4 и L5 пока не используются, а L3 не очень полезна, так как находится по другую сторону Солнца. Кто испытывает к ней интерес, так это писатели-фантасты, которые помещают там зеркальное отражение Земли. Данную идею развивает фильм «Путешествие по ту сторону Солнца» (1969), в котором астронавт думает, что приземлился на своей родной планете, пока не замечает, что все надписи вокруг задом наперёд, а машины ездят по другой стороне дороги. Что касается системы Земля—Луна, то точки L1 и L2 могут быть подходящими местами для будущей окололунной станции. L2 находится на удалённой стороне Луны и поэтому может позволить учёным изучать Вселенную без посторонних сигналов с Земли.

Учитывая стратегические преимущества, которые дают точки Лагранжа, за них может развернуться борьба. К счастью, они огромны — около 800 тысяч километров в диаметре — поэтому места должно хватить всем.

Конечная станция — это сама Луна, находящаяся на расстоянии 385 000 километров, или 1,3 световых секунды. Если двигаться со скоростью 100 километров в час, потребуется менее часа, чтобы попасть в космос, но затем ещё полгода, чтобы достичь Луны. Быстрее всего это расстояние преодолел аппарат New Horizons — за 8 часов и 35 минут. Большинство пилотируемых миссий занимают около 3 дней.Сегодня у нас есть полная карта поверхности Луны. Это удивительное место с горами, ущельями, долинами, равнинами и пещерами. Площадь Луны — лишь немногим менее 38 миллионов квадратных километров, что чуть больше площади Африки. На протяжении последнего миллиарда лет Луна постоянно подвергалась бомбардировкам метеоритами; некоторые из них были настолько большими, что образовавшиеся от их падения кратеры видно с Земли невооружённым глазом. Мы также можем увидеть на Луне светлые и тёмные участки — горы и «моря» (названные так потому, что ранние астрономы рассчитывали найти там воду). На самом же деле падение метеоритов спровоцировало вулканическую активность и выброс лавы на поверхность. Эти участки темнее потому что из-за высокого содержания железа вулканическая порода отражает меньше света.

Не так давно было доказано присутствие оксидов металлов в некоторых крупных кратерах. Также считается, что на Луне есть залежи кремния, титана и алюминия. Человечеству предстоит провести немало времени на Луне в поисках этих металлов, которые играют важную роль в современных технологиях. Обнадёживает возможность вырабатывать энергию для лунных поселений и экспорта на Землю. На Земле более 99 процентов всего гелия припадает на изотоп гелий-4. Это очень полезный газ. Он помогает надувать шарики на детских праздниках, используется в подушках безопасности машин и для охлаждения систем МРТ. Однако ещё полезнее гелий-3. Теоретически, при помощи гелия-3 можно достичь термоядерной реакции. Это Святой Грааль энергопроизводства, так как позволяет получить больше энергии при отсутствии радиоактивного излучения. На Земле гелий-3 составляет лишь около 0,0001 процента всего гелия, однако на Луне может быть миллион тонн этого вещества.

Руководитель китайской лунной программы Оуян Цзыюань считает, что гелий-3 может удовлетворить потребности человечества в энергии на следующие 10 тысяч лет. По оценкам учёных, 1 тонна гелия-3 эквивалентна 50 миллионами баррелей нефти.

Учёные работают над созданием термоядерного реактора вот уже 40 лет, однако необходимые технологии, скорее всего, появятся не раньше следующего десятилетия. То же самое касается и технологий для добычи полезных ископаемых на Луне. Но процесс запущен.Есть основания считать, что на Луне есть вода. На расстоянии 2 700 километров от экватора Луны лежит бассейн Южный полюс — Эйткен шириной 2 500 километров и глубиной 13 километров. Там есть высокие горы, благодаря наклону оси вращения Луны освещаемые солнцем примерно 80 процентов времени. В XIX веке считалось, что эти горы могут быть залиты светом постоянно, поэтому их прозвали пиками вечного света, однако похоже, что даже самые высокие из них иногда оказываются в тени. Рядом с ними есть кратеры, настолько глубокие, что солнечный свет никогда не достигает их дна. Кратеры вечной тени — это самые холодные точки в нашей Солнечной системе. Здесь была зафиксирована температура -238 градусов, что ниже, чем на поверхности Плутона. В морозных пещерах есть кристаллы льда, а во льде — кислород и водород, из которых можно получить ракетное топливо. По некоторым оценкам, на полюсах Луны может быть 600 миллионов килограмм льда. Для запуска ракеты с Луны нужно намного меньше топлива, чем для преодоления притяжения Земли, поэтому при наличии инфраструктуры в перспективе при полёте с Земли на Луну не нужно будет брать с собой топливо для возвращения. Разработанная НАСА ракета-носитель SLS сжигает 802 500 галлонов топлива, чтобы достичь низкой околоземной орбиты. Это одна из причин, почему Луна также будет очень хорошей стартовой площадкой для более дальних миссий.

Куда после Луны? В обозримом будущем пилотируемые корабли вряд ли полетят дальше Марса, да и к самому Марсу — не раньше 2030-х. Учитывая огромные расстояния в космосе, планеты нашей Солнечной системы расположены относительно близко друг к другу. Однако, хоть мы и можем запускать аппараты к любой из них, посетить их мы пока не в состоянии. Среднее расстояние до Юпитера — 778 миллионов километров, до Сатурна — 1,4 миллиарда километров, а до Нептуна — 4,4 миллиарда. А вот фраза «да хоть на Марсе» постепенно становится неактуальной. Первым космическим аппаратом, совершившим пролёт около Марса, стал зонд НАСА »Маринер-4» в 1965 году. В 1971 году Советский Союз посадил на поверхность зонд »Марс-3», который передавал данные на протяжении 14 секунд, после чего замолчал навсегда. Через 5 лет прибыл зонд НАСА »Викинг-1», сделавший первые фотографии поверхности. Сегодня Марс — одна из наиболее изученных планет Солнечной системы и единственная планета, поверхность которой исследовали самоходные аппараты.Новейшие аппараты могут достичь Марса за 7 месяцев. Дело — за пилотируемым полётом. Илон Маск собирается высадить людей на поверхности Красной планеты уже в этом десятилетии и утверждает, что полёт займёт не более 80 дней. Даже с учётом всех последних технических достижений эти сроки кажутся чрезмерно оптимистичными. Так или иначе, выбор времени будет иметь решающее значение. Кратчайшее возможное расстояние до Марса — 54,6 миллиона километров, а максимальное — 400 миллионов. А вот Луна уже сейчас находится в пределах нашей досягаемости, и ведущие космические державы стремятся как можно скорее построить там свои базы. Да, добыча и обработка полезных ископаемых на Луне — это очень сложный процесс; да, термоядерная реакция с использованием гелия-3 — это пока лишь теория; да, сроки будут сдвигаться, а бюджеты превышаться, но нельзя позволить конкурентам обойти себя. Гелий и вода — не возобновляемые ресурсы; мы не можем подождать миллиард лет, чтобы солнечный ветер создал ещё. Первому достанется всё. Вызов будет принят по многим причинам — ради престижа, из коммерческих и стратегических соображений.

Колонизация Луны предоставит стране — или альянсу стран — преимущества, схожие с теми, которые в былые века имели морские державы. Тот, кто придёт первым, будет устанавливать правила.

Один из ведущих теоретиков астрополитики и автор книги «Астрополитика: Классическая геополитика в космическую эпоху», профессор Эверетт Долман из Командно-штабного колледжа Воздушных сил США, является автором известной максимы: «Кто контролирует низкую околоземную орбиту, тот контролирует околоземное пространство. Кто контролирует околоземное пространство, тот контролирует Землю. Кто контролирует Землю, тот определяет судьбу человечества».За контроль соперничают три страны. От них стараются не отставать другие. Такие страны, как Япония, Франция и Британия также объявили о создании космических вооружённых сил. В былые времена командиры не отправляли солдат в бой, если те не имели средств для защиты и нападения. Сегодня спутники — ключевой элемент военной мощи и часть систем предупреждения о запуске ядерных ракет. Это значит, что потеря даже одного из таких спутников сделает страну очень уязвимой, а утрата доступа к орбите создаст серьёзные проблемы. Ни одна страна, полагающаяся на спутники при ведении боевых действий, не оставит их без защиты и не откажется от возможности нанести удар по вражеским спутникам. Нынешние «законы», регулирующие деятельность в космосе, — не более чем рекомендации. Они безнадёжно отстали от технологий и геополитических реалий. Сегодня космос — это насыщенное пространство, требующее законов и соглашений, адекватных для XXI века. Каждый человек на Земле заинтересован в космическом порядке, основанном на правилах, и в международном сотрудничестве по вопросам космоса. Без этого дело может закончиться войной за космос.

Тим Маршалл: Будущее географии. Как политика в космосе изменит наш мир. Часть 2: Главные игроки
Часть вторая — достижения и неудачи космических сверхдержав, а также прогнозы на будуще
syg.ma
Тим Маршалл: Будущее географии. Как политика в космосе изменит наш мир. Часть 2: Главные игроки

БЕЗЗАКОНИЕ

«Оттуда, с Луны, международная политика выглядит такой мелочной. Вам хочется схватить какого-нибудь политика за шкирку, протащить его четверть миллиона миль и сказать: „Взгляни на это, сукин сын!"»

Эдгар Митчелл, астронавт миссии «Аполлон-14»


Луна имеет сложный ландшафт и суровый климат, однако также таит огромные богатства. Здесь не действуют земные законы, поэтому необходимы законы космические.Но это не так-то просто. Писать законы сложно даже на Земле, где есть чёткие границы и известные прецеденты. Более того, великие державы не хотят уступать своё преимущество в космосе. Существующие космические законы давно устарели и слишком расплывчаты в современных условиях. Большинство из них были написаны главными игроками в период Холодной войны и больше не справляются со своей задачей. Договор о космосе (1967), например, гласит: «Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит национальному присвоению ни путём провозглашения на них суверенитета, ни путём использования или оккупации, ни любыми другими средствами», а «исследование и использование космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, осуществляются на благо и в интересах всех стран, независимо от степени их экономического или научного развития, и являются достоянием всего человечества». Если одна страна строит на Луне базу и устанавливает зоны, где представителям других стран находиться небезопасно, можно ли считать это оккупацией? Если одна страна добывает на Луне ископаемые и продаёт их на Земле — делается ли это в интересах всего человечества? Договор также запрещает размещение в космосе оружия массового уничтожения, однако в нём ничего не сказано о традиционных вооружениях. Более того, не предусмотрены никакие меры по контролю за соблюдением этого документа. Соглашение о Луне (1979) также устарело; кроме того, оно было подписано слишком малым числом стран, чтобы быть эффективным (и не было ратифицировано ни США, ни Китаем, ни Россией).Подобные соглашения не учитывают различия в технологиях, доступных разным странам, и не отражают тот факт, что многие страны с низким и средним уровнем доходов имеют присутствие в космосе сегодня, но не имели права голоса, когда писались правила. На смену этим пережиткам прошлого века пришли необязывающие соглашения — например, Соглашения Артемиды (2020), регулирующие деятельность на Луне. Отчасти они дублируют Соглашение о Луне, однако есть одно принципиальное отличие: последнее является международным договором, тогда как первые — это серия двусторонних соглашений, текст которых был составлен США.

Некоторые из «дополнений» противоречат принципам, изложенным в Соглашении о Луне — например, американцы не поддерживают идею о том, что исследование Луны является достоянием всего человечества.

Подписавшись под Соглашениями Артемиды, страны приняли американский подход. Соглашения были подписаны директорами восьми национальных космических агентств: США, Австралии, Великобритании, Италии, Канады, Люксембурга, ОАЭ и Японии. Позже к ним присоединились Румыния, Украина, Южная Корея, Новая Зеландия, Бразилия, Польша, Мексика, Израиль, Сингапур, Франция, Саудовская Аравия и другие. Однако более 160 стран не сделали этого. Конгресс запретил НАСА сотрудничать с Китаем, а Россия была исключена после обвинений в опасном сближении с американским спутником.Страны-подписанты рассчитывают доставить людей на Луну уже в ближайшие несколько лет, а затем приступить к строительству постоянных поселений. Они считают, что добыча ископаемых не квалифицируется как национальное присвоение, так как добывающая страна на владеет территорией, на которой оперирует. Однако на деле первому достаётся всё. Китай, вероятнее всего, прибудет на Луну вскоре после подписантов Соглашений Артемиды. Если окажется, что добыча возможна лишь в определённых местах, начнётся противостояние. Не говоря уже о том, что богатства Луны не достанутся менее развитым странам.

Раздел 11 Соглашений Артемиды посвящён предотвращению конфликтов. С этой целью каждая страна обязуется предоставлять «информацию о характере своей космической деятельности». Деятельность эта должна осуществляться в пределах «зоны безопасности» — области, в которой деятельность другой страны может «вызвать вредные помехи».Дальше — хуже. «Ожидается, что характер и существование зон безопасности будут меняться с течением времени, отражая статус соответствующей операции». Но не беспокойтесь — подписанты сообщат общественности всю необходимую информацию «как только это будет возможно». Какое облегчение! Стойте, а это что? Они будут делать это «насколько будут позволять соображения защиты конфиденциальной информации». Через лазейки в этом договоре мог бы пролететь целый корабль «Энтерпрайз». Не говоря уже о том, что большинство стран мира его не подписали.Сторонники Соглашений утверждают, что поскольку существует договорённость использовать Луну только в мирных целях, «зоны безопасности» не являются проблемой. Однако что считать мирными целями? В 1959 году, применительно к Договору об Антарктике, Россия определяла «мирные» как «невоенные». Однако США определяют «мирные» как «неагрессивные», что оставляет лазейку для военной деятельности, если та не носит агрессивного характера. Это различие в интерпретации обеспечит космических адвокатов работой на долгие годы. Некоторые пункты Соглашения о Луне также позволяют использовать военный персонал в космосе в мирных целях. Если у вас есть база на Луне, а другая страна, не подписавшая Соглашения, вторгается в вашу «зону безопасности», можно обоснованно заявить, что вам необходимо оружие для самозащиты. А если у вас есть оружие для самозащиты, то я тоже хочу. Само собой, исключительно для самозащиты…

От «зон безопасности» всего один шаг до «сфер влияния». Одержимость сферами влияния на Земле привела к многочисленным конфликтам, поэтому экспортировать их в космос — не лучшая идея.

И это ещё не конец. Применительно к частным компаниям, работающим с государством, страны-подписанты «обязуются принимать соответствующие меры, чтобы компании, действующие от их имени, соблюдали Соглашения». Однако крупная американская компания, работающая на Луне, может сослаться на Закон о конкурентоспособности коммерческих космических запусков от 2015 года, который разрешает американским гражданам «владеть, пользоваться и торговать ресурсами», добытыми в космосе. Учитывая, что законы страны не действуют за пределами её границ, другие страны могут обосновано возразить.Раздел 9 вводит понятие охраны исторического космического наследия, однако не объясняет, что это такое и как его охранять. Это делает возможным сценарий, при котором США в одностороннем порядке объявляют место приземления «Аполлона-11», отпечаток ботинка Нила Армстронга и американский флаг объектами, имеющими историческую ценность, а территорию вокруг них — американской зоной безопасности.

Стоит отметить, что Соглашения Артемиды подписало больше стран, чем предыдущее Соглашение о Луне.

Если достаточное количество стран считают соглашение имеющим тот же вес, что и международный закон, то оно начинает восприниматься как закон. Если достаточное количество стран ратифицировали документ, то он становится общепринятым международным стандартом. Пример — Конвенция ООН по морскому праву (UNCLOS). Впервые подписанная ещё в 1982 году, она вступила в силу в 1994, когда её подписало 60 стран (сегодня таких 157). Некоторые крупные страны, в том числе США и Турция, не подписали документ, однако это не мешает ему считаться международной «Конституцией океанов».Точно так же, как сегодня на UNCLOS ссылаются при морских спорах, можно предположить, что в 2030-х годах страны-подписанты будут ссылаться на Соглашения Артемиды в случае спора с Россией или Китаем о зонах безопасности на Луне. Однако так же, как Турция не признаёт положений UNCLOS в споре с Грецией о запасах нефти и природного газа в Средиземном море, так и Пекин с Москвой не будут признавать положений Соглашений Артемиды. В 2020 году тогдашний глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин сравнил Соглашения Артемиды с «оккупацией» Луны, которая превратит её в «новый Афганистан или Ирак». В следующем году Россия и Китай подписали меморандум о создании Международной научной лунной станции и пригласили другие страны присоединиться к проекту.

Необходим новый комплекс соглашений, которые бы отражали новые реалии, обусловленные технологиями — хотя бы для того, чтобы предотвратить превращение «зон безопасности» в зоны боевых действий. Проблема в том, что их должны подписать все игроки. А учитывая, что на сегодняшний день мы не можем договориться даже о том, где начинается космос, а где заканчивается суверенная территория страны, в ближайшее время этого ожидать не приходится.

Есть и много других вещей, которые должны быть прописаны в новых космических законах. Например, что можно считать деятельностью в космосе? Если страна использует космический спутник для управления дроном, который запускает ракету по военной цели, нарушает ли это Договор о космосе? Если для наведения удара использовался коммерческий спутник, значит ли это, что все спутники данной компании отныне считаются оружием? В 2004 году в ходе войны в Ираке 68 процентов всех выпущенных американцами снарядов наводились со спутников, 80 процентов из которых были коммерческими. Если бы Ирак обладал соответствующими технологиями, имел бы ли он право наносить удары по этим спутникам? В 2022 году к этому спору добавилось новое измерение.В первые дни российского вторжения в украинском Ирпене пропал доступ к интернету после того, как все 24 базовые станции были уничтожены. Связь была восстановлена, когда компания Илона Маска SpaceX отправила в город терминалы Starlink. Позже по всей стране было установлено более 10 тысяч спутниковых антенн. Большинство из них использовалось обычными людьми, однако к Starlink были подключены и украинские военные, что позволяло им управлять дронами.

Россияне попытались глушить сигнал, однако инженеры SpaceX быстро поняли, как этому помешать. Это не осталось без внимания ни в Москве, ни в Вашингтоне. Руководитель отдела радиоэлектронной борьбы Пентагона Дэйв Тремпер был доволен. А Дмитрий Рогозин возмутился, что Starlink превратился в подразделение Пентагона. Если бы это было так, то имела бы ли Россия право атаковать спутники Starlink? Что бы сделал Китай, если бы в стране поднялось восстание против Коммунистической партии, а Starlink помогал его участникам обходить Великий Китайский файрвол? Разрабатываются планы о том, как действовать в подобных ситуациях. В 2020 году НАТО объявил о создании космического центра на авиабазе Рамштайн. На саммите НАТО 2021 года было принято дополнение к статье 5, распространяющее её действие на космос. Заявление гласило: «атака в или из космоса … может иметь настолько же губительные последствия для современных стран, что и традиционная атака. Подобные атаки могут вести к активации статьи 5». Решение будет приниматься «по каждому конкретному случаю». Осторожные формулировки — «могут вести» и «по каждому конкретному случаю» — показывают, что мы вступаем на новую территорию. Ракетный удар по стране НАТО будет однозначно расценён как акт войны, но как насчёт уничтожения лазером коммерческого спутника? Это не происходило бы в пределах суверенной территории страны и не повлекло бы за собой человеческих жертв. Стоит ли из-за этого объявлять войну? Станут ли в Испании браться за оружие из-за того, что один из спутников Маска был сбит, пролетая над Кенией? Наверное нет. Статья 6 гласит, что нападение на страны НАТО означает нападение «на территориях [этих стран] или над ними». То есть атака на объект, пролетающий над ненаселённой частью Тихого океана, не является поводом для активации статьи 5. Однако по-прежнему неясно, можно ли считать область на высоте нескольких сотен километров находящейся «над» суверенной территорией страны. Отсюда принятие решения «по каждому конкретному случаю». В то же время, если будет уничтожен один из американских спутников системы предупреждения о ядерной атаке, географические соображения вряд ли будут играть роль.Присутствие в космосе бизнес-игроков также ставит многочисленные вопросы, не связанные с военной деятельностью. Какие из земных законов должны регулировать бизнес-проекты? И как следить за их выполнением? Предположим, что космический магнат Франкенштейн создаёт искусственного человека на борту Космической станции «Шелли». Международные соглашения запрещают подобное на Земле, но Франкенштейн — не страна, а Космическая станция «Шелли» — не Земля. Кто ему помешает и как? Невероятный сценарий, скажете вы? Учёные на борту МКС уже печатали живую ткань на 3D-принтере. Подобная работа проделывается и на Земле, однако здесь количество ткани, которую можно напечатать, ограничено из-за гравитации, под воздействием которой хрупкий материал разрушается. В космосе же учёные скоро смогут печатать целые органы. Учитывая дефицит доноров органов на Земле (не говоря уже о Марсе), подобные научные исследования могут очень помочь человечеству; однако законы, которые бы регулировали их в космосе, отсутствуют. На борту МКС принято применять законы той страны, из которой родом учёный. Например, если открытие было сделано в Японском экспериментальном модуле, то считается, что оно было сделано в Японии. Но это потому, что так договорились страны-участницы. А вот если японский астронавт убьёт японского коллегу в японском модуле, на этот случай будет распространяться юрисдикция страны, в которой зарегистрирован запущенный в космос аппарат — по аналогии с законами о регистрадии судов и самолётов. Сложнее было бы, если бы произошло убийство с участием представителей разных стран и в проходе, соединяющем модули — и ещё сложнее, если бы это произошло в открытом космосе.А что если бы убийство произошло на Орбитальном экспрессе по пути в КосмоТель — миллионозвёздочный отель с 200 номерами на орбите Луны? Или даже в самом отеле. Что если вдобавок КосмоТель принадлежит частной индийской компании, штаб-квартира которой находится на Сейшелах, а сам отель построен из деталей, сделанных в Японии, и доставленных на ракетах, запущенных из Казахстана, США и Китая? Удачи, космический инспектор Пуаро.

На сегодняшний день простых ответов нет. К счастью, случаи, реально имевшие место в космосе, намного более прозаичны и просты, чем описанный выше сценарий. В 2019 году бывшая жена астронавта НАСА Энн Макклейн обвинила её в том, что та незаконно получила доступ к её банковскому счёту во время нахождения на борту МКС. НАСА провело расследование и заключило, что обвинения беспочвенны; Макклейн позже подала встречный иск за клевету. А астронавт миссии «Аполлон-13» Джек Свигерт забыл вовремя подать налоговую декларацию и вспомнил об этом только когда был в космосе. В итоге Свигерт получил отсрочку на том основании, что находился «за пределами страны».Что если люди поселятся на другой планете — какие законы будут действовать там? Будет ли эта «колония» управляться с Земли? Любая колония, скорее всего, рано или поздно захочет сбросить оковы метрополии и сформировать собственное правительство. Чем дальше в космос, тем труднее будет следить за соблюдением земных законов. Как мы знаем, компания Илона Маска SpaceX планирует отправить людей на Марс. Помимо прочего, SpaceX предоставляет интернет-связь Starlink. В пользовательском соглашении Starlink есть следующие слова: «Касательно услуг, предоставляемых на Марсе или по пути на Марс на борту Starship или другого космического корабля, стороны признают Марс свободной планетой, на которую не распространяются земные законы. Соответственно, споры будут урегулированы на основе принципов самоуправления после заселении Марса».Принципов самоуправления? Кто осуществляет это управление и определяет его принципы? Статья II Договора о космосе гласит: «Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит национальному присвоению». Статья III гласит, что государства могут осуществлять деятельность в космосе исключительно «в соответствии с международным правом». На аргумент о том, что Илон Маск — не государство и поэтому не связан данными правилами, можно ответить, что, согласно Договору, государства «несут международную ответственность за национальную деятельность в космическом пространстве». Но к тому времени, как SpaceX произведёт запуск из Гондураса и переместит штаб-квартиру из США в Панаму, Маск уже будет шерифом Округа Марс. Посмотрим, как супербогачи будут управлять своими «колониями».

Многосторонние соглашения, правила поведения и меры по укреплению доверия не поспевают за развитием частных компаний вроде SpaceX, Virgin Galactic и Blue Origin. Если частное лицо или компания создаст поселение на другой планете, за «правителями» этих новых внеземных «колоний» потребуется наздор. Если мы хотим избежать космической версии Ост-Индской компании с её частной армией и фактической оккупацией части Индии, нам нужны соответствующие законы.

Есть и другие, более неотложные вопросы, по которым необходимо международное сотрудничество. Один из них — вопрос космического мусора. По оценкам НАСА, на орбите Земли находится более 27 тысяч фрагментов мусора крупнее 10 сантиметров в диаметре (то есть примерно размером с грейпфрут), 500 тысяч — диаметром от 1 до 10 сантиметров (теннисный мяч имеет 7 сантиметров в диаметре) и 100 миллионов — диаметром более 1 миллиметра. Хоть большинство фрагментов и маленькие, они движутся со скоростью 25 000 километров в час. Сантиметровый осколок, двигающийся с такой скоростью, может генерировать столько же энергии, сколько небольшая машина, двигающаяся со скоростью 40 километров в час.Учитывая количество спутников на орбите, проблема будет лишь усугубляться. SpaceX планирует запустить 40 тысяч спутников Starlink; новый стартап под названием Astra подал заявку на запуск 13 600; а Amazon хочет вывести на орбиту 3 200. И это только в Америке. Специалисты прогнозируют, что к 2050 году на орбите может быть не менее 250 тысяч спутников.Больше спутников — больше мусора. Больше мусора — более высокая вероятность возникновения синдрома Кесслера, то есть ситуации, при которой количество мусора на орбите увеличивается настолько, что столкновения начинают происходить регулярно. После этого количество мусора начинает расти лавинообразно. Однажды облако мусора сталкивается с телескопом «Хаббл», который в свою очередь врезается в «Шаттл», а тот — в МКС. Вы, возможно, помните, что данная идея легла в основу научно-фантастического фильма »Гравитация» (2013). Она была позаимствована из статьи консультанта НАСА Дональда Кесслера, который описал этот сценарий в 1978 году. По мнению Кесслера, лавинообразный процесс будет продолжаться до тех пор, пока все спутники не будут уничтожены, а образовавшееся кольцо мусора сделает запуск космических кораблей невозможным.

Угроза, которую несёт космический мусор, реальна. МКС не раз приходилось маневрировать, чтобы избежать столкновения с обломками. Были и столкновения аппаратов друг с другом. Самый известный случай — столкновение бездействующего российского спутника связи «Космос-2251» с американским спутником «Iridium 33» над Сибирью в 2009 году. В результате этого инцидента мусор на орбите пополнился ещё 2 тысячами фрагментов.Ведётся работа по сокращению количества мусора, однако есть много сложностей. Одна из них — это то, что мусор не образуется случайно. Спутник — лакомная мишень. США впервые провели испытания противоспутникового оружия (ASAT) в 1959 году. Программа была продолжена Кеннеди и последующими президентами; её кульминацией стала Стратегическая оборонная инициатива Рейгана, также известная как «Звёздные войны». Само собой, Советский Союз тоже работал над аналогичной программой. На станции »Салют» даже установили пушку, из которой в 1975 году стреляли в атмосферу. Не совсем луч смерти из научно-фантастических фильмов, однако это была первая пушка в космосе. Чтобы навести её на цель, вся 20-тонная станция должна была повернуться в сторону мишени и включить двигатели одновременно с выстрелом (иначе станцию силой отдачи отправило бы в бездну). Тестовая стрельба проводилась только один раз — и после того, как станцию покинули космонавты.С тех пор многое изменилось. Сегодня есть самые разные виды высокоточного оружия для уничтожения спутников — как с Земли, так и из космоса: баллистические ракеты, лазеры, направленная энергия, а также кибератаки. Ещё можно распылить химическое вещество, чтобы «ослепить» спутник. А гидравлическая рука, предназначенная для захвата мусора, может быть легко превращена в оружие.

Тим Маршалл: Будущее географии. Как политика в космосе изменит наш мир. Часть 3: Завтрашний день
Часть третья — будущая война в космосе, спутники-телохранители, лунные пещеры, орбитальные города, солнечные паруса и кротовые норы
syg.ma
Тим Маршалл: Будущее географии. Как политика в космосе изменит наш мир. Часть 3: Завтрашний день

В 2007 году Китай запустил с космодрома Сичан баллистическую ракету с кинетическим перехватчиком (KKV), который уничтожил бездействующий китайский спутник на высоте 863 километров. KKV иногда называют «умными камнями», поскольку они не имеют взрывающейся боеголовки, а просто врезаются в цель. Самое сложное в подобной атаке — поразить цель на необходимой скорости. Кинетический перехватчик движется со скоростью нескольких километров в секунду, а мишень — ещё быстрее. Малейшая ошибка в расчётах — и попадания не произойдёт. В ходе испытаний 2007 года KKV весом около 600 килограмм столкнулся со спутником на суммарной относительной скорости 32 000 километров в час. При подобной скорости твёрдые объекты ведут себя как жидкости; два объекта, по сути, прошили друг друга насквозь, образовав облако пыли из тысяч крошечных осколков металла. Другие космические державы были возмущены. В результате этих испытаний образовалось больше космического мусора, чем из-за всех предыдущих инцидентов в истории космических полётов.Выводы не были сделаны. В 2021 году Россия провела испытания, в ходе которых ракетой наземного базирования уничтожила один из своих спутников. Спутник разлетелся на более чем 1 500 обломков, которые начали обращаться на одной орбите с МКС. Астронавтам и космонавтам на МКС приказали перейти в свои корабли на случай эвакуации.ASAT — не единственный способ уничтожать спутники. Страны продолжают совершенствовать средства радиоэлектронной борьбы (взлом или глушение спутников). Однако вряд ли какая-либо из стран будет ограничиваться этими средствами из-за опасений, что у врага есть кинетическое оружие. А кинетическое оружие гарантированно приведёт к увеличению количества мусора. Чтобы этого избежать, необходимо соглашение о запрете ASAT. А это будет сложно.

В 2014 году была предпринята попытка запретить ASAT. Россия и Китай настаивали на внесении поправок в проект документа, согласно которому под запрет подпадало только оружие космического, а не земного базирования. США выступали против поправок по той же причине. Обсуждение зашло в тупик.

Однако в 2022 году США объявили односторонний мораторий на испытание противоспутникового оружия вертикального запуска. Вице-президент Камала Харрис назвала подобные испытания «безответственными». Тем не менее, в ближайшем будущем количество космического мусора, скорее всего, будет только увеличиваться, поэтому мы должны искать способы бороться с ним.Можно ли просто сбивать мусор? Проблема в том, что любое устройство для уничтожения космического мусора может также применяться в военных целях. Уборкой крупных обломков могут заниматься также специальные космические корабли, однако некоторые страны опасаются, что такие корабли будут использоваться в качестве прикрытия для вражеских сил. Частные компании пытаются получить прибыльные контракты на строительство космических кораблей, которые бы захватывали крупные обломки при помощи сетей или гарпунов. Однако что если японская компания получит контракт от правительства США на уборку китайского мусора, в том числе бездействующих спутников, чтобы расчистить место для американского проекта? Любые планы и правила, связанные со спутниками, неразрывно связаны с вопросами национальной безопасности.Есть много других областей, в которых необходимы соглашения. Мощная вспышка на Солнце может иметь катастрофические последствия для мировой экономики. Спутники на низкой околоземной орбите и средства связи на Земле будут уничтожены, а отключения электричества и «интернет-апокалипсис» спровоцируют массовые беспорядки.

Что-то подобное, хоть и в меньших масштабах, имело место не так давно. В марте 1989 года астрономы зафиксировали мощную вспышку на Солнце. Через несколько минут облако газа весом миллиард тонн двигалось по направлению к Земле со скоростью более миллиона километров в час. Через 2 дня облако заряженных частиц столкнулось с магнитным полем Земли, вызвав сильнейшую геомагнитную бурю, которая привела к масштабным сбоям в энергосистеме канадской провинции Квебек: выключились все лампы, компьютеры, холодильники, печи, лифты и светофоры. Подача электричества возобновилась только через 12 часов.Учитывая, что функционирование инфраструктуры, ведение торговли и войны невозможны без спутников, возникает вопрос: какие меры предпринимают государства, чтобы их защитить? Сангита Абду Джиоти из Калифорнийского университета в Ирвайне отвечает: «Насколько мне известно, нет никаких международных соглашений или планов на случай масштабной геомагнитной бури, хотя недавнее исследование показало, что только в США потери для экономики будут составлять 40 миллиардов долларов в день». То же самое касается угрозы столкновения Земли с астероидом диаметром более 1 километра. У нас нет плана действий на случай если события фильма »Не смотрите наверх» произойдут в реальности. Но не всё безнадёжно. НАСА разработало проект DART («испытания перенаправления двойного астероида»). В ходе испытаний, которые прошли в ноябре 2021 года, ракета-носитель Falcon 9 вывела в космос аппарат размером с большой холодильник. Через 10 месяцев он столкнулся с астероидом Диморф (диаметром 160 метров) на скорости 23 760 километров в час, сместив тот с орбиты. Это был первый случай в истории, когда человек изменил орбиту космического тела. Затея обошлась в 325 миллионов долларов.

Решать подобные проблемы было бы легче, если бы существовали законы, способствующие сотрудничеству между главными космическими державами, в первую очередь США и Китаем. Китай также разрабатывает свою систему по изменению траектории астероидов с целью защитить Землю.Сегодня у нас есть технологии, позволяющие обнаруживать потенциально опасные астероиды за 25 лет до предполагаемого столкновения. В 2004 году прогнозировалось, что астероид Апофис (размером с Эмпайр-стейт-билдинг) с вероятностью 2,7 процента столкнётся с Землёй в 2029. Однако позже было установлено, что этого не произойдёт, и астероид 13 апреля 2029 года пройдёт мимо Земли на расстоянии 37 тысяч километров (что всё равно близко). Помимо соображений национальной безопасности, заключению соглашения в данной области препятствует вопрос бюджетных средств. Эверетт Долман называет эту проблему синдромом урагана «Катрина». Ураган «Катрина» обрушился на Новый Орлеан в 2005 году и привёл к смерти более 1 800 человек. Подобный катаклизм случается раз в сто лет. Убедить избирателей платить более высокие налоги для защиты от такого урагана достаточно трудно, а уж когда речь заходит о событии в космосе, происходящем раз в тысячу лет… Гонка вооружений в космосе уже идёт, и её нужно остановить. Нам нужны договорённости по вопросам обмена данными, ресурсов, уборки мусора, утилизации космических аппаратов, свободы передвижения, осведомлённости о ситуации и управлении космическим движением. Большая тройка космических держав — Китай, США и Россия — на сегодняшний день соглашаются по очень немногим вопросам. Каждая имеет собственные амбиции и с подозрением относится к другим. И китайцы, и американцы хотят писать новые международные правила деятельности в космосе. Остальные страны должны будут убедить их в том, что сотрудничество в их интересах.Космическое законодательство куда менее совершенное, чем в других областях. Оно нуждается в обновлении или даже написании заново. Технологии опережают законы. А без законов в астрополитике — как и в геополитике — действует закон джунглей.

© Tim Marshall


Оригинал можно почитать тут.

Author

Comment
Share

Building solidarity beyond borders. Everybody can contribute

Syg.ma is a community-run multilingual media platform and translocal archive.
Since 2014, researchers, artists, collectives, and cultural institutions have been publishing their work here

About