«Империя повернулась на восток»: как построена выставка «Романовы: от царя до императора». Часть 1.

Pavel Ovchinnikov
14:23, 05 июля 2021
Добавить в закладкиДобавить в коллекцию
Экспонаты, представленные на выставке - уникальны. Большинство из них хранятся в сокровищницах в единственном экземпляре.

Экспонаты, представленные на выставке - уникальны. Большинство из них хранятся в сокровищницах в единственном экземпляре.

Когда первые Романовы после тяжелейших десятилетий Смуты пытались собрать Россию по крошечным лоскутам, возвращая власть Московского престола на западных землях, на обширных восточных территориях, где сейчас находятся Хабаровск, Владивосток и Благовещенск, жили бесчисленные племена без каких-либо форм государственности и господствовала только что появившаяся на карте Цинская империя.

И даже в 1721 году, когда Пётр I провозгласит Россию империей, обширные земли сегодняшнего Хабаровского, Приморского краёв и Амурской области всё ещё не были под властью российской короны. Да и в те территории, на которых проживали объясаченные племена (то есть обложенные данью — «ясаком») и строились казачьи остроги, указы государя шли несколько месяцев. Частью России их было назвать также сложно, как и неподконтрольные земли за фронтиром.

Однако именно с первыми царями из династии Романовых связано начало экспансии на Дальний Восток и окончательное присоединение огромной территории к Российскому государству. Вплоть до середины XVIII века почти все государи: от Михаила Фёдоровича до Петра Алексеевича отправляли в Сибирь купцов, казаков, служивых людей и путешественников-исследователей для освоения тех территорий, которые, возможно, не освоены до сих пор.

Россия колонизировала и покоряла саму себя, процесс «внутренней колонизации», как написал бы Александр Эткинд шёл с быстрыми темпами и это приносило свои плоды: царские наряды, вышитые золотыми нитями и украшенные россыпью драгоценных и полудрагоценных камней, серебряная и золотая посуда, наградное оружие, доспехи, дорогие меха и пушнина — всё стекалось в Московию с покоренных территорий Дальнего Востока.

Многие вещи, представленные на выставке, созданы русскими мастерами именно в период, когда на безжизненных пространствах стали появляться первые заводы и мануфактуры.

Для осознания роли Дальнего Востока в перерождении Российского государства, понимании церемониала самого закрытого и традиционного периода российской государственности и, конечно же, возможности ощутить соприсутствие прошлого, я взял интервью у кураторов выставки из Музея Московского Кремля, а также научных сотрудников Музея Дальнего Востока имени В. Арсеньева. Они рассказали о концепции, поделились своим мнением об экспонатах, о запросе граждан на подлинность и невольно ответили на вопрос: «Почему Владивосток должен увидеть это сейчас?».

В данной части представлены два интервью: с Анной Щербаковой, ученым секретарём Музея Дальнего Востока и ведущим научным сотрудником сектора зарубежного искусства «Оружейной палаты» Музеев Московского Кремля, куратором выставки Ириной Горбатовой.

«Кремль приезжает к вам домой»: Анна Щербакова, ученый секретарь Музея Дальнего Востока о монтаже выставке, запросе общества на уникальность и самых любимых экспонатах.

— Что самое особенное, помимо того, что в экспозиции представлены уникальные вещи в единственном экземпляре, может увидеть здесь зритель Дальнего Востока?

Вы сами ответили на свой вопрос. Экспонаты! Это уже третья партнерская выставка нашего музея с Музеем Московского Кремля, первые две — «Карта России. Вехи истории» и «За службу и храбрость: награды России». И у нас предстоит ещё два выставочных проекта в рамках соглашения.

Все выставки, и эта — не исключение, а, может быть, даже в большой степени, позволяют жителям Приморского края и Дальнего Востока и регионам близким к нашему макрорегиону, увидеть историю в её вещественном воплощении; не на страницах учебников, а непосредственно.

Мне сейчас Сергей (Сергей Зверев — заведующий Отделом нумизматики и археологии Музеев Московского Кремля — прим. автора) говорил о Петре I, надо же понять, как он выглядел! И это необходимо делать через предметный ряд, что достаточно редко можно сделать на Дальнем Востоке, регионе, который не обладает необходимыми экспонатами в силу своего «возраста». Это удивительный шанс — посмотреть на то, что когда-то мы все видели в каких-то фильмах, учебниках, иллюстрациях.

Это удивительный шанс — посмотреть на то, что когда-то мы все видели в каких-то фильмах, учебниках, иллюстрациях.

Да и увидеть трофеи Полтавской битвы, которые абсолютное большинство знает по произведению А.С. Пушкина. Жители нашей страны могут не стоять в очереди в оружейную палату, а увидеть всё здесь. Кремль приезжает к вам домой.

— Это удивительно. Обойти всё несколько раз. Действительно, великолепная возможность. Меня интересуют ещё специальные проекты и экскурсии.

Да, будут экскурсии от сотрудников нашего музея, их подготовят совместно с коллегами из Музея Московского Кремля, у нас также предполагается аудиогид, выставку можно будет увидеть вместе с комментариями эксперта.

Кроме того, будут организованы инклюзивные занятия. Здесь расположится специальная станция с тактильным экспонатом для слабовидящих посетителей, будут организованы различные образовательные занятия для детей разного возраста сотрудниками нашего образовательного отдела.

Поэтому на такие выставки необходимо приходить ни один раз, потому что можно увидеть многие вещи совершенно по-разному, саму выставку можно считать по-разному: можно смотреть на вещи царей, можно смотреть как на историю России, так и на историю церемониала. А ещё лучше — получать эстетическое удовольствие от вещей представленных тут. За это, конечно, спасибо мастерам, которые в своё время это сделали и реставраторам музея Московского Кремля.

— Недавно открылся мультимедийный комплекс «Россия — моя история», где простым и понятным для широкого зрителя языком рассказывается история Отечества с помощью диджитал-технологий. Здесь — всё абсолютно подлинное. Эти направления взаимно дополняют друг друга?

Мультимедиа имеет очень плохое свойство: мультимедиа музейная устаревает в два раза быстрее, чем телефон у вас в руках, который иногда намного эффективнее чем музейное оборудование. Он позволяет вам делать больше.

И поэтому, на мой взгляд, у мультимедийных музеев, достаточно сложное будущее. Здесь же — настоящий предметный ряд. Человеку в эпоху цифровизации хочется увидеть подлинный предмет. Футурологи, которые работают с прогнозированием будущего, говорят про то, что всё больше человек будет отходить от цифровой культуры и приходить к «живым практикам». Имеется ввиду, гончарное мастерство, вязание и другое.

Именно за предметом идут люди в музей, так как цифра у них есть дома. Оценить качество предмета они могут только в музее, тогда они начинают по-другому относиться к тому, что они хранят сами. Это также вопрос о подлинности памяти. Каждый музей должен разделять миссию хранения памяти: вы можете принести любой экспонат нам (в музейное учреждение- прим. автора), возможно, так для вас предмет будет иметь гораздо большее значение.

— Вы работаете на выставке, такой последний, личный вопрос, какой предмет или спектр предметов Вам показались наиболее интересными?

У меня тут три любимых экспоната. Во-первых, этот тарч (щит, снабженный наручем и клинком) — это уникальный экспонат, который существует в одном единственном экземпляре. Он недавно вернулся с реставрации и экспонируется второй раз. Я, когда прочитала первый раз о нём, мне очень хотелось его увидеть.

Во-вторых, ботфорты Петра Великого, потому что они дают возможность сопоставить его одежду и личность царя, особенно, если ты знаешь, что у Петра I был тридцать восьмой размер ноги. И вот этот ботинок огромный…

У Петра I был тридцать восьмой размер ноги. И вот этот ботинок огромный…

И третий, безусловно, этот экспонат потряс меня, когда мы только начали работать с экспозицией, я очень хотела его увидеть — жезл Карла 12. Когда ты видишь его (шведского императора — прим. автора) в учебнике на картинках, размахивающего этим жезлом — это одно, а тут, когда есть возможность увидеть жезл живьём, ты понимаешь, что это сама история.

— Спасибо!

"Здесь нет проходных вещей, всё уникально": ведущий научный сотрудник сектора зарубежного искусства «Оружейной палаты» Музеев Московского Кремля, куратор выставки Ирина Горбатова об экспонатах, концепции и личных вещах.

— Расскажите о вещах, о концепции выставки, что в ней самое удивительное и особенное?

На самом деле здесь нет проходных вещей. Каждая вещь интересна по-своему, каждая заслуживает отдельного рассказа, отдельного упоминания. Из вещей которые имеют значимость, действительно, глобального масштаба — это, несомненно, две тканевые вещи: платно, парадный царский наряд и налатник — это тоже парадное одеяние государя, которое одевалось поверх доспехов во время парадного воинского выезда».

Иконы, которые представлены на выставке — это иконы тезоименных нашим государям святых, то есть иконы их небесных покровителей, выполненные самыми лучшими художниками того времени, в частности, главой московской школы, великим иконописцем Симоном Ушаковым».

Практически 80% вещей, представленных на выставке, мемориальные, то есть они принадлежали государям династии Романовых и людям, которые так или иначе очень близко были с ними связаны.

Практически 80% вещей, представленных на выставке, мемориальные, то есть они принадлежали государям династии Романовых.

-И вопрос про личность и личные вещи Петра I. Это особенный государь, но иногда образ, который представлен на портретах, в учебниках не совпадает с реальностью. Какое представление об императоре Петре даёт эта выставка?

Ну, поскольку для самого Петра и Москва, и Кремль — это был ранний период его жизни, то Музей Кремля обладает уникальными экспонатами, связанными именно с его детством и юностью. В частности, платно (мужское платье) которое я уже упоминала — это платно Петра как юного царя, он ещё не провел свои реформы и не совершил свои военные подвиги.

Но у оружейной палаты была всегда своя особенность и своя специфика: как государственная сокровищница она является хранилищем именно реликвий, не только произведений искусства, хотя это безусловно, но это ещё и исторических реликвий нашей страны. Поэтому в нашей коллекции есть и вещи ещё более поздние, в том числе личные.

Это его ботфорты, которые, по преданию, он сшил себе сам также, как и трость, которую он тоже сделал самостоятельно, поскольку помимо своей основной профессии быть русским государем, он владел ещё 17 рабочими ремёслами.

Во второй части Сергей Зверев — заведующий Отделом нумизматики и археологии Музеев Московского Кремля — расскажет об экспонатах, церемониале XVII века и положении царевен, которые всю жизнь были вынуждены сидеть в застенках крепостных стен и монастырей.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.
Добавить в закладки

Автор

File