Написать текст

СССР — не место на карте

Pavel Teleshev

Недавно смотрел картину «Волга-Волга» Григория Александрова и в очередной раз убедился, что тоталитарное искусство мертво по сути. Простенький сюжет, одна мелодия, вбитая накрепко в мозг, теплоход «Иосиф Сталин» и скоморошьи кривляния. Джугашвили любил низкопробное. Еле досмотрел, но вглядывался в лица актеров, пытался найти оттенок ужаса во взглядах. Нет, пелена в глазах народа от слез умиления была прочна. «Волга-Волга» вышла на экраны в 1938 году, многие жители страны уже были расстреляны и похоронены в безымянных могильниках. По ночам приезжали к подъездам тихие, яростные тени и увозили с собой в никуда отцов, братьев, мужей, сыновей, жен, дочерей, матерей. Актеры из фильма Александрова наверняка слышали, и не раз, бухтенье дребезжащего воронка в темноте, сжимались от страха в своих постелях, потом постепенно отпускало, и они шли на съемки, где изображали ликование и радость, что живут в такой стране. Смотря фильмы Александрова и прочих деятелей, необходимо помнить об этом. Когда одна часть населения истреблялась, другая делала вид, что жить хорошо. Многие ли из этих актеров выжили во времена террора? Наверняка часть из них также «смахнула» с лица Земли заботливая рука отца народов.

На «Кинопоиске» прочитал отзыв о фильме. Привожу почти полностью: «Добрый, музыкальный, жизнерадостный — разве можем мы подобрать такие эпитеты к современным российским фильмам? Однако ведь снимали же такие! У нас, в Советском союзе. Однако мое поколение благодаря нашим СМИ практически ничего не знает о замечательном советском кинематографе.

Поначалу очень непривычно — очень велика разница с современными модными хитами. Потом через некоторое время фильм затягивает, потом не оторваться, а с титрами ощущаешь невероятные позитивные эмоции. Сколько искреннего смеха, любви к людям, к музыке, гордости за свой народ! Если вам знакомы эти чувства, то вы полюбите этот фильм.

Позже я узнал, что «Волга-волга» это любимый фильм Иосифа Виссарионовича Сталина. Еще одна причина, по которой его нужно посмотреть. Поможет понять, что за идеи были у этого человека, какой народ он любил и каким видел будущее.

По-настоящему русский фильм».

Написавшему 22 года (на момент рецензии), и возможно, если ему будет интересно, однажды он прочитает про Иосифа Виссарионовича правду, а не бред о его гениальном менеджменте и идеях (!). Ведь, если тупо смотреть на экран, там что-то ритмично движется и пляшет в пыли. А если подумать, то с экрана телеграфируются мысли о том, что кухарка способна управлять государством, что таких «доброхотов», как Бывалов, мы прищучим, а дружба братских народов для нас — святое дело. Думающие люди знают, как насильственно переселялись братские народы, какие именно кухарки пришли в управление государством, и на сколько лет «посадили» директоров, начальников и прочих. Все это здесь, в фильме «Волга-Волга». И это можно увидеть, если знать хотя бы такой факт: один мальчик напи́сал на снегу слово «Сталин». Его отца расстреляли по доносу.

Спустя время решился на просмотр другой, также всенародно любимой ленты, «Летят журавли» Михаила Калатозова. Снята и сыграна она гениально, «Золотую ветвь» дали не просто так. Но во время просмотра что-то внутри зудело, шел внутренний раздрай. В фильме притаилась червоточина, фальшь, наглая ложь. Почитал отзывы, у многих претензии к главной героине: как она могла, предательница, да такие — вообще нелюди, какая она, на хрен, героиня? В негодовании массы. Нет, к героине у меня претензий нет. Она свой ад в себе несет, она в курсе, что и почему сделала, не в бессознанке через это прошла, иначе не было бы ее на Белорусском вокзале в финале. И до меня доходит: это 1957 год, люди начали отходить от морока сталинской эпохи, ХХ съезд, оттепель, фестиваль молодежи и студентов, новая страна, та, в которой так хотелось жить героям и зрителям данелиевского «Я шагаю по Москве». Память о войне еще жива. Но! НО! В финальной сцене картины Калатозова, в этой одурманенной эйфорией, цветами, лобзаниями, встречами и слезами сцене нет ни одного инвалида. А ведь их с войны везли вагонами. Есть такая сцена в книге Эдуарда Кочергина «Крещенные крестами»: пришел поезд, а из окон наружу глядят солдаты. Кто без глаза, кто без руки, мало не искалеченных. В вагон вбегает женщина и выходит оттуда с мужем на руках, обрубком без рук и ног. Одна старуха, увидев это, падает на колени и начинает креститься: «Богородица!».

После войны Сталин распорядился, чтобы всех увечных, изуродованных войной, из Москвы (и не только) убрали. Это ему мы обязаны нашему отношению к инвалидам, как к заразным, больным, отбросам. Благодаря его «идее» наше сердобольное общество подает лже-нищенкам с лже-детьми для успокоения совести, но совершенно нетерпимо к любому виду увечий. Вот в чем главная ложь и мерзость фильма «Летят журавли»: он заставляет зрителя преисполниться отвращения (именно отвращения, иначе там не было бы огнеметного монолога главврача про таких, как она, предательниц) к героине, предавшей свою любовь. А то, что целая страна предала тех, кто был раздавлен войной, защищая Родину, проходит мимо мозгов, даже не брезжит на периферии сознания. Чтобы понимать масштаб предательства, можно посмотреть ролик о количестве погибших солдат во время войны. Когда это не цифра с нулями, а попытка донести до зрителя, что за нулями — огромное количество людей. Так вот, когда видишь, что советских солдат погибло около 20 миллионов, возникает ощущение, что немцев останавливали голыми руками и забрасывали телами. Так оно и было, по сути. То, что кто-то в этой мясорубке выжил, делает человека богом поцелованным, это были настоящие герои! Но по приказу Сталина их вымели отовсюду (полагаю, это делали те, кто сидел в тылу), а люди быстренько о них забыли: очень удобно. Зато с каждым годом празднование Победы становится все помпезней и краше: цветы, дети, красавцы в военной форме. Вот что лежит в сердце фильма Калатозова.

На этот очерк меня натолкнул рассказ Олега Климова о работе фотографа Александра Родченко на Беломорканале. Там разинул свою пасть такой ад, что волосы встали дыбом. Я знал, что Беломорканал — гигантская братская могила. Но что там было настолько бесчеловечно, не подозревал. Там тоже был концлагерь. И про него выходили фильмы и газеты. Почти также, как в Германии снималась хроника про веселую жизнь евреев в Аушвице, где дети качались на качелях, а женщины пропалывали грядки и смеялись. Ложь. Советский союз был царством лжи, и остается им. Нет никакой России, мы продолжаем жить в СССР, хоть его и нет на картах. Кому-то так удобнее, кто-то не знает иного мироустройства. Но я говорю про официальную версию. Разумеется, Россия есть. Просто она малочисленна, ведь большая часть населения страны находится в болоте повседневных забот, густо припорошенных официальной политикой шизофрении. Надеюсь, эта Россия переживет уродливый НКВД-шный строй. Когда память будет восстановлена по крупицам. А начинать надо с себя.

Подпишитесь на наш канал в Telegram, чтобы читать лучшие материалы платформы и быть в курсе всего, что происходит на сигме.

Автор

Pavel Teleshev
Pavel Teleshev
Подписаться