radio.syg.ma


radio.syg.ma is a community platform for mixes, podcasts, live recordings and releases by independent musicians, sound artists and collectives
Create post
Сто историй Басманного района

Истории председателя ТСЖ Дома на Фурманном Татьяны Лебедевой

ЦТИ Перспектива 🔥
+2

Наш дом построил архитектор Александр Ржепешевский, и мы думали, что он единственный в Москве, но обнаружили такой же на улице Макаренко. Я читала, что Ржепешевский успешно работал с архитектором Васильевым: они процветали, множество домов построили в Харькове, и, когда начались репрессии, Васильев уехал и стал чуть ли не главным архитектором Нью-Йорка. А вот архитектор Ржепешевский задержался в связи с какой-то вспыхнувшей любовью. Он якобы жил в доме на Фурманном и умер во время войны, поднимаясь на пятый этаж без лифта с вязанкой дров.

Я хорошо помню день открытия детского кафе, которое было прямо над прудом, где сейчас фитнес-центр этот. По модной в 60-е годы архитектуре огромное здание на столбах, которые прямо из воды торчали. Концепция была такая: только взрослые с детьми. Взрослые без детей не обслуживались. Официанты оделись сказочными персонажами: Лисичка, Красная Шапочка, Медведь. Газировка, дюшес, мороженое, все это казалось очень необыкновенно и красиво — окнами на пруд, сидишь в помещении, но у воды — и продолжалось очень недолго. В разгар советско-индийской дружбы на этом месте открыли индийский ресторан с непроизносимым названием «Джалтаран», но и он закрылся быстро.

Здание театра «Современник» в моем детстве было ближайшим к моему дому кинотеатром — «Колизей». Он и строился, как древнеримское здание, с колоннами. А уроки мы прогуливали в другом кинотеатре — «Уран» на Сретенке, там, где сейчас театр Васильева. «Уран» специализировался на фильмах республики Египет, поэтому, прогуливая там уроки на утренних сеансах, мы с подругой говорили: «Лучше бы мы на химии остались».

Я жила на Тургеневской площади, мой дом был прямо там, где теперь чудовищная башня «Лукойла». У папы была комнатка в шесть квадратных метров, и моя кроватка стояла на подоконнике, потому что больше не было места. Коммунальное братство — совершенно замечательная вещь, мы потом в гости друг к другу ездили долгие годы после того, как выселили нашу коммунальную квартиру на Сретенке.

Я очень любила каток на Чистых Прудах. Переодевалка была через дорогу, за трамвайными путями — там, где стояла деревянная бывшая гостиница Стасова, и зимой строили деревянный помост, с фонариками и музыкой, по которому ты прямо из раздевалки на коньках спускался, переходя по этим доскам через трамвайные пути. А потом все стали ломать. Я помню, восьмой класс, мы радостные вылетаем на Тургеневскую площадь и видим, как ломают старую Тургеневскую читальню согласно плану реконструкции 1937 года. Проезжал, говорят, член Политбюро, и сказал: «Что это за старье стоит?» Но как ее ломали! Там стены были толстенные: тракторенок чахлый с грушей чугунной долбил, а от нее только штукатурка отлетала.

Тогда много где в городе были душевые павильоны, и, за неимением дома ванной, мы с мамой ходили со Сретенки в душевой павильон на Лубянке, где сейчас парикмахерская «Мысин-студио». Раньше тоже была парикмахерская, а душевой павильон располагался в подвале. И это действительно был целый душевой комплекс. Как сейчас аквапарк: много всяких отделений, целый помывочный комплекс. Кабинки достаточно объемные, лавки, где можно вещи положить, душ. Платные, но вполне доступные, тем более, что мои родители были инженеры с зарплатой по 115 рублей — это очень немало считалось.


Subscribe to our channel in Telegram to read the best materials of the platform and be aware of everything that happens on syg.ma
+2

Author